Так же было и с моим Колей. Не только мы, родители, бабушки и дедушки, души в нем не чаяли, но и сестра Василина и брат Константин, которые намного старше его. Мы ничего не позволяли ему делать самому. Хотя, как и все маленькие дети, сначала Коля настойчиво твердил: «Я хочу сам!» Но скоро привык, что все за него делают взрослые. И для нас стало привычным, когда, скажем, уже в шестилетнем возрасте мальчик мог сказать: «Оденьте меня, пожалуйста!»
Коля учился в школе, которая  находилась в нашем дворе. Но тем не менее я сына провожала и встречала ежедневно вплоть до пятого класса. Мой муж Василий с иронией говорил мне: «Судя по всему, ты будешь Колю водить за руку и в вуз, и на работу...» Правда, когда Коля учился уже в четвертом классе, я решила не сопровождать его. Привязала к портфелю ключ и сказала: «Перевожу тебя на самообслуживание». Несколько дней так и было. Но однажды Коля сильно задержался после уроков. Пришлось за ним идти. В школе его не оказалось. Обратно иду, и вдруг Коля с дерева кричит мне: «Я тебя видел. И телефон слышал, как звонит. Но портфель мой на земле остался...»
Я испугалась. Коля забрался довольно высоко, а вдруг упадет? И снова стала его провожать и встречать. И только когда мальчик сам бурно запротестовал, заявив, что его уже давно ребята дразнят, я смирилась.
Мои старшие дети к 12 годам умели все. Летом я их вдвоем отправляла в Киев к своей сестре. И там они целыми днями гуляли одни, пока взрослые были на работе. Мы с мужем нормально к этому относились.
Теперь все мои дети взрослые. Василина и Константин - дизайнеры. Коля - студент юридического вуза. Учится хорошо, но успевает на занятия только ко второй или третьей паре. Утром, когда он уходит, я обязательно напоминаю: «Ключи взял? Перчатки взял? Мобильный взял? Проездной взял?» Не напомнишь - обязательно что-нибудь забудет.
Я осознаю ошибки, но сегодня уже ничего не могу изменить. Я не хочу винить Николая, что он таким вырос, я могу винить только себя.