Проблема была далеко не в том, что каждый из нас, взрослых, винил себя в том, что мы не успели  помочь родителям собрать нужную денежную сумму, отправить девочку  на лечение. Мы не знали, как говорить со своими учениками об этом, как достучаться до них,  чтобы не затвердели их души, чтобы они поняли, какая общая беда случилась в нашей школе. Я не только преподаю  испанский язык, не только занимаюсь школьным театром на испанском языке,  в рамках дополнительного образования мы с ребятами еще ведем проектную деятельность. И вот мы решили с ребятами провести специальный урок. Мы показывали что-то на экране, говорили с детишками. Мне кажется, все всё поняли, потому что потом у ее портрета стояли живые цветы, дети приносили  игрушки, вспоминали об этой девочке. Но вдруг мне на электронную почту пришло письмо от одной из мам: «Уважаемая Екатерина  Владимировна!  Я вас очень прошу оградить детей от ненужных разговоров о больных  детях с просмотрами фотографий лысых детей и рассказом об их болезнях.  Пожалейте наших детей, они и так у нас очень впечатлительные».  Честно говоря, я не знала, как мне на это отреагировать. Меня очень удивило, что эта мама не подошла  ко мне и не поговорила лично, ведь мы с ней знакомы. В ответном письме я поблагодарила ее  за отклик и написала ей о том, что, наверное, мы хотим воспитать  в детях способность к милосердию и сопереживанию, не хотим ограждать их от реальности, потому что  у каждого из нас могут быть близкие, которые  больны. Мы должны быть готовы поддержать их, позаботиться друг о друге. Я написала  этой маме о  том, что  те акции, которые мы проводим в школе совместно с фондом «Подари жизнь» и другими организациями,  безусловно,  проходят для детей по  их желанию. Мы  заранее предупреждаем родителей и детей о том, какие мероприятия будем проводить, и если эта мама не хотела,  чтобы ее ребенок  участвовал в них, получал ту или иную информацию, то она могла бы его туда не приводить.  Но дальше я написала маме о том, что  проведение этих акций - дело нужное и благородное, что в нашей школе они будут проходить всегда. В конце я написала, что мы научили детей плавать, как рыбы, летать, как птицы, самое важное, что нам осталось, - научить наших детей жить как настоящие  люди. Мама не ответила мне,  не позвонила, не подошла, когда была в школе. Итог  этой переписки был таков: во всех последующих  благотворительных акциях, которые мы проводили с детьми, на всех уроках ее ребенок всегда присутствовал.