Комментарий «УГ»

Владислав ТОТРОВ,

первый заместитель министра общего и профессионального образования Республики Северная Осетия:

- С первых дней после бесланской трагедии руководство и Минобразование республики уделяют пристальное внимание педагогическому коллективу школы №1. Составлены и тщательно проверены списки всех учителей. Педагогам, нуждающимся в лечении, выделены дополнительные финансовые средства (30000 рублей). Составлен план мероприятий по медицинской и психологической реабилитации учителей. Первый этап реабилитации прошел в лучших санаториях Черноморского побережья. В течение всего времени, прошедшего после трагических событий, всем учителям сохранена заработная плата. Каждая семья погибшего учителя получила дополнительную финансовую поддержку (30000 руб.). На всех членов коллектива школы №1 министерство открыло персональные счета в банке Беслана. Банковские счета открыты также для оказания персональной финансовой помощи членам семей погибших учителей.

Учителя школы №1 приняли самостоятельное решение об учреждении учительского комитета и открытии сайта в интернете. Активисты учкома: Касумова-Ганиева Елена Сулидиновна, зам. директора по воспитательной работе школы №1; Бицоева Марина Георгиевна, учитель физкультуры; Рамонова Фатима Георгиевна, учитель математики. Указанный сайт достаточно посещаем, а на счет, опубликованный в нем, поступают финансовые средства. Именно это и стало причиной возникновения некоторой напряженности между учкомом и общественным советом Беслана, в состав которого входят 25 человек (в основном взрослые жители города, потерявшие своих близких). Общественный совет Беслана считает, что вопросы распределения финансовой помощи и гуманитарных грузов являются его прерогативой. На одном из заседаний общественного совета был поставлен вопрос о том, чтобы учком школы №1 прекратил деятельность по сбору финансовых средств и закрыл свой счет в банке. Вопрос о банковском счете также стал предметом обсуждения, так как он был открыт на частное лицо - супруга заместителя директора Елены Касумовой-Ганиевой.

21 октября министр общего и профессионального образования РСО-Алания А.А.Левитская имела встречу с представителями учкома школы №1, в ходе которой были обсуждены проблемы взаимодействия учкома и общественного совета Беслана. В целом работа учкома по составлению уточненных списков пострадавших, предложения по материальной поддержке наиболее нуждающихся оценены положительно. Однако педагогам даны рекомендации о дальнейшей деятельности учкома в рамках российского законодательства.

Свои претензии они адресовали чиновникам - министру образования Северной Осетии Алине Левитской и министру труда республики Ларисе Тугановой. В ответ те переключили внимание собравшихся на деятельность учительского комитета, созданного по инициативе бывших заложников-учителей. Чиновники спрашивали, кто дал право учителям открывать счета и распределять деньги. Между тем учительский комитет к распределению денег отношения вообще не имеет - на открытом им сайте www.beslan.ru указаны персональные счета, на которые пожертвования поступают конкретным людям. Возмущались же бывшие заложники по поводу отсутствия совсем других денег - из федеральных каналов. Однако в ходе эмоционального разговора обстановка накалилась: бывшие заложники стали обвинять учительский комитет в растрате денег и даже в гибели детей. В результате комитет было решено закрыть.

Но затем власти все же пересмотрели свое решение. По словам координатора комитета Виссариона Асеева, состоялось собрание, на котором учительскому комитету предложили сотрудничество. «Думаю, мы пойдем на сотрудничество, потому что наша основная задача - помощь пострадавшим», - заявил Асеев.

Похоже, несогласованность действий власти и общественных активистов привела к неразберихе в финансовых поступлениях бывшим заложникам. «УГ» будет следить за дальнейшим развитием событий.

Звонок в Беслан

Дошла ли хоть какая-то помощь до пострадавших в теракте? С этим вопросом мы обратились к Анжеле Агаевой, которая 1 сентября пошла в школу с двумя дочерьми - пятилетней Марианой и девятилетней Дианой - и вместе с ними попала в заложники.

- За ранение я получила 50 тысяч рублей, - рассказала нам Анжела Михайловна, - мои девочки - 25 тысяч. По-моему, это была федеральная помощь. Еще 18 тысяч нам выделил Красный Крест. Из учительского комитета к нам приходили один раз - вручили три тысячи рублей. Три недели мы бесплатно лечились в Сочи. Положена ли нам еще какая-то помощь? Я не знаю. Мы только что вернулись из Краснодарского края, может быть, за это время на наш счет поступили какие-то деньги. Попробую выяснить.