Все началось с того, что в МГППУ стали обращаться родители: дети испытывают в школе дискомфорт, учителя «давят» на них, но при всем желании в такой ситуации очень трудно определить, действительно ли педагог нарушает детские права, ломает детскую душу. Другой случай - ребенок совершает серьезное правонарушение, и суд просит психологов объяснить, что произошло с его психикой в этот момент, почему он, скажем, поднял руку на взрослого или сверстника, покалечил или лишил жизни. Но психолог - не фигура на правовом поле, а потому все его объяснения в пользу ребенка суд хочет - примет во внимание, не хочет - не примет. Помочь правоохранительным органам и юстиции вообще могли бы педагогические вузы, которые в состоянии подготовить тех, кто комфортно себя чувствовал бы в ювенальной юриспруденции. Первую такую попытку в свое время предпринял РГПУ имени Герцена в Санкт-Петербурге - в педуниверситете вели подготовку по специальности «Ювенальное право». Петербургские педагоги понимали: у ребенка есть права, которые по иронии нашей жизни не знают ни сам ребенок, ни семья, ни человек, защищающий его как психолог, ни судья, который принимает решения, изменяющие судьбу ребенка. Но в РГПУ готовили просто юристов определенного профиля. В Московском же городском психолого-педагогическом университете стали готовить «юристов-психологов». Такой специалист на студенческой скамье будет изучать как психологию, конфликтологию, множество специальных психолого-педагогических дисциплин, так и много юридических дисциплин. Проблема, по признанию ректора университета академика Виталия Рубцова, заключается в том, что «юрист-психолог» - специальность юридическая с большим блоком психологии. Но психология, которой этот специалист должен владеть, должна быть узкой - юридической. Такое сложное переплетение предполагает совместную работу двух профильных вузов - Академии права и МГППУ.

«Что такое психология как наука, в общем, понятно, - говорит Рубцов, - но когда требуется определить ее в том или другом случае как прикладную науку, возникают сложные межведомственные вопросы. Как готовить врача-психолога, юриста-психолога, управленца-психолога? Понятно, что мы приходим к необходимости кооперации самых различных вузов, иначе полноценного и универсального специалиста мы подготовить не сможем. В конце апреля я выступал на совещании психологов МВД. Их интересовала подготовка психологов для системы образования как таковая, потому что они всерьез заинтересованы в подготовке этих специалистов для своей системы. И если мы сегодня стараемся готовить их для каждого учреждения - школы, интерната, детского дома и так далее, то МВД нужны психологи для колонии, детской комнаты милиции, для ведения следствия и профилактической работы. Это, по сути, означает реализацию деятельностного подхода в подготовке специалиста. Мы дадим ему не просто знания в рамках формального стандарта, но и подготовим его к практической деятельности в том или ином направлении. Сейчас студенты получают подготовку на практиках в различных педагогических учреждениях. Кафедра же поствузовского образования дает профильную подготовку с учетом того рабочего места, на которое наш студент после защиты диплома попадает. Стандарт подготовки по юридической психологии есть, но это еще не ювенальное право, и нам придется много потрудиться над тем, чтобы подготовить универсального юриста-психолога».

Потрудиться педагогам высшей школы придется прежде всего над выработкой формы подготовки специалистов. Вариантов много. Например, можно подготовить психолога на уровне бакалавра, а потом на этой базе дать ему диплом магистра в области юриспруденции. Двухступенчатая подготовка практикуется во всем мире. Но во всем мире магистр - это человек, который занимается наукой, углубляя те знания, которые получены на первой, бакалаврской ступени, а тут нужно, по сути дела, обучить человека на второй ступени совсем другой специальности. Трудно, однако!

Возможен другой вариант: бакалавр-юрист будет доучиваться до магистерского диплома психолога, но тут возникнут те же сложности, что и в первом случае. Конечно, проще было бы организовать параллельное обучение будущих юристов в психолого-педагогическом университете, а будущих психологов - в Академии права с тем, чтобы они получили на выходе сразу два диплома и две полноценные специальности. Но тут возникают вопросы нешуточные. Учиться сразу в двух вузах студентам будет тяжело, возникнут немалые перегрузки, и не факт, что в результате мы получим хорошо подготовленных специалистов. Кроме того, второе высшее образование по закону должно быть платным, бесплатно давать сразу два диплома для государства - явно накладно. Но если платить за второй диплом нужно, то кто возьмет на себя такие расходы? Студент будет платить навряд ли, лично ему хватит и одного диплома, а государство, которое нуждается в юристах-психологах, пока таких прецедентов подготовки сразу в двух вузах не имеет, а следовательно, хоть и нуждается в таких специалистах, вопросы финансирования будет решать долго и трудно. Так происходит всегда, когда ему нужно раскошеливаться на какое-то новое дело.

Сейчас два вуза - и академия, и университет - напряженно работают над программой обучения юристов-психологов, составляют интегрированные и сопряженные учебные планы. В сентябре сначала стартует программа, причем в университете точно, в академии пока только возможно. Университет планирует в ближайшем будущем открыть специальный факультет «Юридической психологии», не исключено, что в академии появится факультет «Психологии юриспруденции». Пока многое два вуза держат в тайне, но уже понятно: эксперимент позволит получать специалистов универсальных и во многом снять те претензии, которые обычно предъявляют вузам, работающим по непрофильным специальностям, чтобы подготовить специалистов для той или иной отрасли. Например, министр образования неоднократно упрекал водный университет в том, что тот готовит юристов для водного хозяйства: дескать, не дело это университета, для этого есть юридические вузы и университеты. В том варианте, который предлагает Академия права и МГППУ, понятие профильности-непрофильности вообще уходит, все специальности для двух вузов оказываются профильными. При реализации совместной программы станет невозможной конкуренция вузов, при этом существенно усилятся и обогатятся их педагогические коллективы. Ведь юристы придут преподавать в психолого-педагогический университет, а психологи - в Академию права.

Виталий Рубцов предполагает, что в недалеком будущем появятся юристы-психологи, к которым родители смогут обращаться за советами и помощью, в судах права детей будут защищать адвокаты-психологи, а решения принимать судьи, имеющие очень солидную психологическую подготовку. В результате права всех детей можно будет защищать и отстаивать так, как это предусмотрено в многочисленных законах, которые приняты, но пока в должной мере не соблюдаются.