Безвременный уход
- Кирилл, в телефильме «Диверсант» и в его продолжении вы снимались с Владиславом Галкиным, одним из самых знаменитых ваших партнеров по киноплощадке. К сожалению, его нет с нами уже четыре с лишним года...
- Мы с Владом крепко дружили, поэтому, когда его не стало, было очень больно и горько. Конечно, ушел он безвременно... Но, мне кажется, никого нельзя и не нужно в этом винить. Просто обидно, что уходит так много достойных, совестливых и неравнодушных людей, которые не умеют халтурить. А те, кто ничего собой не представляет, кто заработал популярность благодаря бесконечным обложкам глянцевых журналов, кто необычайно красноречиво выступает то с одним заявлением, то с другим, живут себе припеваючи и отлично себя чувствуют. Они здоровые и красивые. Но кого тут обвинять? Так было всегда. Во все времена были и есть люди, которые, как Влад, переживали, мучились и работали, но были и другие - с дешевой популярностью...

Будущий режиссер
- Весной этого года на экраны вышел фильм «Небо падших», снятый по одноименной повести Юрия Полякова, где вы сыграли главную роль. А в повседневной жизни успеваете читать, любите книги?
 - Много читаю, и в школе литература всегда была моим любимым предметом. А учился я в Литературной гимназии Петербурга. Будучи школьником, что-то писал, с ребятами мы издавали поэтические и прозаические сборники. Да я и сейчас пишу...
- А что, если не секрет?
- Сценарии. Я учусь во ВГИКе на режиссера и сценариста.
- А зачем вам,  состоявшемуся и популярному актеру,  это нужно?
- В 16 лет я пробовал поступить в Санкт-Петербургскую академию театрального искусства на режиссерский факультет, хотел работать на сцене, ставить спектакли. Но мне тогда сказали, что я слишком молод, мне не хватает опыта. И в актеры я пошел только потому, что меня не взяли в режиссеры. Со временем понял, что актерская профессия тоже позволяет рассказывать истории. А для меня это важно. Ведь говорят же, что миром правят люди, которые рассказывают истории... Помните, в фильме Михаила Козакова «Покровские ворота» есть замечательная фраза: «Молодой человек, самовыражайтесь быстрее»? И у меня как раз была эта страсть к самовыражению, которая выливалась в стихи, в прозу... Но в 90-е годы заработать на хлеб писательским, а тем более поэтическим трудом было практически невозможно. И я понимал - должна же быть какая-то альтернатива, которая позволит мне самовыражаться. Я увидел ее в актерстве. Но меня никогда не оставляло желание освоить и режиссерскую профессию.
- А сейчас вам что важнее - оставаться популярным актером или попробовать себя в режиссуре, при этом начиная многое с нуля?
- Непростой вопрос... Мне хочется заниматься и тем и другим. И в этом сложность. Потому что понимаю: рано или поздно все равно придется выбирать... Хотя есть примеры, когда человек может две эти ипостаси талантливо совмещать. Самый яркий пример для меня - Владимир Машков. Он блестящий артист, при этом ставит потрясающие спектакли, снимает кино. В идеале я вижу для себя именно такую дорогу. Правда, сам в своих фильмах сниматься не собираюсь. Я не знаю и не понимаю, как это делается. Разве что смогу сыграть эпизодичные роли, как это делал в своих картинах Эльдар Рязанов.

Вечная дилемма
- Кирилл, сложно ли было вам, человеку, который довольно долго работает в кинопроизводстве, поступить на режиссерский факультет?
- Я пришел в приемную комиссию ВГИКа и просто отдал свои работы. Уже не раз пытался писать сценарии к фильмам и даже снял короткометражку по мотивам рассказа французской писательницы Анны Гавальды. Это история о том, как однажды дальнобойщик становится виновником аварии. Он даже толком не понимает, что случилось, спокойно едет дальше и только на следующий день узнает из новостей, что натворил. И вот теперь стоит перед выбором: либо идти сдаваться и садиться в тюрьму, либо жить как ни в чем не бывало, ведь его никто не ищет... Он воспитывает сына, мечтает вырастить его настоящим человеком - благородным и сильным. Но если теперь он сам не найдет в себе мужества ответить за свой поступок, будет ли у него и впредь право требовать чего-то от ребенка?
- А почему вы вдруг решили взяться именно за эту историю?
- Сюжет мне показался достойным - вечная дилемма. А о чем рассказывать зрителю, как не о вечном, о том, с чем сталкиваемся каждый день? Ситуация выбора возникает в жизни практически ежеминутно. Например, сидит старушка, просит подаяние - дать ей немного денег или пройти мимо? Лежит человек на тротуаре в припадке эпилепсии - помочь ему или нет? Вот я одно время постоянно на улице видел эпилептиков. А однажды был совершенно ошарашен - иду по Москве и вижу: человек бьется в приступе эпилепсии, а вокруг него стоит масса людей, которые, вместо того чтобы помочь, снимают происходящее на мобильные телефоны. Я подошел, говорю: «Ребят, вы чего, обалдели?!» Ну и помог как смог.

Ответственность прежде всего
- А ведь это бич нашего времени. Вместо того чтобы помочь, люди в критических ситуациях достают мобильный телефон, чтобы успеть снять видео для Интернета... Мы стали совершенно другими?
- Безусловно! Сейчас иное время. А ведь многие из нас по инерции живут еще в XX веке, исповедуя его моральные идеалы, а на самом деле на дворе давно уже XXI столетие. Теперь, например, девушка, совершенно не стесняясь, ищет в социальной сети спонсора для поездки на Мальдивы. Лет 15-20 назад подобное и представить было невозможно. Даже если такое происходило, это скрывалось. И дело не в том, что о тебе подумают, тут другое: это бравада, к которой прибегают люди, не умеющие иначе оправдать свои поступки. Поэтому они и говорят: «А мне все равно, что обо мне подумают!»
- Разве не к этому мы шли долгие годы - к обретению внутренней свободы? Когда в открытую можно заявить: «Ищу спонсора. И мне все равно, что обо мне подумают!»
- Да! Но произошел перегиб. Помню, когда я учился в школе, это были 90-е годы, учителя призывали нас не отличаться от других, говорили, что неприлично выделяться. Но уже тогда этот стереотип был пережитком прошлого, застойной эпохи, и во времена моего детства он ломался. Но то время, на мой взгляд, было самым честным. А сейчас каждый имеет право быть неповторимой индивидуальностью, самовыражаться как ему вздумается, говорить все что угодно. Но, мне кажется, это тоже своего рода перегиб, та форма эгоизма, когда есть я, а вокруг гори все синим пламенем. Свобода все-таки прерогатива умных людей, которые готовы нести ответственность за свои поступки, за слова, за свое творчество, а не тех, кто говорит: «А мне все равно!» Вот что страшно...

Дитя 90-х
- Кирилл, вы родились за день до наступления 1980 года...
- Да. А вырос в 90-е...
- А нравы какой эпохи вам ближе - 80-х, 90-х, 2000-х?
- Я ужасно рад, что мой период человеческого созревания - 14-15-16 лет, - когда формируется характер, пришелся на 90-е годы. Это было идеологически свободное время. Поэтому я и вырос достаточно свободным человеком в эпоху «безвременья»: куда идти, что делать? Но в то же время люди получили больше возможностей. И мне повезло в том, что я был достаточно беззаботен - у меня не было семьи, которую я должен был тянуть и работать с дипломом инженера, скажем, на каком-нибудь молокозаводе... А если бы я родился раньше, наверное, меня бы время перестройки сломало, как многих. Я не думаю, что я бы смог подставить каких-то своих друзей, стать чиновником... А сейчас я ловлю себя на том, что все мои персонажи - люди XX века. Не важно, сам я играю их в кино или пишу сценарии. Мне близки темы, которые не оставляют людей равнодушными, и не важно, какой это будет жанр - мелодрама, остросюжетный фильм... Есть прекрасный немецкий фильм «Достучаться до небес». Это абсолютно авантюрная гангстерская история, но она рассказывает о том, что люди начинают жить только тогда, когда понимают, что смертны. Вот подобное мне близко - поднимать вечные вопросы, которые актуальны всегда: помочь или пройти мимо, сказать или промолчать? Это же есть везде, какое бы произведение мы ни взяли. Это касается и наших дней, и времен Великой Отечественной войны... Потому что эти вещи  краеугольные.
- Кирилл, в вашей фильмографии немало ролей в военных фильмах, в том числе посвященных Великой Отечественной войне. А как эти страшные годы затронули вашу семью?
- Я знаю только, что бабушка из Ленинграда по Дороге жизни вывезла троих детей, двое погибли от голода, а моя мама, дядя и тетя родились уже после войны. А мой дед, мамин отец, прошел всю войну без единого ранения. И когда шли съемки фильма «Диверсант. Конец войны», то сцены 9 Мая 1945 года мы снимали 9 Мая 2006-го в Польше. Я звоню маме, говорю: «Представляешь, мы 9 Мая снимаем 9 Мая». А она у меня спрашивает, как называется город. Я отвечаю: «Вроцлав». И тут она говорит: «Твой дедушка встретил Победу именно там ...» Вот такая череда совпадений.

«Детей учу делиться с ближним»
- У вас подрастают два сына. Чему вы их учите?
- Как раз этим вечным вещам. Когда я был ребенком, очень любил произведения детского писателя Владислава Крапивина. Он писал о том, что нельзя предавать,  нельзя терпеть, если тебя унижают. Мне это очень близко, так я стараюсь воспитывать и своих детей. Хотя они маленькие еще, да и есть некая сложность в том, чтобы не навязывать им что-то из другого времени. Но мне кажется, что какие-то библейские истины не уходят, какие бы времена ни были за окном, насколько бы ни был свободен мир. Не желай жены ближнего своего, не убей - это все равно не забыто и в наш век является ценностью. Во всяком случае для меня...
- Вы строгий отец? Многое детям запрещаете?
- Когда у сына три игрушки в руках, а у мальчика рядом ни одной, и видно, как ему хочется играть, а сын не дает, всегда стараюсь объяснить: «Дай поиграть. Мальчик твою игрушку не заберет. Он поиграет и отдаст тебе обратно...» Правда, это звучит красиво, на деле все куда сложнее выходит. Но, по-моему, у меня и моих ровесников в этом возрасте были те же проблемы. Это вопрос не времени и не века, а всего лишь малых лет ребенка.

Личная звезда
- Кирилл, вы очень популярный актер. У вас много поклонниц. А девушки не досаждают, не мешают жить?
- У меня нет таких поклонниц, которые бы досаждали. Наоборот,  мне очень приятно, что у меня есть почитательницы, приятные и интеллигентные люди. В одной из соцсетей они образовали группу, да и вообще всегда ведут себя очень корректно, уважают меня и мою жизнь. По-моему, это сообщество существует помимо меня, у девушек свои темы для разговоров, а я оказался лишь поводом для знакомства. И это прекрасно! А несколько лет назад они мне подарили звезду на небе...
- Как здорово!
- Да. У меня есть сертификат, который удостоверяет то, что я владею настоящей звездой в созвездии Кассиопеи. Это мое любимое созвездие. Поклонницы это узнали, нашли «свободную» звезду и подарили мне.
- А эта звезда, которая светит где-то далеко во Вселенной, на что-то вас вдохновляет?
- Честно говоря, я даже не всегда о ней помню. Но когда вспоминаю, становится приятно. Значит, все не просто так! Ведь я не из актерской семьи, у меня нет богатых родителей, которые бы меня продвигали. Все, что я сделал, чего добился, - это мой и только мой труд. Я-то это точно знаю!