Когда народ надеется на изменение ситуации в лучшую сторону, он выходит на улицы, пикетирует подходы к Государственной Думе, пытаясь так расставить плакаты и призывы, чтобы их заметили депутаты. Нынешнее отсутствие пикетчиков и наглядной агитации создавало ощущение некой обреченности: все решено, не стоит и стараться, прикладывать усилия.

Многочисленные депутаты и приглашенные сдавали мокрые пальто унылым гардеробщицам, которым в тот день не выдали мизерный аванс по причине отсутствия средств. Депутаты готовились решать глобальные проблемы, а о проблемах тех, кто под боком, судя по всему, даже не подозревали. Этот нюанс, кстати, весьма показателен для нынешних законодателей, иначе почему они не озаботились проблемами заработной платы бюджетников, которые составляют в регионах большую часть голосующего электората?

Перед рассмотрением законопроекта спикер Госдумы РФ Борис Грызлов провел перекличку. В правительственной ложе одиноко скучал вице-премьер Александр Жуков. На вопрос, где все остальные, он бодро отрапортовал: Христенко в Болгарии, Кудрин болен, Зурабов на встрече с генеральным директором Всемирной организации здравоохранения доктором Ли Чон Уком. Так в классах старосты обычно пытаются «отмазать» своих одноклассников, прогуливающих очередной урок. Самое интересное, что Жуков не смутился, когда вдруг появились в ложе и Христенко, и Кудрин, и даже Зурабов, отсутствие которых вице-премьер столь «правдиво» объяснил уважаемым депутатам. Кстати, могли бы и не приходить, потому что ничего нового министры в ходе чтения не говорили, повторяя старые доводы о том, почему нельзя увеличивать зарплату бюджетникам, помощь инвалидам или отпускать необходимые средства на науку. Им сходило с рук даже то, что подчас на высказывание депутатов по одному поводу министры давали ответ совсем по другому. Упускали суть, а как не упустить, если в ложе шла своя, неведомая жизнь. Герман Греф и Виктор Христенко постоянно смеялись над чем-то, жующий Александр Жуков при этом ухитрялся еще вести оживленный диалог с соседкой по ложе - заместителем министра финансов Татьяной Голиковой, довольный всем Михаил Зурабов демонстрировал народу дорогой костюм, подчеркивающий его респектабельность. И только «больной» Кудрин вскакивал по каждому поводу и давал комментарии, то резко отказывая в удовлетворении депутатских просьб и предложений, то вдруг вступая в дискуссии по поводу присуждения Нобелевской премии в области экономики, то приводя в пример себя, молодого, некогда совмещавшего учебу в вузе с работой на заводе и тем самым приумножающего свои доходы плюс к стипендии. То есть ход дискуссии был несколько странноватым и каким-то совсем не дискуссионным. Странным было и то, что не было в зале видно и слышно обычных возмутителей спокойствия - Жириновского и Митрофанова, не отстаивал интересы бюджетников руководитель социального комитета Исаев, не вступали в спор с министрами представители «Родины» и прочие оппозиционеры. Впрочем, что странного, давно известно, что бюджетный пирог был разделен задолго до второго чтения, думское большинство было готово за это проголосовать, а голосование всех остальных, по сути дела, ничего не меняло. Даже предложение депутата, члена «Единой России» Валентины Ивановой об общем увеличении средств на образование отмели с ходу.

У депутатов был шанс если не принять решение о повышении зарплаты бюджетников, то хотя бы выслушать их просьбы и предложения. Депутат Смолин предложил пригласить в Госдуму руководителей трех профсоюзов бюджетной сферы, но против выступил единоросс Валерий Рязанский. Было странно и то, что выступил он вместо отсутствующего Андрея Исаева, и то, что выступил против в то время, как его «однокашники» и былые сослуживцы из Московского авиационного института стояли в пикете у Дома Правительства. Рязанский при этом даже не вспомнил, что перед выборами именно «Единая Россия» обещала по итогам первого полугодия 2004 года увеличить бюджетникам их нищенскую зарплату. Да где ж там вспоминать: обещания ведь дают, когда идут выборы, а когда выберут, можно и не вспоминать, ведь механизма отзыва не выполняющих обещанное у нас нет.

О проекте закона о федеральном бюджете на 2005 год докладывал депутат Юрий Васильев, который рассказал, что бюджет состоит из 11 разделов, что на общегосударственные вопросы выделено почти 479 млрд. рублей, на оборону - 501 млрд., на безопасность и правоохранительную деятельность - почти 399 млрд., на экономику - 234 млрд., на ЖКХ - 6,7 млрд., на охрану окружающей среды - 4,9 млрд., на культуру, кино и СМИ - 38,5 млрд., на здравоохранение и спорт - 82,5 млрд., на социальную политику, включая монетизацию льгот, - 172 млрд. рублей. Принципиально важная статья, предусматривающая расходы на образование, содержала 154 млрд., а на помощь бюджетам регионов выделялось 946 млрд. рублей. Комитет по бюджету рассмотрел 239 поправок, а также возможность увеличения расходов на антитеррористическую деятельность, межбюджетные трансферты, развитие реального сектора экономики. В результате был уменьшен объем средств на общегосударственные вопросы более чем на 10 миллиардов рублей, еще на 10 миллиардов - обслуживание государственного и муниципального долга, на 417 миллионов - подраздел «Другие общегосударственные вопросы». В итоге различных перераспределений средств образовались 7,9 миллиарда рублей, которые переместили в раздел «Межбюджетные трансферты» и распределять которые Госдума РФ будет во время третьего чтения законопроекта. Эта сумма стала основным пунктом обсуждения депутатов, причем каждый боролся за то, чтобы деньги пошли на решение той или иной проблемы, которую он считает самой важной. Все дружно предлагали взять деньги из Стабилизационного фонда. Оксана Дмитриева сетовала на то, что нерационально копить средства в Стабилизационном фонде, когда их не хватает, например, на поддержку науки, реализацию реальной социальной политики. Жорес Алферов настаивал на выделении дополнительных 500 миллионов рублей за счет Стабилизационного фонда и дополнительных доходов при исполнении бюджета на поддержку реального инвестиционного проекта в области нанотехнологий в электронике, который бы позволил наконец иметь производство по-настоящему современных компонент на основе полупроводниковых гетероструктур. Олег Смолин предлагал увеличить зарплату интеллигенции, Тамара Плетнева - добавить средств на горячее питание детям из малообеспеченных семей. Но все эти поправки учтены не были.

Ко второму чтению вообще было подано чуть более 200 поправок, 58 из них приняты, а остальные, в том числе исходящие от депутатов, не входящих в думское большинство, естественно, не прошли. Слова спикера «Комитет не рекомендует» или «Комитет против», видимо, расценивались единороссами как сигнал, и они за эти поправки вообще не голосовали.

Телекамера, показывающая ложу правительства, «поймала» Вячеслава Володина, подписывающего у Кудрина какую-то бумагу. Через несколько минут Володин от имени группы депутатов дал поручение бюджетному комитету рассмотреть увеличение финансирования целевых программ по помощи молодым семьям, сносу ветхого жилья, социальному развитию села, программам «Юг России», «Метро» и другим. Создавалось впечатление, что единороссы хотят показать, что социальная забота о народе им не чужда. Видимо, эти предложения и одобрил Кудрин, потому что после выступления Володина он тут же горячо пообещал учесть это поручение при подготовке бюджета к третьему чтению. Будущий член партии «Единая Россия», возможно, считает необходимым заботиться о реноме думского большинства.

К 1 ноября 2004 года все поправки будут сведены в таблицы, а во время третьего чтения, наверное, развернется серьезная борьба за распределение конкретных сумм из резерва в 30 млрд. рублей и 7,9 млрд., предназначенных на помощь регионам. Распределять, как всегда, будет думское большинство, поэтому образованию и его работникам бесполезно надеяться на увеличение средств для повышения зарплаты: правительство против, а спорить с ним депутаты не будут.

Остается надеяться на то, что Российская трехсторонняя комиссия по трудовым спорам примет решение, которому подчинится правительство, а затем и депутаты. Но, честно говоря, и на это надежды мизерные.