Детская болезнь «педагогического авангардизма»

Должен сказать, что мне довольно трудно писать по поводу скандала, спровоцированного вокруг стандарта общего образования. Трудно по двум причинам.

Во-первых, поскольку я являюсь руководителем и одним из разработчиков этого стандарта и соответственно имею свое мнение о нем, высказанное многократно.

Во-вторых, потому, что весь этот скандал спровоцирован с типичной для «радикал-инноваторов» безответственностью и бравадой, болезненной самоуверенностью витийствующего «педагогического авангардизма».

Болезнь эта проявляется, в частности, в упертом, абсолютно невменяемом, предельно неисторическом взгляде на стандарт, в неумении разобраться в его сути, в неспособности осознать, что в настоящее время это - едва ли не единственное реальное средство обновления содержания образования в массовой школе. Впрочем, массовая школа фактически никогда не интересовала «радикал-инноваторов».

В плане стандарта «радикал-инноваторы» обычно выдвигают два основных, весьма ложных тезиса.

Первый - о «принципиальной нестандартизуемости» содержания образования - не выдерживает даже прикосновения научной критики. Он свидетельствует о полном незнании опыта мировой и отечественной педагогики, в частности идей К.Д.Ушинского о необходимости конструирования, формирования содержания общего образования на единых концептуальных основаниях в соответствии с потребностями времени.

Второй тезис столь же откровенно ложен. Идеологи «педагогического авангардизма» утверждают, что «общее поле содержания образования удерживается здравым смыслом учителя посильнее, чем стандартом». Однако опросы учительства показывают, что по самостоятельным, авторским программам сегодня готовы работать только пять, максимум десять процентов педагогов. Таким образом, при современном состоянии массового учительского корпуса приведенный тезис по сути представляет собой свидетельство не «авангардизма», а примитивного педагогического иллюзионизма, или, говоря жестче, дешевую демагогию, если не шарлатанство.

Сторонники данной точки зрения предлагают каждой школе формировать свой стандарт содержания образования, что даст нам в итоге десятки тысяч стандартов. Это, мягко говоря, - еще одна педагогическая маниловщина, ибо подавляющая часть школ не обладает потенциалом для решения подобной задачи. Но даже если предположить невозможное, что такая задача будет решена, то мы начнем жить не в стране, гарантирующей своим гражданам необходимый уровень образования, а в педагогическом муравейнике.

Как историк образования, я ответственно заявляю, что прежнее руководство Министерства образования, взяв в свои руки в 2002 г. разработку стандарта и организовав ее на принципиально новых основаниях силами Временного научного коллектива «Образовательный стандарт», заложило фундамент и дало старт столь долго ожидаемой модернизации содержания отечественного образования.

Эдуард ДНЕПРОВ, академик Российской академии образования, министр образования РФ в 1990-1992 гг.

P.S. Уже после того, как были написаны приведенные выше строки, стал известен полный текст «Определения» судьи Верховного суда РФ В.Ю.Зайцева. Текст, который сегодня опубликован.

В данной связи я могу добавить только одно: это уже не «педагогический авангардизм», а элементарное журналистское шарлатанство, давно знакомое нам по «желтой» прессе. Но я, признаюсь, никогда не мог предположить, что на это способна уважаемая мной солидная педагогическая газета.

С другой стороны, это еще раз убеждает, что любой фанатизм (в том числе и педагогический) в итоге всегда ведет к утрате не только профессиональной этики, но и элементарной нравственности. Из полного текста документа делается «нужное» извлечение и на этой основе аршинными буквами на всю полосу утверждается: «Стандарта больше нет». Это не просто дезинформация читателей, образовательного сообщества в целом. Это вульгарнейшая ложь, основанная на банальном «желтом» журналистском шулерстве.

Комментарий

Исаак КАЛИНА, директор Департамента государственной политики в сфере образования Министерства образования и науки РФ:

- Решения Верховного суда о признании документа о стандартах общего образования недействительным нет. Есть решение о том, что для суда документ, не зарегистрированный в Министерстве юстиции РФ, не может быть предметом рассмотрения.

Я не великий знаток юридических тонкостей, но понимаю дело так: документ подписан министром, и это никто не отменял . Более того, кроме приказа есть ведь еще и решение совместной коллегии Министерства образования РФ и президиума Российской академии образования, которое тоже нельзя не принимать во внимание.

Введение стандарта предусматривалось с 1 сентября 2006 года. Поэтому, на мой взгляд, еще есть время исправить то, по поводу чего возникли разногласия. Необходимо тщательно проанализировать ситуацию, создать условия для введения стандартов и корректировки их содержания. Уже работает комиссия Российской академии наук под председательством вице-президента РАН Валерия Козлова, которая даст свои предложения по содержанию стандартов. Никто не говорит, что в этой работе не должны принимать участие другие уважаемые организации. То есть позиция Министерства образования и науки очень проста: мы ничего не отменяем, но никого и не подгоняем.

Предсказать будущее пока невозможно, то, что зафиксировано на бумаге, это фиксация настоящего и даже прошлого, а по этому поводу трудно найти согласие. Я в свое время, выступая на парламентских слушаниях, посвященных стандартам общего образования, понимал, что найти консенсус будет непросто. Его и сегодня нет, хотя стандарты уже созданы. Я знаю, что есть коллеги, которые утверждают обратное, говоря: стандартов нет! Но тут возникает вопрос: а как же работает школа сейчас, по каким стандартам? Думаю, ни для кого не секрет, что школа всю жизнь работает по двум стандартам: первый - учебник, второй - контрольно-измерительные материалы. Нормальный учитель редко изучает программу по предмету, который он преподает, для него это не самое важное. А уж тех, кто вдоль и поперек изучил федеральный компонент государственного образовательного стандарта, думаю, вообще найти нетрудно. Спрашивается, для чего и для кого нужны эти стандарты? Я убежден, что они нужны для создания учебников их авторам и тем, кто разрабатывает образовательные программы, а также для разработки КИМов для проведении единого государственного экзамена. Стандарты нужны для того, чтобы скоординировать на единой основе деятельность всех ступеней образования, ибо потребности вузов определяют содержание школьного образования, потребности школы - содержание дошкольного и так далее. Стандарты позволяют нам определить планку требований к качеству и уровню образования. И не только - за этим последуют решение проблем кадрового ресурса, внедрение в практику ЕГЭ, профильной школы, установление нормативного финансирования и так далее. Так что нам предстоит продолжить работу над стандартами, учитывая критику тех, кто заинтересован в успехе нашего дела.

Без комментариев

Верховный суд Российской Федерации

Дело № ГКПИ 2004-1284

28 сентября 2004 года

г. Москва

Определение

Судья Верховного суда Российской Федерации Зайцев В.Ю., ознакомившись с заявлением Растимешина Д.В. о признании недействующим приказа Министерства образования Российской Федерации от 5 марта 2004 г. №1089 «Об утверждении Федерального компонента государственных образовательных стандартов начального общего, основного общего и среднего (полного) общего образования»,

установил:

Растимешин Д.В. обратился в Верховный суд Российской Федерации с вышеназванным заявлением.

Ознакомившись с представленными материалами, нахожу, что данное заявление подлежит возвращению в связи с его неподсудностью по данному суду.

Согласно п. 2. ч. I ст. 27 ГПК РФ Верховный суд Российской Федерации рассматривает в качестве суда первой инстанции, в частности, гражданские дела об оспаривании нормативных правовых актов федеральных органов государственной власти, затрагивающих права, свободы и законные интересы граждан и организаций.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 13 августа 1997 г. №1009 утверждены Правила подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации.

Оспариваемый заявителем приказ Министерства образования Российской Федерации от 5 марта 2004 г. №1089 по своей форме не может считаться нормативным правовым актом, предусмотренным данным Постановлением Правительства Российской Федерации, поскольку он не зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации и официально не опубликован.

При таких обстоятельствах оснований для принятия заявления Растимешина Д.В. к производству Верховного суда Российской Федерации первой инстанции не имеется.

В силу ст. 24 ГПК РФ гражданские дела, подведомственные судам, за исключением дел, предусмотренных статьями 23, 25, 26 и 27 данного Кодекса, рассматриваются районным судом в качестве суда первой инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь п. 2 ч. I ст. 135, п. 4 ч. I ст. 93 ГПК РФ,

определил:

возвратить Растимешину Д.В. заявление о признании недействующим приказа Министерства образования Российской Федерации от 5 марта 2004 г. №1089 «Об утверждении федерального компонента государственных образовательных стандартов начального общего, основного общего и среднего (полного) общего образования» в связи с неподсудностью данного заявления Верховному суду Российской Федерации.

Возвратить заявителю уплаченную им госпошлину в размере 15 руб. согласно квитанции от 02.09.2004 г.

Определение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного суда Российской Федерации в течение десяти дней.

Судья Верховного суда Российской Федерации В.Ю. ЗАЙЦЕВ