Этап рефлексии. В данном случае удачность доставшей мне темы я бы определил как среднюю. В качестве безусловного плюса я бы назвал, во-первых, компактность необходимого для изучения фактического материала. Другой плюс - неполитизированность темы. К примеру, урок, посвященный правлению Николая II, в зависимости от исторической интерпретации мог бы не понравиться монархисту, коммунисту либо воцерковленному православному члену жюри. В этом смысле фигуру Федора Алексеевича можно условно назвать нейтральной.
Среди минусов темы я бы выделил отсутствие явной проблемности и связи с современностью, принадлежность к разряду так называемых скучных периодов истории, а также скудность потенциального багажа знаний учащихся по данному вопросу. Исходя из этого, мне предстояло вычленить проблему урока, актуализировать ее значимость с позиции сегодняшнего дня, выстроить драматургию событий и наметить мостики, соединяющие ее с известным учащимся материалом.

Этап постановки проблемы. Я выбрал на роль «опорного столпа» Петра I. Практика позывает, что школьникам обычно хорошо известна эта до сих пор «медийная» личность. Поэтому в конечном варианте урок был озаглавлен мною так: «Предпосылки петровских преобразований: царствование Федора Алексеевича». Скрытый в изначальной формулировке вектор изучения теперь становился очевидным: дескать, Петр I прорубил окно в Европу, но его предтеча заготовил для этого инструмент.

Выбор типа урока. Мне предстояло прийти в класс к ребятам, которых я никогда в жизни не видел, то есть не знал, каков уровень их предметной подготовки и к каким формам работы они привыкли. Казалось бы, универсальным в таких случаях является урок изучения нового материала. Но на современном (то есть компетентностно-ориентированном) учебном занятии «говорящая голова» - это не формат. Нужно было, избегая монолога и выступая «модератором» образовательного процесса, продемонстрировать активную деятельность самих учащихся. При этом высшим пилотажем считается организация их взаимодействия между собой. Но если ребята привыкли в основном слушать живописания учителя, работать индивидуально и участвовать во фронтальных опросах? Тогда попытки выстраивания групповой работы чреваты техническими простоями во время инструктажа и в большинстве случаев заведомо обречены на провал. Да и интересно ли наблюдать со стороны за тем, как школьники шушукаются и что-то записывают в нескольких кучках? Я сделал выбор в пользу комбинированного типа урока (с демонстрацией смены деятельности), но решил провести его в форме эвристической беседы, не выпуская «дирижерской палочки» из своих рук.

Заготовка «конечного продукта» урока. По законам драматургии наиболее ярким должен быть именно финал. Любимое замечание к открытому уроку истории: «Отвечали лишь несколько человек, а остальные не были вовлечены в процесс!» Следовательно, мне надо было продемонстрировать в конце учебного занятия поголовное усвоение изученного материала. Но как это сделать? Устроить фронтальный устный опрос? Времени не хватит. Заслушать спикеров от каждой группы? Это профанация командной работы. Письменный опрос? Да, будут единовременно охвачены все учащиеся. Но когда же мне проверять их работы?! В результате мозгового штурма родилась авторская техника обучения. А без методической новизны конкурсный урок яйца выеденного не стоит.
Изобретенную технику обучения я обозначил в самоанализе как «цветовой кластер». Раздаточные материалы включали бланки для его составления, лаконичные инструкции по выполнению работы и маркеры. Алгоритм действий состоял в отделении зерен от плевел - маркировании верных тезисов и оставлении незаштрихованными ложных. В данном случае предлагалось закрасить ячейки с информацией, характеризующей явления модернизации в царствование Федора Алексеевича. Ячейки с информацией, иллюстрирующей сохранение средневековых пережитков, оставались белыми. Выполнение такого задания заняло в итоге 1,5-2 минуты. Но правильные ответы были сгруппированы таким образом, чтобы при их верной раскраске (см. схему) на «болванке» возникала буква «Е» (европеизация). Предполагалось, что, когда ученики одновременно поднимут заполненные бланки, я сразу увижу допущенные ошибки и проведу их анализ.

Определение содержания урока. Для того чтобы школьники справились с конечным заданием, предстояло изучить представленную в кластере информацию на самом учебном занятии. Таким образом, проблема отбора фактов была решена: все то, что не вписывалось в «генеральную линию» противостояния Средневековья и модернизации, я отсек как балласт, а какие-то недостающие показательные факты, наоборот, включил из дополнительного материала. При этом, с одной стороны, нельзя было забывать о необходимости обязательно затронуть события, фигурирующие в контрольно-измерительных материалах ЕГЭ, с другой - избежать ухода в фактографию, ведь речь шла об уроке во II концентре обучения. В решении первой задачи сейчас помогли бы реестры дат, персоналий и терминов, представленные в Концепции нового учебно-методического комплекса по отечественной истории, но тогда ее еще не было. А реализация второй задачи - обзор истории «с высоты птичьего полета» - априори предполагалась уже на этапе постановки проблемы модернизации.

Разработка видов учебной деятельности. Ориентация на проведение эвристической беседы заложила в качестве «матрицы» (алгоритма) учебного занятия «матрешку», когда каждый новый вопрос напрямую вытекает из ответа на предыдущий. Но как ответить на него, если ничего или почти ничего об этом не знаешь? Значит, нужно было составить такие виды заданий, которые позволяли бы учащимся самостоятельно извлекать информацию по неизвестной или малоизвестной им теме. Излюбленной в таких случаях является работа с текстом. Однако это слишком избито для конкурсного урока. Я ограничился использованием краткой выдержки из письма протопопа Аввакума (Петрова) на имя царя и концептуальной цитаты из книги «Несостоявшийся император Федор Алексеевич» современного историка из РАН А.П.Богданова. Обращение к С. М.Соловьеву и В.О.Ключевскому (Н.М.Карамзин на эту тему не писал) было бы уместным лишь в контексте изучения эволюции исторической мысли, а в начале XXI века желательно все-таки ссылаться на наиболее современные исследования. Беспроигрышным вариантом сочетания научности и свежести служат, например, биографии, издаваемые в серии «Жизнь замечательных людей».  
Другими источниками информации на уроке стали по традиции историческая карта, генеалогическая и хронологическая таблицы, произведения живописи (картина «Запорожцы» И.Е.Репина), музыкального (песня «Сон Степана Разина») и киноискусства (фрагмент из телесериала «Раскол» Н.Н.Досталя). Таким образом, был соблюден такой критерий, как умение организовать использование учащимися разных типов и видов источников знаний. Но все это тоже банально - требовалось продемонстрировать оригинальность методических приемов и заодно глубину раскрытия темы. Подобной фишкой стал такой вид учебной деятельности, как сравнительный анализ артефактов виртуальной музейной экспозиции и иллюстративных схем с последующим синтезом извлеченных знаний.
В первом случае учащимся был задан вопрос, какие новшества появились в имидже Федора Алексеевича и его современников по сравнению с их предшественниками (сравнивались портреты). Множество возможных ответов (бритье бороды, возможность выхода в свет с непокрытой или полуприкрытой головой, домашними животными, распространение платьев и головных уборов нового покроя и т. д.) позволяли регулировать по мере необходимости хронометраж обсуждения, внося в него элементы юмора и азарта. Итог - вывод о тенденции приобщения к западноевропейской культуре (европеизации).
Во втором случае учащимся предстояло поразмыслить, в чем согласно схеме состояло отличие между посошным и подворным налогообложением, какая система сбора налогов была более выгодной для государства, являлось ли подворное налогообложение более справедливым по отношению к населению или оно привело к усилению крепостного гнета. Столь сложные по содержанию задания вызвали всеобщий интерес и были непринужденно выполнены благодаря забавным картинкам.
Преимущества данного вида деятельности:
1) возможность, не прибегая к унылой работе с текстом, самостоятельно, оперативно, в увлекательной и наглядной для зрителей форме извлечь информацию по неизвестной ранее теме;
2) использование интеллектуально доступных объектов сравнительного анализа с перспективой неизбежного синтеза в очевидные, но концептуальные выводы;
3) применение историко-антропологического (через повседневную жизнь) и междисциплинарного подходов к изучению сугубо политической темы.
В результате удалось соблюсти такой критерий, как умение создавать и поддерживать высокий уровень мотивации и высокую интенсивность деятельности учащихся.
Использование информационно-коммуникационных технологий (помимо демонстрации слайдов мультимедийной презентации, аудио- и видеофрагментов) предполагало выполнение учащимися терминологических заданий с использованием интерактивной доски.
     
Реализация метапредметных задач. Естественный и прогнозируемый вопрос жюри: «Какие ключевые компетенции были развиты в ходе урока?» Поскольку существует несколько классификаций, следовало оговорить, какая именно была использована, дабы упредить возможные недоразумения. Наиболее распространенной, пожалуй, стала, классификация, предложенная членом-корреспондентом РАО А.В.Хуторским в докладе «Ключевые компетенции и образовательные стандарты» (на отделении философии образования и теории педагогики РАО от 23 апреля 2002 года). Опираясь на данную работу, следовало, исходя из здравого смысла, обосновать механизмы развития на конкретном учебном занятии ценностно-смысловых, общекультурных, учебно-познавательных, информационных, коммуникативных и социально-трудовых компетенций, а также компетенций личностного самосовершенствования. Этим обеспечивалось соблюдение такого критерия, как глубина и точность анализа учебного занятия и рефлексии своей деятельности.

​Сергей ШАДРИН, учитель истории и обществознания лицея №1535 Москвы, учитель года Республики Татарстан-2013