* * *
Три года нешуточных сражений общества закончились победой. Осенью 2013 года новое руководство Рособрнадзора, Федерального института педагогических измерений и Федерального центра тестирования взялось за проведение экзаменов в России по-новому. Прежняя команда не справлялась, да и не хотела, но сегодня их больше нет, и мы не будем ни о них, ни о причинах, которые ими двигали. Расскажем о хорошем.
Практически следуя опубликованным нами в «Учительской газете» в июне 2011 года рекомендациям (http://www.ug.ru/insight/46), в сентябре 2013 года объявили о серьезном противодействии нарушениям. Видеорегистрация экзаменов, металлодетекторы, перекрестная межрегиональная проверка работ - все это было запланировано новым руководством Рособрнадзора. И практически все получилось. За это, за обычную честную работу, за то, что государственные экзамены прошли так, как им и положено проходить, -  спасибо. За приятное удивление всех тех, кто не верил, что можно это сделать так быстро и слаженно, за недовольство тех, кто не смог в очередной раз обмануть государство, - за все это тоже спасибо.

* * *
Важный комплекс мер осталось еще реализовать. Как мы писали тогда же, экзамен следует делать более открытым: создавать банки заданий для подготовки к ЕГЭ, проводить пробные экзамены, разрешить пересдачи, публиковать варианты прошлых лет, открывать статистику.
Вообще это совершенно безнравственно - скрывать правду, прикрываясь какими-нибудь якобы государственной важности соображениями. В 1986-м молчали про Чернобыльскую катастрофу. Чтобы народ не волновался и ненужного напряжения не возникало. Экзаменационные варианты ЕГЭ прошлых лет тоже скрывают. Каковы были темы сочинений на ЕГЭ по русскому языку за последние три года? Неведомо. Какую задачку сочинили по химии? Тайна. За что снижают баллы при проверке эссе по обществознанию? Секрет.

* * *
В этом году каждого из десятков тысяч экспертов под роспись ознакомили с требованием Москвы: разглашать содержание критериев проверки экзаменационных работ посторонним лицам нельзя. Вот спросит вас, предположим, ученик: «Я вчера на экзамене задачку решал про треугольник, какой там ответ правильный?» А ты рот на замок, а то приедет Москва и лично расстреляет. Или коллега по работе спросит: если ученик, отвечая на вопрос по истории, месяц и год Бородинского сражения правильно назвал, а число перепутал - ему на сколько баллов отметку снизят? Не отвечай. Ты же в документе расписался, а там черным по белому написано: «О том, по каким критериям оценивают выпускников школ, знать не должен никто». Ни их учителя, ни родители, ни они сами. Тайна это. Кто решил, что тайна? С чего вдруг происхождение оценки, влияющей на судьбу ребенка, - тайна от него самого? Не спрашивать! Решение принято. Обсуждать не будем. Кому надо, тот пусть становится экспертом ЕГЭ, тогда все узнает. Правда, рассказать никому не сможет. Унесет страшную тайну с собой в могилу.

* * *
Знаю одну историю про учительницу, которая проверяла ЕГЭ по математике. И - о ужас! Сфотографировала условие и решение задачи. Она могла бы его просто запомнить, а потом в туалете в блокнотик переписать. Но нет! Достала телефон! И им сфотографировала! Ее уволили отовсюду, откуда смогли.
Кстати, почему эксперты, которые несколько дней подряд с утра до вечера проверяют работы школьников, вынуждены выходить разговаривать по телефону на улицу, объяснить не может никто. Пользоваться калькулятором нельзя. Детям на экзамене можно, а экспертам нет. Телефоны в здании нельзя, электронные словари нельзя, Интернет - нельзя. Это что, качество проверки улучшает?
Я спрашиваю себя: почему? Почему надо провоцировать, а потом унижать взрослых людей? Та учительница хотела своим ученикам принести интересную задачу с экзамена. Задачу, условие которой на этом экзамене прочитали сотни тысяч школьников. Задачу, решение которой проверяли десятки тысяч экспертов. Тайна-то в чем? Зачем по всей стране эти решения у  экспертов после окончания проверки забирать и уничтожать? Их публиковать надо в день экзамена на сайте ФЦТ. Пришли школьники домой,  проверили себя - все ли верно решили, какой ответ правильный, где ошиблись. Поговаривают, причина в том, чтобы эти решения в начале года опубликовать и продать ученикам и учителям в виде книжек. Индустрия выгодная: сначала составляешь задания, получаешь зарплату, потом продаешь к ним решения. Кто решения не купил, тот к экзамену не готов окажется.  

* * *
Еще одна страшная тайна - условия экзаменационных задач. За все годы варианты экзаменов были опубликованы лишь однажды - в марте 2014 года. Что случилось? Да это были те самые варианты, которые выкрали в апреле 2013 года. За год они разошлись повсюду - и вот их решили официально разместить.
Следующая попытка пришлась на май 2014 года, но она уже успехом не увенчалась.
Варианты досрочных экзаменов были опубликованы выборочно, а к заданиям по иностранным языкам и вовсе не приложили файлы для аудирования. То есть вопрос «собирается ли Мэри поступать в Оксфорд?» на бумажке написан, но прослушать диалог, из которого эту информацию надо почерпнуть, - об этом не позаботились.
Кстати, когда задания досрочных экзаменов опубликовали, стало ясно, почему их обнародование вызывало сопротивление некоторых. Выяснилось, что по физике не только задания базовой части, но и задания части С взяты из ранее изданных книг и не являются оригинальными. Оказалось, что по биологии часть заданий некорректна. Кстати, некорректные формулировки в заданиях по биологии уже многие годы обычное дело. Все пребывают в некоторой растерянности и ждут, чтобы кто-нибудь уже занялся этой проблемой. Задания по физике и по информатике отличаются от демоверсий. Далее выяснилось, что среди заданий части С по математике есть прошлогодние, предложили некорректную задачу и отнюдь не бесспорные критерии проверки решений, да и сами решения ежегодно оказываются далекими от грамотных. В этом году решение, предложенное экспертам как образец, вместо одной строчки содержало целый абзац неочевидных рассуждений. А в прошлые годы просто присылали решения с ошибками. Странно, что целый федеральный институт не может выверить экзаменационные варианты, разработка которых  -  основная стоящая перед ним задача.
Возможно, варианты и решения к ним скрывают из-за сомнений в их качестве. Граждане, они же читать умеют, сравнивать, высказываться. А это зачем? Это не нужно. Тайна.

* * *
Теперь о мистификациях. Это, разумеется, открытые банки заданий ЕГЭ по всем предметам, разработанные ФИПИ. Ничего более компрометирующего придумать нельзя. Я понимаю, что их не лично Рособрнадзор составлял. Но, в конце концов, есть в этом ведомстве хоть кто-то, кто может знакомому учителю позвонить и спросить: как там открытый банк - хорошо получился?
На портал с неудобным интерфейсом сброшены неразобранные задания. Они не сгруппированы ни по сложности, ни по темам, ни по месту в экзаменационном варианте. Представьте, что картину разрезали на кусочки-пазлы, их перемешали, потрясли и высыпали в кучки. Это и есть рецепт приготовления открытого банка. В разделе «Алгебра» лежит несколько сотен задач по геометрии, задания из серии: «что дешевле - 3 ручки по 1,5 рубля или 2 ручки по 2 рубля?» разбросаны между алгеброй и статистикой, причем они не имеют отношения ни к той, ни к другой области. И так тысячи страниц. Но вы не подумайте, что это только в математике. Просто этот предмет первым указан, его первым и читают. По другим  не лучше.
Вы спросите: при чем тут мистификация? Так а как же? Официальные лица не раз заявляли, что именно из открытого банка ФИПИ частично будут браться задания на ЕГЭ. Думаете, так и было? Вовсе  нет. Банк интенсивно заполнялся в конце зимы - начале весны, после того как были разработаны КИМы. Экзамены прошли, а заданий из банка в них не оказалось.

* * *
Но обмануть не единственный вариант. Можно опровергать. Или не комментировать. Например, Рособрнадзор не комментирует снижение порогового балла ЕГЭ по математике. Балл понизили, но никому не сказали.
«Снижение минимального балла ЕГЭ по русскому языку помогло получить аттестаты о среднем образовании 20% российских школьников», - цитируют СМИ ректора МГУ Виктора Садовничего. Зная, что структура экзаменационного варианта по русскому языку и  сложность самих заданий по сравнению с прошлыми годами не менялись, сделаем три вывода.
Первый: видимо, каждый пятый выпускник раньше экзамен списывал. Второй: каждый пятый выпускник российских школ не знает русского языка на самом элементарном уровне. Каждый пятый - это не один или два двоечника в классе. Да простят меня математики: каждый пятый - это полстраны. Дело в том, что в больших городах количество несдавших в этом году осталось бы в пределах прошлых лет. Поэтому третье: где-то есть места, где двойки получили бы не средние 20% выпускников, а все 90%.
С математикой хуже. В июне порог был снижен с пяти задач до трех! Заодно поменяли шкалу: за первую задачу стали начислять 7 баллов, за вторую - 6, за третью - еще 6. Решено 3 задачи, но кто же их считал. Главное, что порог 20 баллов звучит прилично.
И это при том, что осенью в экзаменационный вариант была добавлена дополнительная задача уровня начальной школы, чтобы порог из пяти заданий все точно прошли. Но этого оказалось недостаточно. С какими заданиями не смогли справиться выпускники школ?
1. Сколько шлюпок нужно на 710 пассажиров, если в шлюпку помещается 25 человек?
2. Найти на графике температур за месяц тот день, когда температура была наибольшей.
3. Скидка на ручку ценой 100 руб. составляет 10%. Сколько стоит ручка со скидкой?
4. Из 50 билетов 10 выигрышных, какова вероятность купить выигрышный билет?
Эти четыре задачи решает слишком мало выпускников, поэтому черту провели под тремя задачами. Так, а ЕГЭ-то тогда зачем проводить в масштабах страны? Сейчас новый формат разрабатывается - экзамен по базовому и профильному уровням. Очевидно, что базовый уровень уже разработан: три задачи из контрольной для пятиклассников. Вот и весь секрет.

* * *
Но дело не только в нижнем пороге, с количеством стобалльных работ все непросто. Экзамены разных лет должны коррелировать друг с другом по сложности, ведь их результаты действуют 4 года. Но по математике за последние 4 года их было 250, 50, 500 и 60. Тут что с чем коррелирует? И почему варианты составляются так, чтобы 100 баллов не могли получить даже полпроцента выпускников? Почему мы отбираем у учителей математики право с гордостью сказать: «Мой ученик получил максимальный балл»? Почему по русскому языку 100 баллов получают сотни выпускников, а по математике - пять десятков?
Это вопросы с ответами, и аналогия тут такая: не каждый профессор филологии с блеском разгадывает кроссворды. Да и само это умение разгадывать кроссворды к профессиональным умениям филологов отношения не имеет. Но по многим предметам ЕГЭ составляется именно так: изобретается какой-нибудь вопрос позаковыристее, и получится сложный экзамен. К чему это приводит? Учителя говорят прямо: я могу научить теореме Пифагора или находить ошибку в программе, написанной на Паскале. Но я не могу научить разгадывать загадки на экзаменах и даже браться за это не буду.
Не тайна, что можно, и нужно, и должно составлять экзаменационные варианты так, чтобы 2-3 процента выпускников по каждому предмету могли получить высший балл. И нет, они не приедут все поступать в один вуз, а если и приедут, вуз будет только рад. Устроит им дополнительный экзамен, если захочет.
Кстати, хотите узнать, каковы на самом деле результаты ЕГЭ?  Кроме самых общих сведений, их никогда не раскрывают. Это тайна.

​Дмитрий ГУЩИН, учитель математики и информатики, учитель года России-2007, Санкт-Петербург