Образование - это становление человека путем вхождения в культуру; благодаря ее присвоению он и становится ее субъектом. Поэтому и целью образования может считаться только homo moralis - человек моральный, духовный, а не просто homo loquens - человек говорящий.

А теперь вникнем в то, какая стратегия предлагается российскому образованию. Нам настойчиво пытаются доказать необходимость так называемого компетентностного подхода. Согласно ему выпускник школы должен обладать рядом компетентностей в разных сферах. Процитируем две из пяти ключевых компетентностей:

- в сфере гражданско-общественной деятельности (выполнение ролей (?!) гражданина, избирателя, потребителя;

- в сфере культурно-досуговой деятельности (умение использовать свободное время, культурно и духовно обогащающее личность).

Трудно не понять разницу между «быть гражданином» своей страны и «выполнять роль» такового. Выполнять роль гражданина может вполне успешно и резидент...

Что касается упоминания о «духовности» в контексте одной лишь досуговой деятельности, то оно звучит дежурно и странно. О какой духовности может идти речь, если в сфере иноязычного образования ставится задача: «обеспечить знание языка на уровне функциональной грамотности»? Вспомним, что этот термин взят из 20-х годов прошлого века, когда Советская власть поставила задачу - ликвидировать в стране неграмотность... Вот какие «вершины образования» мы собираемся штурмовать!

Мы вновь пытаемся наступить на те же технократические грабли. Мы соблазнились прагматизмом, забыв, что он - антипод духовности. Забыли о воспитании человека, о его нравственности, т.к. возвели в абсолют обучение. А образование, воспитание - не измерить прямо. Как и развитие. Все это сказывается потом. Когда рванет. Потому что качества нашей работы - это продолжение качеств нашей души. Человек компетентный, но бездуховный, без нравственной основы - это деляга, и только. Причем отнюдь не безвредный.

Прагматизм заменяет нравственные понятия «можно» и «нельзя» физическими понятиями «возможно» и «невозможно». Следовательно, что возможно, то и можно. И если мы окончательно скатимся в русло прагматических отношений, нетрудно догадаться, чем это грозит нашим детям, обществу, России.

Трагедия России в том, считают многие отечественные философы, что победила западническая элита. И они - увы! - правы. Обратимся к фактам и прокомментируем их.

1. Совместная комиссия МО России и Великобритании (?!) и сотрудники Британского совета (?!) готовят пакет проектов для реформы преподавания иностранных языков в России. Такое немыслимо ни в одной стране. Я как-то по случаю спросил у представительницы американского посольства, отвечающей за образование: «Скажите, Рут, если бы в США обсуждалась проблема модернизации образования, вы бы пригласили, скажем, коллег из Англии, Франции, Германии для составления проекта или программы?» Американка удивленно посмотрела на меня: «Конечно, нет», - сказала она.

2. В Федеральных экспертных советах, где авторы получают гриф МО на учебники, заседают наши люди, получающие зарплату в Британском совете и Институте Гете (!). Удивительно ли, что все труднее получить гриф нашим учебникам и что грифуются иностранные учебники; последнее вообще не позволяет себе никакая другая уважающая себя страна, ибо школьный учебник - объект стратегический.

3. Заявлено, что единственным первым языком во всех общеобразовательных школах должен быть английский. Кроме прагматики, оправдать это нечем. Если же посмотреть на это с образовательных позиций, то дискриминация немецкого, французского и испанского языков резко исказит и без того совершенно неадекватную картину соотношения изучаемых языков с потребностями реального мира. Зато предлагаемая программа создаст прекрасные возможности для развития... британской языковой индустрии, для сведения российских граждан до бездумных и зависимых потребителей зарубежных образовательных услуг, но приведет к упадку отечественной языковой образовательной индустрии, к упадку российской германистики, франкофонии, лингвистики и филологии, которые всегда были одними из лучших в мире, к развалу авторских школ.

4. На конференции «Глобальный английский для глобального понимания», которая проводилась под эгидой МО РФ, заместителем председателя Британского совета (?!) была озвучена Федеральная (!) программа совершенствования обучения иностранным языкам в России. Вот что в ней предлагалось:

при поступлении в российский вуз должны быть признаны не национальные, а международные британские экзамены и, следовательно, по всей России должны быть организованы соответствующие центры;

необходимо создать новые коллективы авторов учебной литературы, работающих непременно под руководством зарубежных кураторов, или адаптировать (видимо, как для недоразвитых) зарубежную учебную литературу для использования в российских школах.

В этой связи хотелось бы заметить, что подобное высокомерие основано лишь на финансовых, но не интеллектуальных возможностях зарубежных «кураторов». Общеизвестно, что их учебники по иностранным языкам абсолютно не учитывают ни русскую культуру, ни особенности психологии наших учащихся, сеют в умах молодежи прагматизм и сомнение в присущих нашему народу ценностях. Я уже не говорю о том, что социокультурный портрет России, который рисуют их учебники, никак не способствует подготовке школьников к диалогу культур. Приведу лишь три примера, которые не могут не возмутить любого россиянина. Это фрагменты из британских учебников.

...Карикатура иллюстрирует уборку космического мусора на орбите. Карикатура прокомментирована текстом «Помойка в небе». В первой строке читаем: «1956, Sputnik». Предполагается, что участие России в освоении космоса незначительно и несерьезно, а его последствия разрушительны.

...«Россияне жестоки. Они запустили животное в космос, зная, что не смогут вернуть его на Землю. Животное погибало медленно и мучительно, на протяжении недели. В России сохранились пережитки язычества. Самый главный исследовательский институт России назван именем Лайки». (?!)

...Особенно «интересны» сведения о романе «Преступление и наказание». «В основу романа легло отчаянное финансовое положение Достоевского, готового на убийство ради денег (?!). Свои проблемы россияне склонны решать криминальным путем».

А между тем, многие наши учебники превосходят их учебники не только по содержанию, но и в методическом отношении. Так, например, учебник английского языка для 10-11-х классов, созданный в Российском центре иноязычного образования (ведущий автор профессор В.П.Кузовлев), был признан лучшим учебником Европы 2000 года. Что же касается коммуникативности как наиболее прогрессивного направления в методике обучения иностранным языкам, то она зародилась в России, а не в Англии, как полагают многие, причем на 10 лет раньше.

Все это - результат того, что, во-первых, вопросы выработки языковой политики были отданы на откуп зарубежным центрам, которые, естественно, учитывают прежде всего свои интересы. Вторая причина - отсутствие гласности. Документ «Стратегия модернизации содержания общего образования» в январе 2001 года стал известен лишь небольшой группе людей и не был представлен на широкое обсуждение. Достаточно сказать, что среди основных составителей «Стратегии...» иностранные языки представлены одним человеком... заместителем председателя Британского совета (?!). О готовящемся документе не знал даже ни один из наших ведущих ученых в сфере иноязычного образования.

Между тем, в «Стратегии...» поставлена задача: «Осуществить переход на сопоставимую с мировой систему показателей качества образования». Это прекрасно. Но что подразумевается под «мировой системой»? В мире, т.е. в разных странах, она разная. Например, общеизвестно, что наши учащиеся 8-9-х классов, приезжая в Америку, выполняют задания за учеников 11-го класса, удивляясь их примитивным знаниям. Теперь это - наш образец? Тогда, может быть, стоит так и сформулировать девиз модернизации: «Образование - это английский для выживания плюс американизация всей страны».

Ефим ПАССОВ,

директор Российского центра иноязычного образования