Бизнес был честным и велся открыто. Состоял он в следующем. К концу года школьная библиотека велела учащимся подготовить учебники к сдаче. Было сказано, что грязные и потрепанные учебники приниматься не будут, родителям придется раскошелиться и купить взамен испорченных новые. Больше всего пострадали, понятное дело, учебники по русскому языку - упражнения с пропущенными буквами и запятыми были щедро раскрашены карандашом. Кто-то из детей активно принялся за ластик  и скотч (подклеивать потрепанные обложки), кому-то было лень и неохота. Девочки предложили ленивым одноклассниками свои услуги. Почистить учебник стоило по их скромным расценкам пять рублей, если требовалась и подклейка,  брали 10.  Воспользоваться услугами новоявленной «клининговой» компании нашлось несколько желающих. Дело пошло, но закончилось быстро и бесславно...
 Кто-то из одноклассников рассказал о предприятии родителям (не хочется думать, что из злого умысла, просто поделился ребенок новостью), а родители довели услышанное до сведения классной руководительницы. Классная наставница - пенсионерка, воспитанная пионерией и комсомолом,  - разумеется, отнеслась к бизнесу отличниц резко отрицательно. Она срочно провела внеплановый классный час на тему «Мы все одна семья», где рассказала о принципах коллективизма и взаимопомощи, о своем детстве и тимуровском движении. В конце она принудила девочек публично раскаяться, попросить у всех прощения и вернуть деньги. Девочки, хотя и без большой охоты, сделали все именно так, как требовала наставница.
Инцидент, казалось бы, исчерпан и дело закончено? Нет. Потому что у девочек, да и остальных детей, остались в головах неразрешенные сомнения.  Дело в том, что все они по своему небольшому жизненному опыту хорошо знают, что такое сфера услуг.  Их родители пользуются услугами химчисток, автомоек, клининговых компаний, нянь, репетиторов. Они уже знают, что можно самим провести генеральную уборку квартиры, а можно нанять опытного мастера чистоты, и он уберет лучше и быстрее, потому что профи. Можно самим заниматься с сыном или дочкой  математикой и английским, а можно пригласить специалиста,  и результат будет лучше. Можно самим поехать на берег водоема и вымыть машину, но гораздо разумнее воспользоваться автомойкой,  это понятно даже ребенку. Что все эти услуги оплачиваются родителями, дети прекрасно знают. Если не с пяти лет, то с семи точно. И это ни у кого из них не вызывает вопросов. Напротив, дети удивляются, если кто-то что-то для их семьи делает бесплатно (если это, конечно, не родной и близкий человек). Такова жизнь, которую мы создали и в которой предстоит жить детям. В этом мире не все продается и покупается, слава богу. Есть многочисленные примеры милосердия и доброты. Дети видят и знают, что многие взрослые, в том числе и их родители, бескорыстно помогают слабым, больным, беззащитным.
Не могу не привести прекрасный пример солидарности и взаимопомощи, свидетелем которого была сама. В нижегородском лицее №40 в прошлом году родители 2-го класса добровольно, без всякой просьбы учителя собрали более 40 тысяч на реабилитационное лечение мальчику, переболевшему среди года осложненной пневмонией. На эти средства он вместе с мамой съездил на курорт, и это очень помогло - в этом году он не болел даже ОРВИ!
Так формируется норма: к слабому  особое отношение, с равным же отношения должны быть партнерскими. На основании договора. Если два человека мирно договорились об услуге и цене, это не должно вызывать негативной реакции третьего лица. При чем он здесь? Ведь речь не идет о шантаже, обмане или вымогательстве.
Вернусь к случаю в лицее. Девочки честно и добросовестно сделали то, о чем их попросили, они заранее назначили цену, и желающие с ней согласились. Не было обмана и вымогательства, договор ни с чьей стороны не был нарушен. В чем же их вина? Другое дело, если б речь шла о списывании на контрольной или подготовке доклада за деньги. Тут бы участницы предприятия  могли быть обвинены в противозаконности услуги, препятствующей процессу обучения. И вполне можно рассказывать о временах тимуровского детства и энтузиазме комсомольцев, но заставлять публично каяться и возвращать честно заработанные деньги - это, на мой взгляд, лишнее. Так, пожалуй, воспитываются лишь двуличие и ханжество.  
Есть и еще один момент, заслуживающий внимания. Мама одной из девочек занимается развитием предпринимательства в студенческой среде. По ее признанию, современных молодых людей, даже студентов финансово-экономических специальностей, очень сложно заставить  мыслить  категориями бизнеса. Предпринимательская смекалка включается лишь у единиц,  и это чрезвычайно огорчает  руководство вузов, озабоченных расширением коммерческой составляющей своих научных разработок. В последние годы правительство Нижегородской области и Союз ректоров нижегородских вузов провели не один круглый стол на тему развития предпринимательства в регионе. Разработана целая программа, способствующая распространению бизнес-образования. В нее включена в том числе и средняя школа. Но нижегородские учителя в большинстве своем об этом не знают.
Не случайно же не дают ожидаемых результатов организуемые на самых разных уровнях семинары для молодых ученых по разработке бизнес-планов и стартапов, ежегодные «УМНИК» и «СТАРТ» - конкурсы, стимулирующие предпринимательскую активность. Вложения в программу масштабные: взять хоть постройку огромных зданий бизнес-инкубаторов в каждом районном центре (построить-то их построили, но они пустуют, так как в районах процветает только торговля-перекупка), а результаты оставляют желать лучшего.
По-видимому, и это мнение мне приходилось слышать от многих специалистов, в вузе уже поздно прививать навыки предпринимательства и развивать коммерческую смекалку. Нельзя упускать школьный возраст. Михаил Ботвинник, например, убежден, что самое время для развития бизнес-мышления - начальная школа. И с ним согласятся многие успешные бизнесмены. Жаль, что их в школу приглашают только с одной целью - помочь с финансированием. Не разумнее ли уже в школе изучать их успешный опыт ведения собственного дела?

Нижегородская область