Вначале свое желание участвовать в забастовке заявили 802 коллектива. Но 10 октября все главы районов и городов Воронежской области получили письмо за подписью заместителя главы обладминистрации Юрия Савинкова, отвечающего за социальную политику. В нем говорилось, что «крайние формы протеста - забастовки наносят ущерб большинству населения Воронежской области, напрямую не связанного непосредственно с системой образования, здравоохранения и культуры». Поэтому «предпочтительно выбирать такие формы демократического изъявления требований профсоюзных организаций, которые не предполагают прекращения или приостановления профессиональной деятельности работников учреждений бюджетной сферы». Ну и напоследок - просьба «обсудить это предложение в профсоюзных организациях района».

«Обсуждение» началось сразу, и чем ближе было 20-е число, тем активнее велись «дебаты». В основном по телефону, когда на одном конце провода начальник районного отдела образования, а на другом - директор школы. У чиновников позиция однозначная: от забастовки один только вред, поэтому давайте работайте и нечего дурью маяться. В некоторых районах, не только в сельских, но и в городе Воронеже, учителям пригрозили не оплатить день забастовки. В итоге административного давления к 20 октября свое участие в однодневной забастовке подтвердил 621 коллектив.

Уже с девяти часов утра протестующие плотными колоннами начали двигаться к центру Воронежа. В центре города перекрыли движение общественного транспорта.

Митинг на главной площади Воронежа продолжался около двух часов. Милиционеры, стоявшие в оцеплении, с неудовольствием говорили, что собралось никак не меньше 20 тысяч человек: «Вот не сидится людям дома!» Вечером в местных новостях передали, что на митинге было семь тысяч, утром - что одиннадцать...