После Зенкевича остался богатейший архив. Три столичных музея выбрали из него все самое для себя интересное. И вот я появился в этом доме,  чтобы разобраться в материалах, музейщиков не заинтересовавших. В частности, обнаружил рукопись неопубликованного автобиографического романа «Мужицкий сфинкс». В годы перестройки его опубликовал внук Зенкевича - Евгений, талантливый книговед, блестящий литературовед. Среди  бумаг Михаила Александровича я нашел и рукописный лист со стихотворением «Уличные книги», датированным августом 41-го года. Зенкевич описывает время, когда ежедневно падали на Москву фашистские бомбы и никому не была гарантирована жизнь. Но поэт переживает не за себя, а за старинные книги. Поэтичное и пронзительное, надеюсь, стихотворение это придется по душе читателям «УГ».
Публикуется впервые
Михаил Зенкевич

Уличные книги
Прямо на улице на столиках в развале
Продаются самые редкие книги.
Теперь в магазине их никто не покупает,
И книги покинули пыльные полки и витрины,
заваленные мешками с песком,
И на улице взывают, - случайным прохожим, -
безмолвным криком своих заглавий,
Предлагаясь всем продаться со скидкой,
По самой умеренной расценке,
Дешевле сахара, муки и масла.
Но все не глядя проходят мимо.
И лишь изредка заядлый любитель
Остановится и посмотрит на книги,
Выберет одну и подержит в руках,
Перелистает, как будто любуясь, справится
о цене и положит обратно (на место).
Недорого... нет, но опасно и глупо
заваливать свое неверное жилище
Излишним горючим материалом
Для сбрасываемых зажигательных бомб.
06.VIII.1941