Отправился подавать документы в Российский государственный профессионально-педагогический университет. Уже выходя из здания, увидел вывеску другого факультета -  «Музыкальные компьютерные технологии». Стало интересно: в свое время Антон окончил музыкальную школу. Заглянул, успешно сдал творческий экзамен, прошел по баллам.
Но и первое решение не хотелось оставлять нереализованным, поступил еще и в Юридическую академию на вечернее отделение. Так Антон Коновалов стал студентом одновременно двух вузов. Одногруппники и там и там удивлялись: «Как совмещаешь освоение столь разных знаний?» У него получалось. После четырех лет учебы поступил в магистратуру РГППУ, вскоре окончил Юридическую академию.
...Когда встал вопрос о выборе работы, сразу подумал о преподавании. Проходя по центральной улице Екатеринбурга, обратил внимание на старинное здание Мужского хорового колледжа. Зашел, спросил, есть ли вакансии. Вакансии были: учителя истории и учителя информатики (в колледже получают образование основное и профессиональное, здесь учатся с первого по одиннадцатый класс). Ну что ж, в академии давали много истории, в университете на музыкальных компьютерных технологиях - много информатики, в дипломе же написано «магистр педагогического образования», к тому же колледж музыкальной направленности - все сходится! А сочетать разное, Антон уже знал, ему удается.
Так якобы случайно, но, конечно же, вполне закономерно Антон Коновалов стал школьным учителем сначала двух, а очень быстро трех предметов: присоединилась математика. Сейчас он завершает свой второй год в колледже. Информатику ведет во всех классах, начиная с шестого, математику - в пятом, шестом, седьмом и десятом, историю вел сначала в нескольких классах, теперь только в седьмом.
- Антон Андреевич, можно мне переписать работу на более высокую оценку?
- Мне непонятно кое-что, хочу задать вопрос...
- А вы фильм вот этот интересный смотрели?
Кто с кем легко (или трудно) находит общий язык: учитель - с учениками или ученики - с учителем? Это с какой стороны посмотреть. Здесь, с какой ни смотри, контакт присутствует.
- Я стараюсь идти навстречу детям. Некоторые ребята, даже если не правы, проявляют неуступчивость, называя это принципиальностью. Возможно, взрослому я бы ответил в подобной манере. Если же конфликт назревает между людьми, исходно занимающими неравное положение, я не пользуюсь преимуществами взрослого или учителя, не ставлю между нами дополнительные барьеры, они делу не помогут. Дети сразу увидели во мне нестрогого человека.
- А как же дисциплина?
- Под нестрогостью я не имею в виду попустительство или какие-то льготные требования. Без дисциплины невозможно нормальное функционирование учебного процесса.
- Некоторые молодые педагоги испытывают затруднения при первом общении с детьми...
- Это не про меня. Возможно, потому что в семье рос брат намного моложе. Я привык взаимодействовать с младшими, для меня это совершенно естественно. Помню, на практике в вузе довелось вести урок музыки у первоклассников, песенку разучивали. Классный руководитель после удивлялся, что мне удалось так быстро установить контакт.
Правда, мне еще не доводилось выходить к незнакомым старшеклассникам: нынешний десятый я узнал, когда ребята были помладше.
- Антон, что же,  почти за два года работы у вас не было реальных сложностей, ситуаций, когда вы не знали, что ответить, как донести информацию?
- По учебной программе таких ситуаций не было. Знаний математики и информатики, которые я получил в вузе и даже в школе, пока хватает. Но предчувствую: когда нынешние пяти-шестиклассники подрастут, они будут задавать такие вопросы, ответы на которые предстоит поискать, в них присутствует заинтересованность.
И все-таки есть вопрос, на который я еще не нашел достойного ответа, удовлетворившего бы тех, кто его задает: зачем нам математика? Ответы хоть и искренние, и правильные, но звучат клишированно, и тех детей, у которых возникают сомнения, не убеждают. Я говорю, что учимся мы не для того, чтобы всю жизнь алгоритмами заниматься, а для того, чтобы находить пути решения любых задач, что математика прежде всего развивает мышление.
- В современном образовании мало мужчин. Как вы считаете, почему так сложилось? И что способен дать педагог-мужчина, чего не может женщина?
- Когда в XX веке школа стала массовой и профессия учителя тоже приобрела массовость, в сферу образования пришло много женщин. Изначально же, еще со времен античности, преподавателями были исключительно мужчины. Невольно провожу аналогию с тем, что сейчас происходит на дорогах: женщин-водителей становится все больше и больше, хотя еще недавно этот вид деятельности считался чисто мужским. Особой разницы между педагогами по половому признаку я не вижу; разве что мужчине легче поддерживать дисциплину. Хотя и здесь все зависит от конкретного человека.
- Вы готовы взять классное руководство?
- Интерес есть. Иной раз начинаю фантазировать: со своим классом я бы сделал то, другое. Коллеги мне тоже советуют. Но есть и другие, отговаривают, мол, столько затрат, столько сил на это уходит. Но в любом случае хочу попробовать.
- Завершается ваш второй учебный (рабочий) год. Не устали от школы? Как видите свое будущее, по-прежнему в образовании?
- Я нашел в преподавании столько плюсов, сколько, наверное, не смогу пока найти в другом деле. Во-первых, удобный график труда, в основном занят до обеда. Остается свободное время для работы над диссертацией, для репетиторской деятельности. К тому же я пою в хоре «Русские певчие», который создан на базе выпускников нашего колледжа. Во-вторых, уровень зарплаты считаю очень неплохим: у меня большая нагрузка, и если она сохранится, и в этом плане все будет нормально.

Екатеринбург