За один день могу написать несколько законопроектов, за которые меня похвалят педагоги всей страны

Кандидата наук направили руководить учебно-консультационным пунктом (УКП) в Новый Уренгой. В 1988 году УКП осуществлял подготовку студентов-заочников и представлял собой двухэтажное деревянное здание. За 10 лет руководства Артюхову удалось создать полноценный филиал Тюменского нефтегазового университета: при поддержке производственного объединения «Уренгойгазпром» были построены два капитальных корпуса, лаборатории оснастили современным учебным оборудованием, собрали коллектив квалифицированных преподавателей. Сегодня в вузе в общей сложности обучается 1300 студентов.

В 1994 году Артюхов был избран депутатом Государственной Думы Ямало-Ненецкого автономного округа первого созыва, в 1996 году - второго созыва, а в1998 году Андрей Викторович стал председателем Государственной Думы Ямало-Ненецкого автономного округа и одновременно - членом Совета Федерации Федерального Собрания РФ. Больше двух лет он занимался социальными вопросами в профильном комитете. В 2001 году Артюхова пригласили на должность заместителя губернатора Тюменской области по социальным вопросам.

В 2003 году Андрею Артюхову было доверено представлять Тюменскую областную Думу в Совете Федерации Федерального Собрания РФ, где он занимает в настоящее время пост заместителя председателя Комитета Совета Федерации по науке, культуре, образованию, здравоохранению и экологии. «УГ» пригласила Андрея Викторовича на откровенный разговор, и журналисты не упустили возможности задать гостю «колючие» вопросы, узнать последние новости. В общем, поговорить нам удалось практически обо всем.

- Андрей Викторович, есть ли у Совета Федерации расхождения с Государственной Думой по вопросам образовательной политики, принятия законов, касающихся образования?

- Я бы не сказал, что у Совета Федерации в вопросах образования есть серьезные разногласия с Государственной Думой. Как правило, наши позиции очень близки.

- Но Совет Федерации наложил вето на закон «О государственном языке Российской Федерации», причем именно ваш комитет подготовил такое решение.

- Да, мы отклонили этот федеральный закон, так как считаем, что он нуждается в доработке. И не только сенаторы так думают. Вы помните, какие дискуссии были на телевидении, в прессе по поводу нормы закона о недопустимости использования иностранных слов при наличии общеупотребительных аналогов в русском языке. Недавно я был на интересном мероприятии, где выступал доктор психологических наук профессор Александр Асмолов. Вся его речь была просто напитана иностранными словами. Не знаю, как бы он мог сегодня выступать, если бы закон вступил в силу. После первых двух фраз ученого просто бы арестовали (смеется). Самое замечательное, что в тексте закона также есть иностранные слова.

- А какова судьба законопроекта о статусе педагогических работников? Будут ли они приравнены когда-нибудь к государственным служащим?

- Здесь необходимо разобраться. Многие, говоря об этом законопроекте, прежде всего имеют в виду высокую заработную плату учителей. Но для решения этого важного вопроса не нужен новый закон, а требуется лишь исполнять Закон «Об образовании», который устанавливает, что заработная плата учителей должна быть не ниже заработной платы работников промышленности Российской Федерации, а значит, как минимум в два раза выше, чем сейчас. С первого октября этого года зарплата увеличится на 33%, но этого недостаточно: необходимо включить в бюджет 2004 года расходы на исполнение Закона «Об образовании».

Не следует забывать и о том, что статус государственного служащего накладывает на него ряд серьезных ограничений. Например, государственный служащий не имеет права заниматься какой либо другой оплачиваемой деятельностью, кроме преподавательской, научной и творческой.

- Андрей Викторович, к какой партии вы принадлежите?

- «Единая Россия».

- Если посмотреть итоги голосования по многим законопроектам, принимаемым в этом году, то окажется, что партия «Единая Россия» довольно часто выступает против того, что могло бы поддержать образование. В частности, когда в бюджете появились дополнительные средства и шли жаркие дебаты, кому и сколько дать, «Единая Россия» выступила против расходов на образование. 90% депутатов не захотели, чтобы деньги пошли на поддержание библиотек, общежитий, школ и так далее. Почему проправительственная фракция, когда дело касается социальных вопросов, голосует против народа? Что за странные пассажи - говорить одно, а делать совсем другое?

- Попробую объяснить, хотя, может, мои слова не всем понравятся. Во-первых, центристские фракции не являются проправительственными. Во-вторых, именно благодаря центристскому большинству в Государственной Думе за последние три года приняты все важнейшие для страны законы. И, в-третьих, деятельность той или иной фракции надо оценивать не по числу популистских инициатив, а по количеству продуманных перспективных шагов, которые способствуют развитию экономики страны, ее безопасности и в конечном счете улучшению уровня жизни всех граждан. Я, к примеру, могу за один день написать несколько законопроектов, за которые меня похвалят педагоги всей страны. Начиная от воспитателя детского сада и заканчивая академиком. Но ведь надо реально смотреть на жизнь. Возьмем законопроект о повышении надбавок за ученую степень в высшей школе (Артюхов является одним из его разработчиков. - Прим.ред.). Думаете, все довольны? Теперь в претензии работники средних специальных учебных заведений. Ведь в техникумах тоже есть кандидаты, доктора наук. Чем они хуже? Надо думать, как исправить это положение.

- Верно ли, что судьбу многих законопроектов в окончательном варианте решает все-таки Минфин? Скажет, денег нет, и все...

- В общем-то, подмечено верно. Влияние правительства и Министерства финансов на судьбу того или иного законопроекта очень большое. Я, к примеру, не знаю, пройдет ли законодательная инициатива нашего комитета о внесении изменения в статью Трудового кодекса о предоставлении государственных гарантий и компенсаций студентам-заочникам. По действующему Трудовому кодексу они имеют эти гарантии и компенсации, только когда получают образование по заочной форме обучения впервые. Мы предложили, чтобы студент-заочник имел право на льготы и гарантии при неоднократном обучении в вузе в случае направления на обучение работодателем. Но в Трудовом кодексе четко оговорено, что льготы заочникам положены только один раз. Как быть? Ведь мы постоянно говорим о непрерывном образовании. Мы внесли законопроект еще в конце прошлого года. Судьбу его предсказать не берусь.

- Андрей Викторович, как вы относитесь к укрупнению сельских школ?

- Развитие системы образования не может осуществляться без учета складывающейся демографической ситуации. Как это ни печально, но число учащихся в стране снижается, причем очень быстрыми темпами. Если в 1987 году наблюдался пик рождаемости - 2,5 млн. человек, то через шесть лет, в1993 году, детей родилось почти в два раза меньше. Именно демографические тенденции явились толчком к процессу укрупнения сельских школ. По предварительным данным, например, в Ленинградской области контингент учащихся сельских школ сократится к 2013 году на 46,6%, а в Московской области - на 35,5%. Конечно, для учителей и учащихся это не простой процесс. Если в селе закрыть школу, значит, надо либо увольнять учителей, либо принимать их на работу и возить каждый день вместе с детьми в другой населенный пункт. Так что же мы выиграем из этого? На этот вопрос нет единого ответа, к каждой школе нужен индивидуальный подход. В каких-то случаях в ликвидации учебного заведения смысл есть. И не только из-за экономических соображений, но и из-за качества образования. Порой встречаешься со случаями, когда педагог ведет несколько предметов. Или учащиеся не изучают какой-либо из предметов потому, что нет учителя. Если говорить об укрупнении, то оно должно сопровождаться повышением качества образования и хорошо организованной доставкой детей школьными автобусами.

- Есть ли реальные возможности у государства повысить заработную плату учителям? Или то, что нам говорят, что денег нет, - действительно правда или только полуправда?

- Я считаю, что сейчас ситуация для повышения заработной платы работникам образования благоприятная. Из-за уменьшения численности школьников снижаются расходы на организацию образовательного процесса. И эти средства можно было бы направить на повышение заработной платы. Исходя из норматива расходов на одного ученика (примерно 8,5 тысячи рублей в год) и данных о сокращении контингента учащихся, можно говорить о сумме более 10 млрд. рублей. Следует также иметь в виду, что норматив 8500 рублей является минимальным, в реальности же в сельской местности на одного учащегося уходит гораздо больше средств. Например, в Тюменской области есть сельские школы, в которых расходы на одного человека составляют от 15 до 25 тысяч рублей в год.

- Есть масса примеров, когда губернатор не может найти общий язык с мэром города. От этого, как правило, страдают учителя: в область деньги приходят вовремя, но на местах учителя месяцами не получают заработной платы. Когда ищут виноватого, то кивают либо на губернатора, либо на Москву. Сейчас много говорят о том, чтобы учитель получал деньги если не из центра, то напрямую от губернатора. Как вы относитесь к этой идее?

- Это правильное решение. Когда я работал зам. губернатора, то также сталкивался с нецелевым использованием средств. Департамент финансов в срок копейка в копейку перечислял деньги муниципальному образованию. Но у того помимо зарплат учителей масса проблем. Ремонт, коммунальные платежи, топливо. И что бы мы ни делали с руководителем, как бы ни грозили, некоторые все равно умудрялись расходовать деньги нецелевым образом. Поэтому законопроект по изменению финансирования общеобразовательных учреждений, внесенный президентом, я считаю правильным. По этому закону на субъекты РФ также возлагается выделение средств на финансирование заработной платы и приобретение учебных пособий, технических средств обучения.

- Андрей Викторович, нужно ли нам продвигать наше образование за рубеж?

- Мой родной Тюменский нефтегазовый университет открыл филиал в Казахстане. Надо сказать, что учебное заведение успешно развивается: вуз нашел полное понимание у властей и общественности. Так что за рубежом, пусть даже и ближнем, нас ждут. Более того, продвижение российского высшего образования на международный рынок должно стать приоритетом в образовательной политике государства. Это положение записано в концепции развития России на ближайшие три года в разделе образования.

- А что вы можете сказать о проблеме закрепления выпускников вузов? Не секрет, что будущие учителя, медики, агрономы, зоотехники не хотят работать по специальности. На ваш взгляд, что нужно сделать для решения этой проблемы?

- Внедрять образовательный кредит. Молодой человек получает высшее образование на деньги, одолженные ему государством. С каждым годом отработки по направлению этот долг погашается. Есть и другие варианты. Например, в Тюменской области, чтобы привлечь в деревню молодых специалистов сельского хозяйства, для них строится жилье.

- Как вы относитесь к сокращению бюджетных мест в вузах и все большей коммерциализации высшей школы?

- По статистике, студентов-договорников становится все больше, хотя в этом году и число бюджетных мест также увеличено. На мой взгляд, для высшего образования не это главная проблема. В начале 90-х годов, будучи руководителем филиала Тюменского нефтегазового университета в Новом Уренгое, я пережил трудный период, когда многие преподаватели собрались уходить из вуза: по сравнению с заработной платой работников промышленности они получали копейки. Тогда мы впервые приняли на дневное отделение 25 договорников, и эта группа позволила нам сохранить коллектив. Постепенно увеличивая число платных студентов, мы смогли приобрести современное учебное оборудование, оргтехнику, спортинвентарь и т.п. Высшей школе пришлось выживать. И, выживая, многие вузы увлеклись обучением специальностям «повышенного спроса» - юридическим, финансовым, экономическим. Не имея ни кадровой, ни материальной базы, негосударственные вузы и филиалы вузов всех форм собственности занимаются откровенной халтурой, продавая дипломы в рассрочку. Это серьезная проблема, которую необходимо решать. В апреле депутатами Государственной Думы был внесен проект закона, направленный на создание государственно-общественной системы аттестации и контроля качества образования. Надеюсь, что он сможет изменить ситуацию к лучшему и способствовать повышению качества образования.

Джамиля САЙРАМОВА, Надежда ТУМОВА,

Михаил КУЗМИНСКИЙ (фото)