Исаак КАЛИНА, министр образования Москвы:

- Четвертый год подряд в Москве есть хорошая традиция - перед началом нового учебного года объявлять то, что называется рейтингом школ. По сути дела, это оценка объемов вклада каждой московской школы в реализацию важнейшей для города образовательной задачи - обеспечения массового качественного образования юным москвичам. Все мы понимаем, что хорошее образование раньше всегда можно было получать в некотором количестве школ, но Москва в основном город с жителями среднего класса. Может быть, один из отличительных признаков семей среднего класса - стремление дать детям качественное образование. Поэтому, конечно, очень важная задача для развития нашего города - обеспечение возможности массового качественного образования. То, какой вклад внесла каждая школа Москвы в решение этой задачи, и можно увидеть из нашего городского рейтинга.
Школ, стабильно находящихся внизу списка московского рейтинга, нет, потому что модернизация школ в первую очередь проходит снизу списка. Поэтому из списка исчезают школы, располагавшиеся внизу списка в 2011 году, так как были проведены мероприятия по разному виду улучшения их деятельности (смена руководства, включение в состав сильного комплекса, увеличение ресурса этих школ). То есть у каждой школы есть своя программа развития, мы ее внимательно смотрим (у нас есть совет, который рассматривает программы развития каждой школы) и, если эта программа перспективна, для ее реализации применяем разные методы. Поэтому школы в рейтинге поднимаются вверх, но ведь всегда в этом списке будет кто-то последний, тут задача одна, чтобы те, кто оказывается последним, понимали: для того чтобы подняться, нужны большие усилия, а мы всегда готовы помочь.
Должен сказать, что главное достижение рейтинга (я вижу не только 400 первых, но и тех, кто занимает места от 401 вплоть до 800) - исчезновение нулевых баллов, которые были три-четыре года назад, когда мы видели школы с нулями по всем показателям. Сегодня таких школ у нас нет, у каждой школы есть баллы, да, их недостаточно для того, чтобы войти в Топ-400, но это уже динамика. Главная роль рейтинга - обеспечение позитивной динамики всех школ города. И тех, что привычно входят в Топ-400, и тех, что привычно находятся в его нижней части. Кстати, те школы, что привычно находились в первой двадцатке рейтинга, а нынче в нее не попали, на первом же педсовете начинали анализировать и думать, что делать для того, чтобы удерживать высокие позиции в московском рейтинге. Один великий писатель давно сказал, что нужно бежать в два раза быстрее, чтобы остаться на своем месте. Самое главное, что выводы по рейтингу делаем не только мы, управленцы, но и администрация школ, их управляющие советы.
В прошлом учебном году у нас появились предуниверсарии при вузах или в составе вузов. Рейтинг многомерен, и тем самым он сбалансирован. Предуниверсарии в будущие годы будут брать тем, что, надеюсь, у них будут высокие результаты сдачи экзаменов в формате ЕГЭ. Но школа более массовая выиграет тем, что занимается с дошкольниками, что у нее есть результаты диагностики в 4-х и 7-х классах, что у нее есть результаты прохождения ОГЭ в 9-м классе. То есть у каждой школы - большой или маленькой, с дошкольными группами и без дошкольных групп - есть возможность набрать большое количество баллов за тот или иной параметр рейтинга. Нельзя быть в рейтинге высоко, если у тебя нет ничего хорошего, но это не значит, что у тебя все должно быть на высочайшем уровне. У предуниверсариев не будет высоких баллов за дошкольников, за диагностику в 4-х и 7-х классах, но у них могут быть высокие баллы за 11-классников, у кого-то высокие баллы будут по тому или иному показателю. В том и прелесть этого рейтинга, что он очень сбалансирован и дает шанс каждой школе, если у нее есть какая-то сильная сторона, и не дает шанса той школе, у которой никаких сильных сторон нет.
Четыре года столичная система образования прошла испытания рейтингом, но не только рейтинг испытывает школу, но и жизнь испытывает рейтинг. Мы его модернизируем, для этого собирается совет, мы договорились, что в 2015 году тоже будет частичная модернизация рейтинга для того, чтобы любая школа Москвы, у которой есть сильные стороны, возможность обеспечить юным москвичам качественное образование по тому или иному направлению, проявила себя. У нас в Москве есть небольшие школы - химический лицей №1303 или школа №1199 «Лига школ», которые имеют свою сильную сторону и прекрасно на этом основании завоевывают место в рейтинге.

Ярослав КУЗЬМИНОВ, ректор Высшей школы экономики:

- Я помню, пару лет назад мы в Общественной палате РФ как раз обсуждали первые шаги по созданию московского рейтинга школ. Сейчас он уже стал фактом, подведение школьного рейтинга Москвы - это больше чем просто общегородское событие. Что, на мой взгляд, решает этот рейтинг?
Школьное образование, в отличие от вузовского, не такое громкое, там есть несколько лидеров, это замечательные школы, которые известны всем: лицей №1535, лицей «Вторая школа», Центр образования №57. Но проблема в том, что в огромном городе сорок-пятьдесят школ на слуху - это мало, несправедливо, неправильно. Это мало, потому что еще недавно школ было больше тысячи. Это несправедливо, потому что есть школы с не худшими результатами, просто до того мы их не видели. Это неправильно, потому что создает ситуацию искусственного ажиотажа при поступлении в известные школы. Никого в этом не обвиняю, иногда абсолютно честно с этим ажиотажем обходятся, но многие люди в такие известные школы не попадают, бьются о порог очень хорошей школы, не подозревая, что рядом есть школа не хуже, просто они этого не знают.
Реально рейтинг показывает, что в Москве сейчас примерно 200 очень хороших школ. Очень хорошая школа - это школа, где значительная часть школьников активно участвуют в олимпиадах, следовательно, имеют шанс пойти в хорошие вузы, где значительная часть выпускников имеют 220 и больше баллов по трем экзаменам в формате ЕГЭ, это значит, что выпускники этих школ проходят в ведущие вузы. В Москве всего пять вузов, где порог 250 баллов и выше, следующая группа - 15 вузов, где 230 баллов по ЕГЭ - гарантия прохода на бюджетные места. Обычно родители этого просто не знают, потому что информация о школах недостаточно распространяется.
Мы долго спорили по поводу московского рейтинга, сомневались, можно ли поверить алгеброй нескольких цифр гармонию школьного дела и воспитания, но результаты этого рейтинга показывают, что у нас много хороших школ, что у нас примерно 200 очень хороших школ и еще 200 школ с высокими и достойными результатами. Попав в эти школы, ты можешь быть спокоен, можешь узнать, что у тебя есть большие шансы не отстать, что твой коллектив будет учиться, а учителя, которые будут тебя учить, дадут путевку в жизнь не случайным образом - дадут путевку в очень хороший вуз.
Мне приятно, что в этом году я стал председателем управляющего совета вновь образованного школьного комплекса №2095 «Покровский квартал», и эта школа заняла в московском рейтинге школ 58-е место. Он действительно образован в этом году, по сравнению с позапрошлым годом у него есть позитивная динамика и по результатам сдачи ЕГЭ и ОГЭ, и по участию в олимпиадах. Мы, как Высшая школа экономики, еще не принимали участия в достижении этих результатов, мы только пришли в этом комплекс, но сам эффект сознательного укрупнения школ, расширение линейки курсов по выбору, повышение возможности хорошо платить учителям, отбирать лучших учителей, уже дает позитивные результаты.
Хочу отметить еще одно: у нас в Москве появились предуниверсарии - лицеи при ведущих университетах или в составе этих университетов, СУНЦ МГУ имени А.Колмогорова, лицей МИФИ уже вошли в двадцатку лучших московских школ. Я уверен, что в ближайшее время - уже через год - мы сможем увидеть еще предуниверсарии, которые вполне реально будут претендовать на место в Топ-400 образовательных школ столицы. Эта инициатива, когда ведущие вузы по согласованию с Департаментом образования в своем составе образуют лицеи, меняет картину элитных школ столицы, они никого не «вышибают», просто элитных школ становится больше. Предуниверсарии могут собирать очень сильных учеников, поэтому у них есть некоторая фора, но в рамках московского рейтинга мы эту фору компенсируем тем, что, например, предуниверсарий ВШЭ принимает в 10-11-е классы, у нас нет результатов сдачи ОГЭ в девятом классе. Я думаю, это справедливо: мы что-то у них вычитаем, но они на более позднем этапе получают возможность отбирать сильных школьников.
Я считаю, что наша задача - это, конечно, добиться того, чтобы устойчиво высокие результаты давала не четверть школ Москвы, как сейчас получается, а треть московских школ.
Есть еще одна важная, особенная черта у той работы, о которой мы говорим. Сейчас московский рейтинг публикуется как только Топ-400, а всего в Москве школ порядка 800. Это важная гуманитарная мера, Исаак Калина - человек доброжелательный и боящийся кого-либо обидеть, но у нас есть проблема устойчиво слабых школ - школ с устойчиво слабыми результатами. Не видеть, что они есть, молчать по этому поводу - неправильно. Мне кажется, что рейтинг - методика, дающая нам в руки очень важную информацию, и по школам с устойчиво низкими результатами нужно принимать срочные меры. Не просто менять директора, а давать гранты на подъем этих школ, потому что там учатся наши сограждане, там учатся наши москвичи, и мы не имеем права просто покрывать недостатки завесой молчания. Мне кажется, что мы должны быть серьезно заинтересованы в обсуждении и Топ, и того, что мы делаем со школами, оказавшимися в сложном положении. Эти школы нуждаются в помощи, в том числе и в помощи московских вузов. Не только топовые школы должны получать классы и кружки из московских вузов, это движение должно затронуть и рискованные зоны столичного образования. Мы не имеем права их бросать.

Вопрос «УГ-М» ректору ВШЭ

- Ярослав Иванович, вы довольно долго занимаетесь реформой отечественного образования, теперь у вас есть определенная позиция по модернизации столичного образования: вы считаете, что школам Москвы должны помогать вузы. А готова ли Высшая школа экономики, предположим, взять 5-10 московских школ с низкими результатами и на их примере показать, как с помощью вуза они могут стать сильными, довести их до топовых?
- Когда мы говорим о возможном вкладе вузов в развитие столичных школ, мы должны четко себе представлять, что у вузов есть собственные задачи, это задачи в формировании профориентации по своим направлениям. Естественно, вузы должны работать с сильными школами. При этом есть вузы (и ВШЭ себя к ним относит - у нас есть мощный Институт развития образования, который свою социальную миссию видит шире) - это Московский городской педагогический университет, Московский городской психолого-педагогический университет, и мы считаем, что они должны подставить плечо Департаменту образования, взять на себя блок слабых школ, чтобы это было не только административное усилие, но и усилие коллективов молодых людей, которые сформировались в этих педагогических вузах. Один из методов поднять слабую школу - это привести туда новый коллектив, дать возможность молодому амбициозному человеку или целой команде сформировать коллектив под себя, взять на себя такую сложную задачу. Надеюсь, что мы попробуем и этот метод: у нас есть магистерские программы для учителей, мы собираем там хороших педагогов. Если наш эксперимент со школами в Некрасовке пройдет удачно, мы с Департаментом образования обсудим следующие шаги. Педагогический университет может успешно существовать, если у него есть рынок труда. Не надо считать, что мы должны держать педагогический вуз, набирая в четыре раза больше студентов, чем потом станут педагогами, это просто демотивация людей. На мой взгляд, может существовать и отдельный педвуз, и педагогические факультеты в других вузах, педагогические магистратуры в классических университетах. Формы могут быть разными, но самое главное, чтобы в школы шел работать амбициозный человек, интересующийся своим делом.