- Как возникла в гимназии сама идея обучать часть ребят не в классе, а через семью?

- Вообще домашнее, семейное обучение - наиболее древняя и традиционная из всех форм образования. Закон «Об образовании» впервые после 1917 года создал у нас в стране правовую базу для его возрождения и развития. В законе записано, что возможно сочетание школьного и семейного обучения. А мы у себя ввели эту форму практически сразу, как стали гимназией. Потому что появились дети, которым стало очень тяжело учиться, и, значит, их было нужно отправлять в массовую школу. А отправлять их туда было очень жалко. И тогда мы им предложили, не покидая гимназию, перейти на новый режим учебы. Это было в начале 90-х. А в 1995 году мы уже стали городской экспериментальной площадкой.

- А в чем разница между экстернатом и семейной формой обучения?

- На мой взгляд, по сути, это одно и то же. Экстернат ведь предполагает самостоятельное обучение все равно в семье. Но федеральные документы эти формы разводят. В законе прописано, что родители детей, обучающихся по семейной форме, получают финансирование от государства - по нормативу. Кстати, непонятно, как этот норматив рассчитывают, ибо одна и та же сумма полагается и первокласснику, и выпускнику. Да и далеко не везде, в отличие от Москвы, эти суммы выплачивают. «Семейники» числятся в контингенте школы в отличие от «экстерников».

- И что это за ребята, в чем их особенность?

- Семейная форма очень удобна для разных групп детей. Тем, кому трудно учиться в коллективе (с замедленным темпом психических процессов, быстрой утомляемостью и т.п.). Тем, которые очень отстали в учебе: одно время у нас учились дети беженцев, пропустившие несколько лет учебы, а в младшие классы их ведь не посадишь. Или, наоборот, это дети, которые очень рано определились, - спортсмены, музыканты, художники, у которых основная часть жизни посвящена призванию. Работа с ними требует разработки индивидуальных программ обучения по их выбору.

- Как в реальности организован процесс взаимодействия гимназии и семьи?

- Организация может быть разной, но ответственность за обучение ребенка берут на себя родители. Они получают от государства деньги и сами решают, в какой форме организовать это обучение. Могут учить сами, могут нанять учителя где хотят, а могут обратиться за помощью в школу. Самый популярный - третий вариант.

И тогда мы заключаем с родителями договор на оказание платных образовательных услуг. Педагог начинает работать с ребенком как учитель-консультант, количество консультаций и выбор предметов зависят от желания родителей. Составляется график, по которому ученик приходит к учителю и работает с ним индивидуально. Подчеркиваю это, ибо у «семейников» все такое разное, что обучение в группе невозможно. В индивидуальном учебном плане определяется, какой предмет, по какой программе, по каким учебникам, в каком темпе изучается. Можно обычную годовую программу по одному предмету растянуть на два года, а по другому можно, наоборот, ее пройти за полгода.

...У нас были исследования, которые показали: у «семейников» гораздо лучше сформированы навыки самостоятельного учения.

- В вашу гимназию принимают с пятого класса. А есть ли у вас аналогичный опыт с малышами?

- Мы его называем «семейной формой первой ступени». Здесь мы уже формируем группы - не больше 12 человек. С ними работает учитель начальной школы два или три раза в неделю. Это уже не консультации, а своеобразные уроки по особым технологиям - ведь учитель в два раза меньше времени проводит с детьми, и их у него в два раза меньше, чем в обычном классе. Идут занятия по русскому, математике, чтению 3 дня в неделю, все остальные дни с детьми должны заниматься родители, включая домашние задания. Еще один день в середине недели - развивающий, под названием «Клуб эстетического воспитания», где дети занимаются хореографией, музыкой, изо, физкультурой, «лего» собирают... Ко второму классу добавляется еще английский язык. То есть фактически получается бесплатная «частная школа», хотя я мечтаю о возрождении классической гимназии. Полученных родителями денег практически хватает, чтобы оплатить всю эту модель обучения.

- Но, очевидно, бывают случаи, когда родители экономят на детях, лишая их групповых занятий, консультаций?

- Одна такая мама приводила сына только сдавать зачеты. А мальчик был очень хороший, способный. Когда был маленький, все шло нормально, но когда пошел в восьмой класс и начались физика, химия, лабораторные - как это самому осилить? Короче, выпустили мы его с огромным трудом после девятого класса. А мог бы учиться блестяще.

Вообще для успеха семейного обучения крайне важна позиция родителей. Они ведь становятся не только участниками образовательного процесса, но и организаторами его.

- А как гимназия помогает им в этом?

- В начальной школе учителя дают родителям план занятий на месяц вперед, оказывают методическую помощь по всем предметам. Так же и в средней школе педагоги специально готовят для родителей материалы по организации самостоятельной работы, контрольные тесты, методические комментарии по своему предмету. Но обязательное условие - контроль за учебой ребенка со стороны самих родителей, создание образовательной среды. У них должен быть твердый характер. В результате повышается эмоциональная близость с детьми, укрепляются семейные связи.

- А не чувствуют ли себя «семейники» изгоями в гимназии?

- С чего бы? У них всегда есть возможность вернуться обратно в класс, сдав экзамен. Были и такие случаи.

К тому же «семейники» могут приходить на все наши праздники, вечера, творческие объединения. У нас уже есть династии из многодетных семей: четыре дочери священника, трое сыновей философа из МГУ в разные годы прошли через эту форму обучения.

- Кто обучает этих ребят - те же учителя, что и в обычных классах?

- У нас есть и такие учителя, которые занимаются только «семейниками». Это, я считаю, оптимальный вариант. Среди них - математик, словесник, учитель английского языка. Брали мы историка, но он оказался не таким человеком, какой нужен на этом месте. Тут ведь требуются особые навыки, характер, колоссальное терпение. Дать детям можно в десять раз больше, чем в классе, но и работать в индивидуальном режиме гораздо тяжелее. Привлекаем студентов, для них это уникальная школа истинной педагогики, когда с ребенком один на один, тут и объективность, и технологии совсем другие. Кстати, очень успешны в работе с «семейниками» наши ветераны.

- И последний вопрос: каковы «расценки» ваших услуг?

- К примеру, за последний квартал прошлого учебного года родители получили по пять с половиной тысяч рублей на ребенка, в месяц это примерно полторы тысячи, а консультация стоит 100 рублей. В месяц получается около пятнадцати консультаций.

- Что ж, вполне приемлемый «прожиточный минимум». Репетитора за 100 рублей сейчас нигде не сыщешь...