Митинг открыл президент Федерации профсоюзов Тверской области Валерий Корешков:

- Остались в прошлом многотысячные демонстрации, перекрывающие движение в городе. Настало время исполнять закон...

После митинга я поинтересовался у Валерия Николаевича, какой именно закон не исполняется.

- Трудовой кодекс, - ответил он. - Судите сами: молодой учитель получает у нас со всеми надбавками в среднем 1300 рублей, а прожиточный минимум в области - 2500 рублей. Разве это нормально?

Это в самом деле ненормально. Но противозаконно ли? С таким вопросом я обратился к эксперту ЦК Профсоюза работников народного образования и науки Вере Панкратовой.

- В нынешней редакции Трудового кодекса есть статья 133, согласно которой минимальный размер оплаты труда, устанавливаемый одновременно на всей территории страны, не может быть меньше прожиточного минимума трудоспособного населения, - пояснила Вера Николаевна. - Однако в новой редакции кодекса, которая вводится с 1 января 2005 года, подобного требования нет, а есть весьма обтекаемая статья 421, в которой говорится: порядок и сроки поэтапного повышения МРОТ до прожиточного минимума устанавливаются федеральным законом. Однако закона, который определял бы механизм этого повышения, пока нет...

Сегодня складывается ситуация, которую митингующие назвали весьма точно - «правовой ямой». Бюджетники попали в нее волею пресловутого 122-го закона. Он внес изменения более чем в 150 законодательных актов. И хотя действие этих изменений начинается с 1 января, люди ощущают леденящее дуновение ветра перемен уже сейчас.

«Требуем сохранить 25-процентную надбавку на селе!» - бросился в глаза очередной плакат на митинге. Пока еще сельские учителя Тверской области получают эти 25 процентов. Однако с нового года Закон «О социальном развитии села» уже не сможет дать им такой гарантии. Благодаря все тому же 122-му ФЗ. Если дотационный регион (а Тверская область таким и является) не найдет на это своих собственных средств, судьба надбавок будет решена.

- Общие требования всем известны, но, вероятно, у тверских учителей есть какие-то свои - специфические? - мой вопрос к председателю областного Профсоюза работников народного образования и науки Людмиле Резниковой.

- Разумеется, есть. Нас, например, очень волнует судьба 17-процентной региональной надбавки, которую установили в прошлом году. Есть опасение, что она «утонет» в общероссийском повышении 1 января будущего года. Поскольку зарплату обещают увеличить всего лишь на 20 процентов, наши учителя могут вообще не почувствовать этого увеличения.

- Могут или не почувствуют?

- Бюджет области пока не внесен в Законодательное собрание, так что определенно сказать не могу.

- А как в регионе воспринимают идею отмены ЕТС?

- Настороженно: не знаем, что будет. По Трудовому кодексу полагается за два месяца предупреждать работников о существенных изменениях оплаты труда, то есть 1 ноября - в том случае, если бы отраслевую систему оплаты собирались вводить с 1 января. Однако пока никаких документов на этот счет не принималось. Вообще мы хотим, чтобы оставили ЕТС.

- Заранее предвижу ответ на мой следующий вопрос: как вы относитесь к 122-му федеральному закону?

- Отвратительно!

123-й и 122-й ФЗ... Разница в одну цифру и в несколько лет. Но первый из этих законов положил конец учительским голодовкам и вернул педагогам долги по зарплате, а второй, похоже, возымеет обратное действие. И акция протеста 20 октября - тому подтверждение.