Мне дали шестой класс, дети решили меня  спасать, так как учителя «старые, злые». Понятно, что у педагогов не было другого выхода, как быть учителями, а я-то еще студентка, и дети решили меня спасти от школы. Спасение было придумано весьма своеобразное. Дети решили меня из школы выжить. Делали они это так: известно, что слабослышащие или неслышащие дети плохо говорят, вот они на предложение что-то рассказать, начинали говорить: «Бу-бу-бу». Я понимала, что они делают это специально, не потому что плохо говорят, а  потому что не выучили, к тому же для того, чтобы я их не поняла. Вообще неслышащие или плохо слышащие люди очень закрытые, они считают, что слышащим до них нет никакого дела, в их среде своя психология, свои общие законы, представления. Дети меня все время проверяли, но вскоре убедились, что я знаю  жестовый язык, жестовую азбуку,  но, конечно, этим мои знания и ограничивались. Тут приходит один милый ребенок, я говорю ему: «Здравствуй!», он мне улыбается и  жестами отвечает. Поскольку за ним стоят его одноклассники и смотрят  на мою реакцию, я понимаю, что  что-то там, видимо, значит вовсе не «Здравствуйте!».  Я запомнила эти жесты и попросила одного опытного преподавателя перевести мне сказанное мальчиком. Могу сказать, что  у меня был шок. Я срочно выучила ответ: «Мне неприятно то, что ты мне сказал!» и показала мальчику. Постепенно они поняли, что я взрослый человек, интересующийся их культурой, осваивающий их язык, нам стало проще общаться, и таких  обидных для меня ситуаций  уже  не было.