У меня состоялись два разговора - первый с молодой учительницей, перспективной и думающей, но ушедшей из профессии, второй - с пожилой учительницей, уже состоявшейся в профессии, искренне любящей детей и свою работу. В первом случае сравнивались условия работы педагогов за рубежом и у нас. Там, по представлениям моей собеседницы (ее подруга работает учителем за границей), педагогика - одно удовольствие, потому что главная забота - взаимодействие с детьми. При этом не особенно приходится заниматься внеурочной деятельностью, документацией.
Уход молодой учительницы из школы, первоначально мотивированный зарплатой, никак не связан с нежеланием учить детей,  ее обращение к учительской практике в разговоре происходит с особым трепетом. А вот количество отчетности и необходимость постоянно оправдывать свой профессионализм, как будто он не подтвержден дипломом об образовании, постоянная забота о сборе справок, подтверждающих каждый шаг за рамками урока, дублирование документации имеют огромную разрушительную силу, если считать достаточно хрупким свойственное молодежи чувство собственной значимости и ощущение профессиональной компетентности.
Почему, работая за рубежом, человек может быть активным и вне профессиональной сферы? Почему большинство российских педагогов так устают в школе, что силы остаются только на жизнеобеспечение? Почему мы живем в постоянном ощущении цейтнота и на приглашение в гости чаще всего реагируем фразой: «Да ты что, у меня и выходных-то не предвидится!» Возникает мысль о том, что мы сами частично виноваты в происходящем, ведь можно хорошо справляться со своими обязанностями, но не возводить профессиональную деятельность в ранг особой значимости.
Но, может быть, не только сам человек виноват в таких перегрузках, тем более в ситуации постоянного стресса, связанного с необходимостью укладывать свой рабочий график в требования эффективного менеджмента? Об этом был, по сути, второй разговор: умудренная опытом учительница, узнав о том, что во многих школах администрация ставит условие довести учебную нагрузку до 24 часов, предлагает себя «в жертву». Дело в том, что учителя в возрасте 55-60 лет не желают брать большую нагрузку, и я думаю, они уже заработали право самим решать, в каком режиме работать и сколько денег за это получать. Какое дело конкретному учителю, что страна изо всех сил бьется за достижение среднего уровня зарплаты, если в погоне за «птицей всеобщего счастья» качество жизни отдельно взятого человека и его права опять остаются за бортом? И вот учитель, еще полный сил и желания работать, сдается, предлагая мне найти молодого педагога, чтобы уступить ему свои часы. Да где ж я его найду? Теперь представим ситуацию, что у каждого учителя нагрузка 24 часа в неделю. И вот двух из них вызвали на курсы. Кто будет их замещать? А если еще вдруг кто-нибудь заболеет? Учебный процесс, как перегруженный корабль, пойдет ко дну? Так и закончилась неделя на вопросах...

P.S. Предыдущие материалы из серии «Неделя директора школы» читайте в «УГ» №11, 12, 14 за 2014 год.

​Ольга ФИЛИМОНОВА, директор МБОУ «Сергиево-Посадская гимназия имени И.Б.Ольбинского», Московская область