Все счастливы, директор доволен, наконец-то мы видим прогресс, все замечательно, все чудесно: «Юля, ты молодец!» Заходит Вовочка. Спрашиваю: «Почему опоздал?» Он в ответ: «А что, вы мне «три» не поставите?» - «Нет, не поставлю!» Дальше идет диалог: «Ставьте мне «три», и я пошел!» - «Нет, не поставлю! Бери билет!» Вытащил билет, но ответить не смог. Что делать? Пересдача.
Пересдач у Вовочки было много. Я наслышалась в свой адрес много всего, в том числе нелестного: «Вы знаете, кто у Вовы папа?» Потом пошли слезы: «Что вам, жалко «три» поставить!», затем призывы к ответственности. Я стояла на своем: «Иди и учи!»
К пятой пересдаче выяснилось, что Вова, оказывается, умеет говорить, знает какие-то слова, к шестой - от него уже пошли предложения, на седьмой пересдаче мы собрали комиссию, пришел завуч, пришли родители, пришли даже его друзья, одноклассники, чтобы поддержать, насколько это было возможно. У всех вопрос: «Ну сколько можно, Вовочка?!» На дворе середина июля, Вовочка не пошел ни в какие токари - хотел поступить в училище, но, выходит, я ему этого не разрешила. Перед комиссией он берет один билет, второй, третий, отвечает, воодушевляется, ему члены комиссии задают вопросы, на некоторые он отвечает, получает свою тройку и уходит из школы.
Проходит десять лет, я иду с электрички домой, передо мной останавливается автомашина BMV, выходит Вовочка: «Здравствуйте, Юлия Викторовна, вас подвезти?» - «Нет, спасибо. Дойду пешком. Как у тебя дела, как жизнь?» - «У меня все хорошо, я не попал в токари, но я работаю слесарем в автосервисе BMV. Сначала я был на вас обижен, но потом понял, как вы были правы, что заставили меня выучить и сдать экзамен. Я был единственным в группе, кто умел переводить инструкцию с английского на русский. Мне так понравилось! Я потом залез в словарь, узнал много новых слов. Теперь я успешный бизнесмен благодаря вам!»
Из этой истории я сделала вывод, что тогда поступила правильно. Теперь я настаиваю на том, чтобы дети учили язык, тогда и результат в их жизни будет успешным.