В №36 «УГ» от 3 сентября 2013 года была опубликована статья «Шестеро на острове». В ней рассказывалось о судьбе одной из школ, пострадавших от наводнения. Школа №40 располагалась в поселке Уссурийский на острове Большой Уссурийский Хабаровского края. В результате наводнения первый этаж школы был затоплен. Однако пятеро учителей и директор не только не эвакуировались с острова, как большинство его жителей, но и... регулярно выходили на работу. Каждое утро педагоги подъезжали к полузатопленной школе на лодке, поднимались на второй этаж и начинали рабочий день. Хотя все дети из этого учебного заведения к тому времени были перевезены на материк и учились в школах Хабаровска, их педагоги более месяца вели свою борьбу с большой водой. Они помогали спасателям эвакуировать оставшихся местных жителей, развозили по домам питьевую воду, вели перепись населения.
Написав тогда эту статью, я пообещала директору 40-й школы Ольге Константиновой снова вернуться к этой теме в новом учебном году. Этот год наступил. Из поселка Уссурийский пришла новость - школа к приему детей готова, сделан капитальный ремонт пострадавшего первого этажа. Вот только учеников здесь нет. Нет и учителей. И не звенят больше на маленьком острове детские голоса...
- Дело в том, что школу нашу закрывают, - с печалью говорит Ольга Константинова. - Учебный процесс в этом году у нас так и не начался. Готовим документы к ликвидации учебного учреждения.
- Не в связи с состоянием школы?
- Нет. Весь наш поселок Уссурийский хотят закрывать! Нам до сих пор в это не верится! Жителей острова переселят в Хабаровск, для этого в городе власти построили поселок из малоэтажных домов, а также выделили ряд квартир в жилом фонде.
- Почему, Ольга Николаевна? Разве в этом году остров Большой Уссурийский снова подтопила вода?
- Нет, уровень Амура был даже ниже стандартной отметки.  Ходят разные слухи. В местной прессе пишут, что на острове Большой Уссурийский в будущем планируют сделать коттеджный поселок для богатых, ипподром, построить конезавод. Что бы там ни было, для меня невероятным кажется тот факт, что мнение жителей поселка не учитывается при вынесении такого вердикта.
Пытаюсь разобраться в ситуации. Помогают мне в этом коллеги из хабаровских СМИ: нельзя сказать, что тему «таинственного острова» здесь обходят стороной.
В местной прессе нахожу такую любопытную заметку. В сентябре 2013-го, сразу после наводнения, жители поселка на острове Большой Уссурийский попросили на встрече с полпредом Президента РФ на Дальнем Востоке Юрием Трутневым... ликвидировать свой поселок. Вот как! Но как же тогда понять другое сообщение в прессе, датированное концом июня 2014-го: в дома на остров Большой Уссурийский вернулись люди. По официальным данным, в июне в поселке постоянно проживало около 80 человек, плюс к тому в дачном товариществе было зарегистрировано 250 участков. Люди вернулись на родные места и начали активно отстраивать поселок заново. Отремонтировали за свой счет дома. Восстановили детскую площадку. И на лето в поселок Уссурийский вернулись дети.
Между тем хабаровские власти признали дома, которые восстановили жители острова Большой Уссурийский, не пригодными для жилья. Чиновники вспомнили, видимо, и пожелание части населения острова о переезде в Хабаровск.
Еще до начала учебного года на собрание в школу поселка Уссурийский пришли все местные жители. Приехали к ним на встречу чиновники из Хабаровска. Цель у прибывшей делегации была  убедить островитян перебраться жить на материк. На той встрече выявился конфликт. Население острова разделилось на два противоположных лагеря. В одном - те, кто хотел переехать в Хабаровск. В другом - желающие остаться на острове.
Власти привели экономические расчеты. Вычислили: несмотря на то что в поселке действительно есть дома, пригодные к проживанию, все же дешевле расселить всех островитян, чем возвести вокруг поселка защитные сооружения. Цифры привели такие: на 1 километр дамбы нужно около 100 миллионов рублей, а на расселение - 222 миллиона рублей.
Началось переселение в Хабаровск. Оно действительно кому-то помогло решить жилищную проблему. Например, Татьяне Домрачевой. Татьяна Юрьевна - учитель начальных классов школы №40 поселка Уссурийский, одна из тех самых шестерых педагогов, которые остались спасать жителей в затопленной школе в сентябре 2013-го.
- Моя семья пока живет в Хабаровске во временном жилье для пострадавших от наводнения, - рассказывает Татьяна Юрьевна. - Но на 7 октября у нас назначен переезд -  нам предоставляют квартиру в Хабаровске, на улице Юнгов. Квартира трехкомнатная, площадью 73 квадратных метра, в ней сделан социальный ремонт. В нашей семье четыре человека: я и трое детей. На острове Большой Уссурийский у нас была двухкомнатная квартира площадью 54 квадратных метра, причем без удобств. В новом жилье у нас будут все коммуникации, ванна, туалет.
Таким образом, наши жилищные условия, несомненно, улучшились. А вот с работой и учебой все обстоит не так просто.
В прошлом учебном году после наводнения наша школа №40 была закрыта на ремонт. Все учителя были трудоустроены в Хабаровске. Я, например, стала работать в Политехническом лицее. Директора школы Ольгу Константинову пригласили работать в Управление образования Хабаровского городского округа. Но не все наши педагоги смогли адаптироваться на новых местах. Одна из учительниц поработала немного в школе Хабаровска и ушла. Не смогла привыкнуть к большому коллективу, где все разобщены, каждый сам по себе, не адаптировалась к большой наполняемости в классах. Наша школа все-таки была маленьким единым и дружным коллективом учителей и учеников. И качество знаний, между прочим, давала очень высокое - наши выпускники успешно учились потом в вузах, других учебных заведениях на материке. После уроков и на переменках учителя могли пообщаться друг с другом, молодые консультировались у опытных учителей. Школа благодаря усилиям директора была очень хорошо оборудована, имела современную компьютерную технику, при ней существовал отлично оснащенный детский сад. Мы скучаем по прежней школе, и дети наши скучают.
В этих эмоциях есть то, что не вмещается ни в какие экономические расчеты, - тоска по отчему дому. Остров был для своих жителей настоящей малой родиной. И они не могут перестать заботиться о нем, даже если теперь не живут там.
На данный момент на острове, который решили закрыть, проживают люди. Например, старики, которые не могут уехать из-за болезней, молодая семья с четырехмесячным ребенком. Все они с замиранием сердца ждут страшного: в середине октября власти обещают отключить от света многоквартирные дома в поселке и не станут подключать отопление. Надеются прожить здесь год-два те, у кого дома в частном секторе. Что с ними будет потом, никто ответа дать не может...
Не все просто и с теми, кто смирился с ситуацией и решил покинуть остров, получив квартиры на материке.
- Дело в том, что во многих квартирах остались вещи, - поясняет Ольга Константинова. - А люди не могут их забрать по следующей причине: услуги катеров по перевозке стоят более четырех тысяч рублей в час. Это расчет на одну заявку, то есть одну семью. Поскольку для погрузки, перевоза и разгрузки требуется не один час, а два-три, становится ясно, что практически никому это не по карману.
-  Людям придется вывозить свое имущество только зимой, когда встанет река и будет организована ледовая переправа, - волнуется Ольга Константинова.
Директор поселковой школы по-прежнему переживает за судьбу тех, кто живет в поселке, хотя сама теперь живет и работает в Хабаровске. Не случайно когда-то жители острова прозвали Ольгу Михайловну своим «мэром».
А мне не дает покоя один образ. Когда наводнение закончилось, многие месяцы над школой поселка Уссурийский реял белый флаг. Он остался от штаба спасателей, которые защищали поселок вместе с учителями школы. Поступив в тот раз как настоящие герои, учителя хотели только одного: вернуться в родные дома, приступить к учебным занятиям нынешней осенью. Не случилось, остров сдается, выкидывая белый флаг...