Эрозия социальных пространств
Для того, кто умеет видеть и наблюдать, в жизни всегда много интересного. И пожалуй, самым интересным сегодня является то, как изменяется характер отношений взрослого и ребенка. Еще 30-40 лет назад, по словам Катерины Поливановой, детство и взрослость были четко разграничены. И если первый этап был занят обучением и подготовкой, то второй, естественно, давал возможность реализовать все то, к чему человек готовился на протяжении первого. Но сегодня процесс подготовки как бы размазывается по всему периоду взрослости.
Эрозия привычных социальных пространств происходит, как отметила Катерина Поливанова, и в области семейных отношений. Если прежде семья была достаточно закрытой, имела четкую границу, отделявшую ее от внешнего мира, то сегодня налицо сетевая семья с многочисленными сложными связями и взаимоотношениями: взрослые вступают в неоднократные браки, детям необходимо общаться со сводными братьями, сестрами и т. д.
Размывается классическое представление и о многих других, ранее привычных и понятных институтах, например о школе. Школьная жизнь начинается задолго до появления ребенка на пороге образовательного учреждения. Все пространства, которые прежде были относительно понятны, сегодня оказываются перемешаны. И задачей взрослеющего человека в такой ситуации становится не принятие кем-то установленных границ того или иного явления, а их определение.
Образ взрослого, по словам Катерины Поливановой, также оказывается предметом дискуссий. Кто сегодня является взрослым? Если раньше мы понимали, что взрослый - это тот, кто транслирует заданные нормы, а в обучении, являясь носителем нормы, как бы подтягивает ребенка до нужной планки, то сегодня отчетливо видно, что многое открывается ребенку и без посредства взрослого. Нередко дети осваивают культурные образцы даже вопреки тому, что могут дать взрослые.
О проблеме взрослого человека говорили еще в 80-х годах прошлого века в связи с появлением понятия «кидалт», или «взрослый ребенок». В начале XXI века провели очередное исследование поведения 20-летних молодых людей и девушек, принадлежавших к среднему классу, и выявили, что чаще всего это действительно оказываются люди, которые не принимают серьезных жизненных решений: не вступают в брак, не делают больших карьерных шагов и т. д. И это в первую очередь характеристики поведения более обеспеченного класса.
Тогда это было открытие. Сегодня уже спорят о том, что это: новый период взросления или новая форма существования во взрослом возрасте? И дать однозначный ответ трудно, поскольку, по словам Катерины Поливановой, у таких людей взрослость неоднородна - в ряде областей они исключительно самостоятельны, в других абсолютно зависимы от старшего поколения.
Таким образом, в ситуации, когда освоение образцов и норм не происходит лишь посредством их трансляции от классического взрослого к классическому ребенку, фигура взрослого теряет свое исключительное значение.

Волшебная возможность действовать
В связи с явно обозначившимися проблемами возрастов сегодня, по словам Катерины Поливановой, возникают трудности даже в выборе методов исследования этой проблематики. Все старые психолого-социальные методы, конечно же, до сих пор применимы, но большинство из них связаны именно со старыми образами взрослости. Возможно, ключом к теме психологического развития является обращение к проблемам ребенка в переходном возрасте и его интересов.
С этой целью Катерина Поливанова и ее коллеги - аспирант Психологического института Российской академии образования Елена Сазонова и исследователь рекрутингового агентства ООО «Бигл» Марта Шакарова провели два взаимосвязанных исследования книг и мультфильмов, интересных детям сегодня.
Основная идея исследований заключалась в том, что необходимо было понять, как ребенок взаимодействует с художественным текстом. Текст имеет бесконечное число интерпретаций, каждый считывает что-то свое. И тем интереснее выяснить, что именно из представленных сюжетов находит наибольший отклик у детей, что для них является значимым событием.
Первое исследование, о котором рассказала Катерина Поливанова, было посвящено тексту мультфильма как провокации игры. В качестве примера аналитики обратились к мультсериалам «Смешарики» и «Том и Джерри». Возраст детей, принимавших участие в этом исследовании, - дошкольный. Исследователям было необходимо выяснить, какие мультфильмы провоцируют двухтактную полноценную игру. Оказалось, что в большей степени это характерно для «Смешариков». В них нет явного противопоставления «плохой - хороший», однако это не страхует героев от возникновения неоднозначностей в отношениях и конфликтов. Таким образом, сфера сложных взаимоотношений героев чаще провоцирует сюжетно-ролевую игру, нежели когда отношения показаны стереотипно, как в «Томе и Джерри».
В исследовании детского чтения, как отметила Катерина Поливанова, принимали участие уже подростки 8-10-х классов. За основу были взяты романы о Гарри Поттере, которые в свое время обеспечили подъем детского чтения даже в России.
Исследователи задавали ребятам вопрос о том, почему им интересны эти романы. Оказалось, что именно компонент волшебства играет здесь главнейшую роль. И тем не менее при определении того, что является волшебством, речь шла о совершенно прагматичных вещах - для современного подростка оно ощущается как возможность действовать. Это особенно важно учитывать, поскольку в то же самое время подростки противопоставляют волшебному миру действия реальный современный мир, где невозможно действовать, где все смутно, непонятно, неясно. Для действия и самореализации нужна среда с четкими границами, и ею становится волшебный мир романов о Гарри Поттере. Он ярок и архаичен, его дихотомии просты, и потому в нем заложена возможность принимать решения и на что-то влиять.
Подобные ответы подростков очень хорошо, по словам Катерины Поливановой, отражают современную ситуацию, когда ребенку приходится жить в мире относительных ценностей и исчезающих образцов.

Взращивать норму вместе
Естественно, такие нетривиальные выводы не могли не пробудить в аудитории сомнения и вопросы. Так, ведущий научный сотрудник Центра социально-экономического развития школы НИУ ВШЭ Марина Пинская отметила, что весьма интересен вопрос о границах современности затронутой проблемы. Можно ли судить о том, насколько сегодняшний ребенок стал другим? Были ли такие же популярные, влиятельные тексты, например, в середине XX века? Можно ли считать, что гайдаровские «Тимур и его команда» или «Голубая чашка» оказывали в свое время не меньшее влияние на подростков?
Научный руководитель Центра мониторинга качества образования Института образования НИУ ВШЭ Виктор Болотов согласился, что с вопросом трансляции нормы и того, кто и кому должен ее передавать, сегодня понятно далеко не все и тем не менее, возможно, стоит задуматься о том, что взрослому и ребенку нужно взращивать эту новую норму вместе.
Кроме того, как отметил Виктор Болотов, сегодня учителя нередко говорят о том, что дети стали хуже, неусидчивее, что они не соответствуют их представлениям о должном... О чем это свидетельствует? О том ли, что подразумевают под этими словами современные взрослые?
Присутствующие в этом усомнились, ведь если говорить о том же досуге, то сегодня повсеместно признается, что и сериалы стали сложнее, они даже в каких-то аспектах учат думать, и компьютерные игры развивают определенные навыки, и мы чаще всего уже не относимся к ним исключительно негативно. Люди в мире поумнели - об этом говорит хотя бы повышение индекса IQ в целом.
Но ценностные ориентиры современных подростков действительно разнятся с представлениями о них взрослых. Доцент Департамента образовательных программ НИУ ВШЭ Дмитрий Фишбейн отметил, что на примере собственного ребенка видит, насколько сегодня в молодежном сообществе принят и высоко ценится, например, навык активного и продвинутого геймера. Он оказывается статуснее, чем умение ловить рыбу или играть в футбол. И надо понять, как это можно применить в образовании.
Катерина Поливанова отметила, что сегодня сама роль семьи и школы становится несколько меньше. Это связано с тем, что среда вокруг становится богаче. И нужно понимать, что взросление происходит уже не только в двух этих системах социализации. Тем не менее, по словам Катерины Поливановой, отчетливо видно, что система образования и государственная политика в области детства сегодня неясно представляют себе образ ребенка, однако пытаются с уверенностью говорить о том, что ему нужно. В то же самое время образы ребенка и взрослого претерпевают значительные изменения и, чтобы грамотно совершенствовать систему образования, это уже нельзя не учитывать.