Начало мероприятия оказалось достаточно официальным. И. о. заместителя директора Департамента государственной политики в сфере защиты прав детей Минобрнауки России Ирина Романова рассказала о том, что сегодня основной упор делается на формирование базы данных, куда включаются дети, оставшиеся без попечения родителей. В частности, были изменены требования к фотографиям в базе, которые теперь будут обновляться чаще.
Александр Гезалов, автор проектов адаптации детей-сирот и сам выпускник детского дома, в очередной раз поднял важную проблему - обучение детей навыкам самостоятельной жизни. Если по технике безопасности они не имеют права брать в руки нож и ножницы, о каком самообслуживании может идти речь? Что с этим делать на государственном уровне, пока непонятно, но существуют благотворительные организации, которые пытаются с этим работать, и некоторым это успешно удается.
К примеру, центр «Перспектива» уже много лет занимается социализацией ребят с двигательными, ментальными и иными нарушениями. Выступление руководителя лидерской программы центра Марии Генделевой прозвучало особенно убедительно. Она занимается развитием лидерских навыков у подростков с ограниченными возможностями. В этом проекте участвуют как дети-сироты, так и обычные ребята, которые узнают, что каждый может учиться в обычном вузе и вести полноценную жизнь.
Обсуждение коснулось и вопросов инклюзивного образования. Участники видеомоста выразили мнение, что если дети будут каждый день видеть, что кому-то нужна их помощь, они вырастут более отзывчивыми. С одной стороны, это верно, но с другой стороны, отношение к людям с ограниченными возможностями по-прежнему очень настороженное. Так что инклюзия едва ли возможна без предварительной подготовки не только детей, но и общества в целом.
Присутствовавшие затронули огромное количество тем: говорили о детях-сиротах и детях с ограниченными возможностями, об образовательном стандарте для детей с расстройствами аутического спектра, о службе ранней помощи, которая работает с детьми, страдающими задержками развития, или теми, кто с высокой вероятностью будет страдать ими в будущем. И все равно оказалось, что обсудили не все группы риска. В самом конце мероприятия вспомнили о проблемах несовершеннолетних преступников и одаренных детей. Однако достаточно трудно сказать, хорошо это или плохо, когда «потенциально проблемных детей» становится столько, что в их ряды можно записать любого, главное - правильно подобрать параметры.