- С ума вы сошли! - сазала дочка. - Там же война рядом!
И ребенок уехал самостоятельно в загородный лагерь. А мы на 8 дней - в Крым.
Дорогу одолели по «единому билету» - удобство, организованное в нынешнем году для россиян, отправляющихся в Крым поездом или самолетом, и заключающееся в том, что билет покупается из любого города страны до конечного пункта. Промежуточные пункты поездки или перелета соединены между собой по времени. Если оплачивать эту же дорогу по отдельности, выйдет дороже. У нас схема была такая: поезд из Новгорода до Москвы - поезд из Москвы до Анапы - автобус из Анапы до Керчи - паром - автобус до Севастополя. Огромный плюс «единого» в том, что на паромной переправе в Керчи автобусы «по единому» идут без очереди. Те, кто ехал на личных машинах, стояли в пробках по 20-30 часов. Для бедолаг были организованы придорожные души, туалеты и кафе. Мост через Керченский пролив, конечно, в будущем решит эту проблему.
В итоге мы провели в пути в одну сторону почти трое суток. (Почему самолетом не воспользовались? Дешевых билетов, о которых говорилось в СМИ, не осталось уже в мае.) Запомнилась ночь, когда поезд остановился у Ростова-на Дону. В темени у железнодорожных путей сновали фигуры продавцов съестного и спиртного - местных жителей. «Справа от вашего поезда Россия, - обронил один из ростовчан, - а слева, вон там, в 300 метрах от рельсов, уже украинская сторона». Через неделю после нашей поездки в Ростовской области упадут первые снаряды с той стороны войны...
По приезде нам удалось сразу найти жилье - рядом с морем, за 500 рублей в сутки, домик-пристройку.
- Цены у нас недорогие, - сообщили хозяева. - Крым в этом году стоит пустой.
В предыдущие годы сюда массово ехали жители Украины, нынешним летом - почти исключительно россияне. Говорят, украинцам трудно проехать через границу. Но рядом с нами в комнате хозяйской квартиры жила семья из Донецка - отец, мать и девочка лет семи. О войне мы их не расспрашивали - было неловко.
- Под бомбежку мы не попадали, - вот все, что сказал глава семьи. - А обстрел на улице видели. Как мы там живем? Ко всему люди привыкают. Нельзя привыкнуть к тому, что, если кто-то погибает, все списывается на войну. Нет никакого расследования.
Они уехали из мирного Крыма обратно в войну накануне дня, когда разбомбили вокзал в Донецке. Я о них ничего не знаю.
В Крыму цветут необыкновенные цветы на самых обычных плющах, которыми увиты дома. Розы метровой высоты в садах. «Здесь было бы так же, как в Донецке, если бы не референдум», - сказала мне хозяйка дома, обнимая свою пятилетнюю дочурку.
Когда мы уезжали, в наш домик приехала заселяться многодетная семья из Луганска. Дети: серьезный паренек лет 17, черноглазая девчушка-дошкольница и четырехлетний младшенький - инвалид с ДЦП. До того как занести вещи в дом, отец принес его в садовый рай на руках и повернул личиком к благоуханным цветам. Они, как и харьковчане, на неделю уехали из войны в мир, чтобы потом вернуться...