- В начале 70-х годов я познакомился с фотокорреспондентом «Учительской газеты» Михаилом Кузминским, с того времени я постоянно рисую для вашей газеты. В «УГ» менялись редакторы, журналисты, но неизменным оставалось отношение к карикатуре. Оно всегда было и есть уважительное. Учительство, воспитание детей - это такой огромный пласт жизни, что изрисоваться на эту тему невозможно. А сейчас еще и современные реалии подбрасывают новые темы - компьютеризация, ЕГЭ. Вообще школьные реформы во многих случаях вызывают улыбку. Впрочем, я убежден, без юмора жить нельзя. И газета, и человек без юмора ущербны. Обратите внимание на западные газеты - они пестрят карикатурами. А у нас, к сожалению, карикатура исчезающий жанр, отношение к ней непростое. Некоторые редакторы газет и журналов опасаются карикатуры, размышляя, как чеховский герой: как бы чего не вышло.
- Игорь Алексеевич, я знаю, что ваш отец был учителем...
- Да, мой отец преподавал рисование и черчение. Он участник войны, был летчиком, после войны окончил Смоленский педагогический институт, работал в школе. А по материнской линии мои предки Сардановские были священниками, причем мой прадед дружил с Сергеем Есениным. Моя мачеха была учителем начальных классов. Так что семья, в которой я вырос, педагогическая. Московская средняя художественная школа при Институте имени Сурикова, куда я поступил, находилась рядом с Третьяковской галереей. Все мои школьные годы прошли в особом волшебном мире искусства. Тогда у меня был выбор: или поступать в Строгановку, или в Московскую духовную академию - учиться на иконописца. Меня сразу брали туда на второй курс. Однако поставили одно условие - принять монашество, не жениться, а мы уже тогда с моей будущей женой подали заявление в ЗАГС. Так что учиться на иконописца я не пошел, в 1969 году поступил в Художественное училище памяти 1905 года. А с женой Татьяной Григорьевной мы вместе уже 47 лет, она моя муза, мой самый близкий друг и личный секретарь, честно скажу, без нее я бы пропал...
- Вы профессиональный художник, почему все-таки выбрали жанр карикатуры?

- Я со школьной скамьи любил рисовать смешные шаржи на учителей и друзей. Мне всегда хотелось рисовать именно карикатуру, потому что в пейзаже можно выразить настроение, в портрете - точное сходство, а в маленькой карикатуре художник может отобразить мысль лаконично и емко, что удается не всегда даже на больших полотнах. Карикатура - это эффект увеличительного стекла, где свет, мысль, идея концентрируются в маленькую, но очень емкую точку - карикатуру. Карикатуристы смотрят на мир другими глазами, и взгляд при этом у них незамыленный, свежий.
Вот как написал о карикатуре Александр Васильевич Швыров в своей книге «Иллюстрированная история карикатуры с древнейших времен до наших дней», М., 1902 год, Санкт-Петербург:
«Если мы захотим восстановить в памяти какое-нибудь событие, давно уже канувшее в вечность, нам стоит только взять современные карикатуры, и оно предстанет перед нами во всей своей силе и яркости.
Карикатуру можно сравнить с янтарем, который в своей золотистой массе тысячелетия хранит мельчайшие организмы во всей их целости и неприкосновенности.
Карикатура тесно связана с обществом, его жизнью. По бытовой и политической карикатуре можно создать учебник по истории России. Заметьте, от этого учебника детей нельзя будет оторвать, всю историю от Древней Руси до сегодняшних дней можно представить в картинках. Я предлагаю реализовать такой проект совместно с «Учительской газетой».
- Приходилось ли вам рисовать карикатуры на известных людей, политиков?
- Я часто рисую шаржи на известных актеров и актрис. Тут нужно быть деликатным, особенно в отношении женщин, чтобы никого не обидеть. Я не люблю, когда гротеском искривляют лицо, считаю, что художник не должен быть злым. Я много раз рисовал шаржи на Президента России Владимира Путина, на премьера Дмитрия Медведева. Думаю, что с чувством юмора у нашего руководства все в порядке, и они не обидятся на дружеский шарж. Бывший премьер-министр Италии Джулио Андреотти сам попросил нарисовать на него шарж и остался очень доволен. Между прочим, когда я участвовал в международном конкурсе карикатуристов в Италии, именно сам Андреотти приехал вручать мне премию. В почете карикатуристы и в Турции, президент страны неоднократно публично высказывал свои симпатии мастерам карикатуры, у него в правительстве два карикатуриста являются советниками. Я думаю, не мешало бы и другим странам воспользоваться опытом Турции, ведь карикатуристы видят то, чего не замечают чиновники. Карикатура - это зеркало общества. Когда в стране начинает бурлить, тогда появляется масса политических карикатур. Но если в обществе более или менее стабильная ситуация, все равно карикатуристу есть над чем работать. Появляются все самые современные машины, компьютеры, но природа человека остается неизменной - он так же грешит, как 1000 лет назад, обманывает, прелюбодействует, ворует... Босх изобразил на своих картинах семь смертных грехов, они по-прежнему торжествуют над человеческой природой. Жаль, что у нас сейчас мало карикатур в печатных изданиях, мало книг о карикатуре.
- Я знаю, что вы были инициатором идеи о создании Музея карикатуры...
- Этой идеей я занимаюсь уже более пятнадцати лет. И, к сожалению, сдвигов никаких. Я с известным карикатуристом Борисом Ефимовым, который дожил до 108 лет, ходил много раз в Министерство культуры. Нас встречали, поили кофе, коньяком, говорили в один голос, что музей нужен, но нет денег... Были и у Лужкова, ответ тот же... Мне обидно даже не за себя, а за тех художников, чьи работы пропадают бесследно. Новые поколения их никогда не увидят... А ведь русская карикатура - это целый великолепный пласт, я хотел бы показать карикатуры с их историей - от лубка и до современных работ. В жанре карикатуры работали такие замечательные всемирно известные художники, как Гойя, Брейгель, Босх, Леорнардо да Винчи, Дали, Дмитрий Моор, Виктор Дени, Константин Ротов, Василий Семенов, Кукрыниксы и многие другие. Я считаю их своими учителями в карикатуре...
- Ваши первые карикатуры появились сорок лет назад, тысячи работ были опубликованы на страницах «Известий», «Московских новостей», «Крокодила», «Комсомольской правды», «Учительской газеты»... Сейчас в газетах карикатура редкость. Как вы считаете, этот жанр уходит в прошлое?
- Я убежден, одних фотографий недостаточно, печатное издание, если оно выходит без карикатуры, теряет остроту, эффект от статьи, особенно если речь идет о политике. В то же время карикатура должна быть эстетичной. Нельзя рисовать мерзость и гадость, где все пороки вываливаются наружу. Так, мне предложили нарисовать карикатуру про ситуацию на Украине. Однако заранее придумали, какой она должна быть, и я отказался. Предложил им свою версию. Обидно, что мои заказчики посчитали ее слишком мягкой, беззубой.
Если говорить о советском времени, то тогда работала огромная когорта отличных профессионалов-карикатуристов. Я пришел в редакцию «Крокодила» еще в 1971 году, тогда мне было чуть больше 25 лет, и рисовал я там до 1989 года. Рядом со мной трудились настоящие мастера, целая школа карикатуристов, остроумные, талантливые, жаль, что с каждым годом их оставалось все меньше и меньше. Потом «Крокодил» и вовсе закрылся. Правда, редакция этого журнала много раз пыталась собрать мастеров карикатуры и возродить этот жанр, но прежнего успеха им достичь не удалось...
- Игорь Алексеевич, один из любимых ваших образов - Дон Кихот, ему вы посвятили более 25 лет.
-Да, в 80-е годы, когда нельзя было ничего просто так сказать, я понял, что если нарисую какую-то проблему с Дон Кихом, то это оградит меня от всяких разговоров. Если возникали вопросы, я говорил: «Дон Кихот - это же в Испании, не у нас». Тем не менее, когда я нарисовал Дон Кихота со знаменем, которое колыхнулось и закрыло ему глаза, он шел как бы с завязанными глазами, редактор журнала «В мире книг» сразу мне сказал: «Этот рисунок не пойдет... Знамя у Дон Кихота красное». Все в редакции замолчали: рисунок-то черно-белый. Но редактор настоял на своем - убрать, не надо знамени. Лишь спустя время напечатали этот офорт.
- Скажите, какие темы привлекают вас больше всего?
- Сюжеты, как правило, подсказывает сама жизнь. Карикатурист чем-то похож на врача-диагноста - взял трубочку, послушал и сказал, где болит. Вылечить я не смогу, моя задача - обозначить проблему.
- Почему, на ваш взгляд, так мало молодых художников работает в жанре карикатуры?
- Я и сам не могу понять, почему молодежь равнодушна к карикатуре, может, потому что нигде в мире рисовать ее не учат. Есть художники-монументалисты, графики, портретисты, а жанру карикатуры научиться нельзя - это дар от Бога, или он есть, или нет. У нас есть идея создать при Московском государственном художественном институте имени Сурикова факультет, на котором бы велись занятия по истории карикатуры. В России все пошло от лубка. Крестьянские избы, сундуки были оклеены лубком. «Как мыши кота хоронили» - это карикатура на Петра I. Изучая искусство лубка, можно увидеть такие глубины! Я бы с другими карикатуристами вел этот предмет, однако еще раз повторюсь: научить рисовать карикатуру нельзя. Сейчас при Академии художеств я планирую выпускать журнал «Карик-art-ура». Примечательно, что деньги на этот журнал выделил президент Российской академии художеств Зураб Церетели - человек с огромным чувством юмора. Он большое внимание уделяет студентам, детям, и это не может не вызывать уважения.
Возвращаясь к теме молодых карикатуристов, скажу: талантливые ребята есть, но их мало. Стараюсь таким помогать вступить в Союз художников России, там есть секция художников-карикатуристов.
- Игорь Алексеевич, когда состоится ваша очередная персональная выставка?
- 8 июля 2014 года в Российской академии художеств. Там будет представлено около 100 моих карикатур.

P.S. 6 июля у Игоря Смирнова день рождения. Коллектив «Учительской газеты» от всей души поздравляет Игоря Алексеевича с 70-летним юбилеем.
Игорь Алексеевич! Счастья, здоровья и вдохновения. С нетерпением ждем ваших новых карикатур!