Трудное детство досталось Владимиру. Когда ему было шесть лет, у него умерла мама, воспитанием занимался отец. Отец воспитывал его в любви и заботе, и такие отличительные человеческие качества, как доброта и сострадание, были унаследованы им от отца, вспоминает Владимир Прохорович. Однажды во время Великой Отечественной войны случилось так, что во время боя был разгромлен немецкий разведывательный батальон, в плен взяли более девяноста немцев. Инициатором этой операции разгрома был Владимир Прохорович, после удостоенный ордена Александра Невского. Пленных немцев вели колонной, позади которой шел солдат, от полученных ранений он еле волочил ноги. К нему подбежал сопровождающий и замахнулся палкой. Но Владимир Прохорович вступился за этого пленного, отобрав палку и сломав ее у всех на виду. Чувство сострадания к побежденному не позволило Владимиру Акишину равнодушно стоять в стороне и смотреть на излишнюю жестокость по отношению к другим людям. Будучи ребенком, Владимир Акишин хотел стать летчиком, но по состоянию здоровья не смог пройти комиссию в летное училище. Тогда он поступил в Первое пехотное училище города Орджоникидзе (ныне Владикавказ) и окончил его в звании лейтенанта.
Войну Владимир Акишин начал в октябре 1941 года в должности командира взвода 50-мм минометов в звании лейтенанта. Тогда ему было всего 19 лет. Первые бои, в которых участвовал Владимир Акишин, были под Ростовом и Луганском. Первые годы войны были наиболее тяжелыми. Тактики и стратегии ведения боевых действий солдаты не знали, опыта ни у кого не было, приходилось всему учиться в бою, наступали и отступали. «Был случай на фронте, - вспоминает Владимир Прохорович, - на Керченском перешейке - в боях под Керчью. Три общевойсковых армии пытались прорвать блокаду Севастополя, подтянули много сил, боеприпасов и должны были ударить по врагу с тыла. Но начало операции задержалось на неделю, в связи с чем немцы успели получить дополнительные силы из-под Москвы и Ленинграда, сосредоточив на Керченском перешейке, на аэродромах Донбасса и всего юга свою авиацию. Два дня не прекращались авиационное наступление и бомбежка, пришлось отступать. По мнению рядовых и офицеров, которые находились на передовой линии, если бы мы чуть раньше, не выжидая времени, ударили хотя бы по разу из минометных орудий, блокада с Севастополя была бы снята!»
В Керчи Владимир Прохорович попал под бомбежку и получил ранение. До переправы было более полутора километров, идти не мог. Неподалеку от него лежала саперная лопатка, опершись на нее, он дополз до берега, где стояли гражданские рыбацкие шаланды, на которых были женщины и дети. Ухватившись за борт одной из шаланд, забрался в лодку. Когда шаланды уже были далеко от берега, в небе вдруг показались два немецких истребителя, начали обстрел лодок. Два удара - и одной шаланды нет. Развернувшись, они пошли на второй заход для нанесения удара по другой шаланде, на которой был Владимир Акишин. Страшно, а до берега далеко. И тут к брошенной на берегу 37-мм зенитной установке подбегает какой-то сержант, садится за зенитную установку, наводит на вражеские самолеты и с первого же выстрела сбивает один истребитель, тот пикирует и штопором падает в море. Летчик второго самолета, увидев это, незамедлительно развернулся и улетел прочь, только за горизонтом показался хвост его самолета. Вот так неизвестный сержант в одиночку спас более 80 человек, в числе которых был и Владимир Акишин.
После лечения в госпитале Хасавюрта Владимир Прохорович был направлен на фронт в должности командира дивизиона 120-мм орудий отдельной стрелковой бригады, скомплектованной из дальневосточников. Он вспоминает: «Кубань, идем навстречу немцам, наша бригада вышла на рубеж Григорополисской станицы и встала в оборону. Продержали немцев один день». Во время боя Владимир Акишин получил пулевое ранение в голову и был отправлен в госпиталь в Сочи, а после вновь вернулся на фронт, но уже в должности начальника штаба 120-мм орудий 318-й стрелковой дивизии, которая участвовала в боях за город Новороссийск.
«Как это было? - вспоминает Владимир Прохорович. - Однажды поднимают нас ночью по тревоге, мы думали, что она учебная. Прибываем на место, начинаем окапываться. В то время наш дивизион был недоукомплектован - всего один миномет. На рассвете немцы, взявшие Новороссийск, начали наступление на Туапсе, натолкнулись на оборону 318-й дивизии, которая проходила на рубеже цементных заводов. Надо заметить, немцы, не ожидавшие сопротивления, отступили и не смогли продвинуться ни на шаг». После этих боев Владимира Акишина повысили до помощника начальника штаба артиллерийского полка по разведке под Туапсе, а в начале 1944 года Владимир Прохорович был назначен начальником артиллерии стрелкового полка, было ему тогда 22 года.
На вопрос, что заставляло после тяжелейших ранений снова и снова возвращаться на фронт, Владимир Прохорович отвечает так: «Двигало мной и моими однополчанами, да и всем советским народом в годы Великой Отечественной войны чувство патриотизма, ответственности за Родину. Патриотизм воспитывался в чувстве сопричастности со своими боевыми товарищами; в чувстве ответственности перед близкими, однополчанами, Родиной и всем советским народом. С детства нас воспитывали так, что каждый верил, что мы живем в хорошей стране, что у нас людям жить весело, надежно, уверенно. Вспомнить хотя бы тех же челюскинцев, которых спасала вся страна. Наши летчики впервые в мире смогли посадить самолет на льдину, провели на ней два месяца в условиях полярной зимы, и их спасли не американцы, не англичане, а мы, люди великой страны. Вот на таких примерах и воспитывалась молодежь, каждый ребенок гордился, что он советский гражданин. Поэтому мы любили свою страну и были готовы умереть за нее. Вот так, на убедительно-положительном опыте и строилось воспитание молодежи, а самое главное - была уверенность в завтрашнем дне, была социальная справедливость, и каждый думал не о собственном благе, а о благополучии и процветании всей страны!»
После войны нужно было отстраивать заново страну, налаживать производство, быт, но Владимира Акишина перевели на службу в МВД. Он заочно окончил факультет русского языка и литературы Таджикского педагогического института, после увольнения по выслуге лет и здоровью начал заниматься социальной педагогикой.
После ухода на пенсию Владимир Прохорович переехал в Москву и стал заниматься литературной деятельностью. Кстати, его первый литературный опыт оказался удачным - очерк «Дорогой ценой» Владимира Акишина занял третье место на Всесоюзном конкурсе, объявленном Министерством внутренних дел и Союзом писателей СССР. Приехав в Москву, Владимир Акишин сразу встал на учет как пенсионер в ЖЭК. Секретарь парторганизации предложил ему должность педагога-организатора в работе с детьми, сославшись на его педагогическое образование. «Работая с детьми, я понял, - признается Владимир Прохорович, - что здесь неподнятая целина в воспитательной работе, что мы занимались воспитанием общими фразами, воспитывали общую нравственность, а следовало работать целенаправленно!» Профилактика правонарушений должна быть предметной: при алкоголизме свои условия и своя методика, при хулиганских действиях - свои. Работая в должности специалиста в райисполкоме в отделе по работе с молодежью и анализируя виды преступлений, которые совершали подростки, степень их опасности для каждого человека в будущем, Владимир Акишин приходит к выводу, что именно наркомания - самое страшное преступление, если ребенок начал употреблять наркотики, он погибает как человек. Владимир Акишин начал серьезно заниматься профилактикой наркомании и токсикомании среди подростков. Он как член комиссии по делам несовершеннолетних разработал несколько методик по профилактике наркомании.
Вскоре по указанию министра образования его позвали работать во вновь созданный научно-исследовательский отдел Министерства образования СССР на должность научного сотрудника. За два года работы в этом научно-исследовательском коллективе Владимир Прохорович разработал системный подход к профилактике правонарушений среди несовершеннолетних, апробировал его в школах Люблинского района Москвы. Его работой заинтересовались в Главном управлении профобразования Москвы и пригласили на должность старшего методиста по профилактике правонарушений. Работая там, Владимир Прохорович стал соавтором методики, опробованной в нескольких профучилищах Люблинского района. Эта методика была разработана совместно с Советом по профилактике нарушений среди несовершеннолетних, в который входили наиболее опытные учителя, члены родительских комитетов и представители базовых предприятий ПТУ. Методика эта сводилась к:
- налаживанию высокоорганизованного учебного процесса и неотвратимости наказания за неправомерные действия, а также формированию у ученика чувства дисциплины;
- правовому воспитанию, изучению Конституции РФ на школьных уроках;
- борьбе с пьянством, так как четверть всех правонарушений связана с употреблением алкоголя;
- индивидуальной работе с трудными подростками, учащимися школ и колледжей, состоящими на учете в милиции;
- обязательному взаимодействию с родителями учащихся.
Эта методика была введена в систему профобразования Москвы. Уже в первый год не было отмечено роста правонарушений в тех ПТУ, в которых была опробована методика, в то же время в других ПТУ страны и школах Москвы, где ее не применяли, рост правонарушений лишь увеличивался. Следует заметить, что методика по профилактике правонарушений среди несовершеннолетних, разработанная Владимиром Акишиным и его коллегами, показала лучшие результаты, чем та методика, которую до этого применяли в системе профессионального образования.

Александр БОРОВКОВ, младший научный сотрудник МИРО