Мир Алисы
- Наверняка Алисой вас назвали в честь героини Кэрролла?
- Нет. Родители просто захотели выбрать для меня необычное имя. И им это удалось. Алис среди моих ровесниц почти нет.
- Но вас так и хочется сравнить с героиней из сказки. Ваша страничка в Интернете так и называется - «Мир Алисы», и там вы даже ведете «Дневник Алисы», а оформление сайта выполнено в стилистике Страны чудес.
- «Алису в Стране чудес» мне еще ребенком читала бабушка. Но проникаться этой историей я стала в старших классах. Она сложна для детского восприятия, только будучи подростком, я нашла в ней изысканность. Я долго везде возила с собой эту книгу - бабушкин подарок. И сейчас бережно ее храню.
- Если не ошибаюсь, в юности вы занимались журналистикой?
- Да. Есть в Петербурге газета для детей и подростков «Пять углов», бывшие «Ленинские искры». Я пришла в эту редакцию в 12 лет, мои материалы часто публиковали.
- А что привело вас в актерскую профессию?
- Попробовать поступать на актерский мне посоветовала папина жена - Ирина, когда я обсуждала с ней свое будущее и рассказала, что хочу учиться в Санкт-Петербургской академии театра, музыки и кинематографии (в прошлом - известнейший ЛГИТМиК) на театроведческом факультете. На это она мне сказала: «Ты попробуй на актерский, там-то учиться куда интереснее». Я загорелась этой идеей и поступила. Не думала всерьез становиться актрисой, просто вняла совету близкого человека научиться чему-то увлекательному. Все изменилось, когда началась учеба, я будто оказалась в том самом Алисином «зазеркалье», о котором, займись я другой профессией, никогда бы не имела представления. В вузе меня настолько увлекла атмосфера, игра в театр, что все остальное отошло далеко-далеко. Я была в восторге от уроков танцев в нашем восхитительно красивом классе хореографии - с огромными окнами, лепниной, белым роялем, первые аккорды которого меня уносили в параллельную реальность, во время занятий я представляла себя фрейлиной на балу...
- В этой роли вы и вкусили первое признание публики?
- В другой - это была роль щенка. До того как студент начинает репетировать отрывки из драматических произведений, он должен проиграть всевозможные этюды, в основе которых наблюдения за людьми, предметами, животными. У меня была собака - дог по кличке Адат. Я долго за ним наблюдала - как он спит, есть, бегает, играет, и все это использовала в создании полюбившегося и преподавателям, и студентам этюда «Щенок». Вот мой Адат и помог мне завоевать первый успех у зрителей.

«Американка» и ребята
- Неужели даже когда в 1997 году вы сыграли одну из главных ролей в фильме Дмитрия Месхиева «Американка» - озорную, рано созревшую девчушку Динку Огрурцову - вы все еще не видели свое будущее в актерской профессии?
- Когда я впервые попала на съемочную площадку, поняла, что ни за что не хочу оттуда уходить. Я влюбилась в атмосферу. Мне нравилось все, что там происходило. Весь тот период был окрашен волшебным цветом, я была влюблена во всю съемочную группу. Все работающие над фильмом люди - и костюмеры, и реквизиторы - казались божествами. Со времен тех съемок прошло 17 лет, однако я до сих пор считаю, что киношники - это люди, которые владеют какой-то тайной, и, вливаясь в их сообщество, ты тоже становишься причастной к ней, к магическому действу кинопроизводства.
- А как у вас складывались отношения с режиссером?
- Дмитрий Дмитриевич стал моим крестным отцом в кино. После работы с ним я каждого режиссера сравниваю с Месхиевым - этот более жесткий, а этот менее; а вот Дмитрий Дмитриевич иначе говорил «Камера! Мотор!», ну и так далее... Несмотря на то что к нему сейчас сложное отношение в культурном сообществе, он навсегда останется моим любимым режиссером.
- В большое кино вы попали за два года до окончания театрального вуза, но ведь широкая аудитория узнала вас благодаря роли секретаря Жанны в популярном сериале начала 2000-х годов «FМ и ребята» - о буднях редакции молодежной радиостанции...
- Это так. И сегодня не только мои зрители, но и популярные актеры, которые младше меня, подходят со словами: «Мы же выросли на вашем сериале!» Это здорово! И смешно! Мне-то все кажется, что это было недавно, и те, кто учился в этот момент в школе, должны быть еще желторотыми птенцами, ан нет, оказывается, уже взрослые приятные люди. Это очень забавно осознавать.

Москва
- Горьковский МХАТ - один из самых сильных театров России. Трудно было поступить туда на службу?
- Я пришла на обычный смотр, который каждый театр проводит ежегодно в конце сезона. Выпускники всех театральных вузов могут прийти и показать себя, чтобы пополнить ряды той или иной труппы. После того как комиссия во главе с художественным руководителем театра Татьяной Васильевной Дорониной посмотрела мой этюд, ко мне подошел заведующий труппой Валентин Валентинович Клементьев со словами: «Пожалуйста, больше никуда не ходите показываться. Мы вас берем».
- А почему вы сразу отправились именно в этот театр?
- Когда я была студенткой, гостила в Москве и попала в Горьковский МХАТ на спектакль «Ее друзья» в постановке Валерия Ускова. И впервые на театральном представлении плакала - в первом акте тихо, чтобы никто не видел моих слез, а во втором рыдала взахлеб. Настолько трепетный и трогательный был этот спектакль. А как играли актеры! Удивительно нежно, точно, искренне... Тогда я поняла, что хочу быть среди этих людей.
- Сказано - сделано?
- Да. Велика сила желания. Среди моих однокурсников были ребята, которые показывались во многих театрах, в результате не прошли ни в один. Но когда человек точно знает, чего хочет, не мельтешит, не распыляется, а идет к своей большой цели, то и неудивительно, что достигает ее. Лично я предпочитаю поступать именно так.
- Но вы ведь недолго прослужили в этом театре. Почему ушли оттуда?
- Я непоседливая стрекоза. Все время ищу что-то новое. Через пару лет я познакомилась с режиссером Михаилом Шевчуком. Он работал над спектаклем «Ромео и Джульетта». Это новаторская постановка, в которой было много пластики и движения. И мне очень захотелось попробовать себя в этой работе. Тем более Михаил предложил мне роль Джульетты. Правда, это было наше единственное сотрудничество. После он не ставил спектакли, начал снимать кино, на киноплощадке мы пока не встречались. Но я благодарна Михаилу за то, что он воспитал меня как артистку, научил смелости.
- Вы коренная петербурженка, но переехали в Москву. Понимали, что здесь можно добиться настоящего успеха в актерской профессии?
- У меня не было желания выстроить карьеру. Просто хотелось интересно жить. В какой-то момент настало время для московского периода. Но Петербург я не потеряла. Я часто приезжаю туда, в этом городе у меня много родственников, близких подруг, время от времени возникают какие-то бытовые дела.

Алеша
- Алиса, вы чувствуете себя взрослой?
- Совсем нет. У меня странные отношения с возрастом: кажется, что я ничуть не изменилась со времен своего детства, так же люблю простор, людей и собак, разве что жизненного опыта стало больше. Мне все кажется, что я маленькая девочка, а играю во взрослую женщину и меня вот-вот разоблачат.
- Сына вам приходится воспитывать одной. Вы строгая мама?
- Скорее терпеливая. Алеше уже шесть лет, удивительно прекрасный возраст, возраст - впитывающая губка, можно много всего заложить в ребенка. Однако с самого раннего детства я не довлею над ним, а прислушиваюсь к его желаниям, это, конечно, не значит, что все они должны быть выполнены. Но я не говорю ребенку: «Нет и точка», а объясняю, почему нельзя прямо сейчас получить то или иное. Так какая-то ситуация ему становится гораздо интереснее и понятнее. Допустим, мы приходим в кафе, Алеша хочет, чтобы ему прямо сейчас принесли еду, но так не происходит. И я ему подробно разъясняю, с чем это связано: официант принял наш заказ, передал его повару, если мы заказали макароны, повар должен вскипятить воду, опустить в нее макароны, подождать, пока они сварятся, ну и так далее... И Алеше такие поучительные беседы очень нравятся.
- А ваш папа - знаменитый музыкант Борис Гребенщиков - часто общается с внуком?
- Недостатка в общении у Алеши с дедом Борисом нет. Он ему уже и о музыке что-то рассказывает. Но мы не так часто видимся, все-таки у меня и у папы плотный рабочий график, а вот созваниваемся постоянно.
- Как вместе с Алексеем вы проводите свободное время?
- Интересно! Если лето, то много ездим по Подмосковью. Были и в ближайших областях - Тверской, Тульской. Часто наведываемся на детские мероприятия. И подруги у меня стали появляться из тех, кто воспитывает детей - ровесников моему Алеше. Так я сдружилась с актрисами Екатериной Вуличенко, с Ольгой Ломоносовой, после того как они были моими партнершами на съемочной площадке. Их вместе с дочками я всегда приглашаю в гости или сходить куда-то.
А еще мне очень нравится читать сыну и его друзьям книжки вслух. Когда вечером прихожу за Алешей в детский сад, то прошу у воспитательницы разрешения почитать всей группе сказку. То, что я получаю удовольствие от чтения вслух, заметила с рождением ребенка. И чем больше слушателей, тем лучше.

Хочу знать! Хочу быть!
- Вы и для взрослой публики читаете...
- Да, стихи. Вместе с подругой Екатериной Лисовой, с которой учились, а потом играли во МХАТе, мы придумали целую литературную программу. Показывали ее московской публике - в Центральном доме работников искусств. Прошло время, и я получила предложение работать над поэтическими спектаклями с Эдуардом Бояковым, основателем «Политеатра» и тетра «Практика». Так в моей жизни появились поэт Вера Полозкова и спектакли «Вера Полозкова. Стихи о любви», «Вера Полозкова. Избранные» и несколько других. Существуя в поэтической реальности, я попробовала сама делать камерные девичьи поэтические вечера, обнаружив, что существует много стихов, которые мне хочется донести до широкой аудитории. Я читаю и пушкинского «Евгения Онегина», и произведения Али Кудряшовой, Ани Русс, Анны Логвиновой, той же Веры Полозковой. С этим багажом поэзии я гастролирую и считаю, что это чудесная, нежная и просветительская работа.
- В рамках телепрограммы Михаила Ширвиндта «Хочу знать!» вы объездили полсвета, рассказывая зрителям о разных удивительных местах и явлениях. Трудно, наверное, было вести такую кочевую жизнь?
- Что вы! Когда я получила это предложение, прыгала до потолка от радости. Ведь если бы не эта работа, возможно, я бы никогда не посетила ни Доминикану, ни Норвегию, ни Якутию. А если бы и побывала в этих местах, то как простой турист - многого бы там не увидела. А благодаря нашей редакторской команде и Министерству туризма я вместе с телезрителями ознакомилась с такими явлениями, о которых даже не помышляла.
- А что из этих командировок вам запомнилось больше всего?
- Сложно выделить что-то одно, но есть вещи, которые изначально я представляла себе совсем иначе. Например, добыча голубого янтаря в Доминикане. Это не промышленность, а небольшой семейный бизнес. Люди в горах вручную добывают янтарь красивого голубого цвета - это застывшая смола рожкового дерева, которое когда-то здесь росло.

Ощущение полета
- Алиса, вы популярная театральная и киноактриса, любимая зрителями телеведущая. Куда еще стремитесь?
- Я очень люблю балет. В прошлом году в Большом театре состоялась премьера балета «Онегин», и мне удалось побывать на репетициях, где я была абсолютно счастлива, наблюдая за созданием кружев танца. Если бы у меня появилась возможность связать свою жизнь с балетом потеснее, это было бы чудесно.
- Вы сами работали со многими режиссерами, в том числе со знаменитым Павлом Чухраем на его картине «Водитель для Веры». А хотите сняться у конкретного мэтра?
- Мне необходимо ощущение полета, когда актер и режиссер хорошо чувствуют друг друга. Это как любовь, которая или возникает, или нет. Поэтому совершенно не важно, кто перед тобой - знаменитость или начинающий художник.