Большие гастроли
Внимание и интерес властей, как ни крути, важны. Можно быть трижды независимым и вольным художником, но поддержка государства еще никому не помешала. Поэтому радость по поводу визита столь солидного гостя, конечно же, объяснима: анимация - это необычайно дорогое, долгое и трудоемкое производство и без руки помощи «оттуда» выжить ей сложно. Тем не менее было бы совершенно несправедливо говорить, что визит Владимира Ростиславовича в ослепительно-апельсиновом свитере затмил собой все прочие фестивальные радости.
В канун своего грядущего двадцатилетия суздальский смотр шагнул далеко за границы гостеприимной Владимирской области. Уже в прошлом году была запущена программа «Большой Суздаль», когда в течение нескольких месяцев после окончания фестиваля лучшие его работы колесили по всей стране. В этом году такие гастроли тоже состоятся: мультфильмы из суздальской программы покажут на 200 площадках более чем в сотне городов на Ставрополье и в Адыгее, в Московской, Белгородской, Самарской, Оренбургской, Нижегородской и Магаданской областях. По самым скромным подсчетам на сеансах ожидают не менее 200 тысяч зрителей. Кроме того, анимационные показы будут организованы в рамках культурных программ для русскоговорящих диаспор в Англии, Швейцарии и Бельгии. А вот проект «Открытая премьера» стал нововведением-2014. В дни фестиваля его программы шли параллельно сразу в семи городах. Таким образом, жюри под руководством режиссера Вадима Абдрашитова оценивало картины в суздальской «штаб-квартире», а зрители в это же самое время выбирали своего героя во Владимире, Челябинске, Новосибирске, Оренбурге, Москве, Санкт-Петербурге и в белорусском Могилеве. Мнения профессионалов и народа, как это часто бывает, кардинально разошлись, что неудивительно: там, где специалист «препарирует» и раскладывает по полочкам, человек, далекий от «внутренней кухни», просто плачет или смеется. Но об этом чуть ниже.

Будьте здоровы!
Для чего вообще нужны фестивали, подобные суздальскому? Чтобы знакомить публику, раз уж телевидение пока этот труд на себя не берет, с новейшими работами современных отечественных мастеров. Это во-первых. Чтобы позволить студентам и дебютантам - для них в фестивальном конкурсе предусмотрены отдельные программы, номинации и призы - в неформальной обстановке пообщаться с классиками, получить профессиональную оценку своих первых трудов и исканий. Это во-вторых. В-третьих, мэтры сами с удовольствием делятся друг с другом своими планами и свершениями, мнение коллег им далеко не безразлично. Этот факт особенно поразил Вадима Абдрашитова, который заметил, насколько разительно мир анимационного кино отличается от остального кинематографического сообщества: «На других фестивалях затащить в зал режиссера, даже товарища своего, практически невозможно. Люди не хотят смотреть друг друга. А здесь народ искренне, даже с жадностью какой-то интересуется, что происходит у соседа. Это говорит о том, что атмосфера в анимационном цехе крайне здоровая».
По мнению программного директора фестиваля Натальи Лукиных, фестиваль в Суздале - это еще и уникальная возможность для отечественных аниматоров ознакомиться с зарубежным опытом. В этом году, например, в афише значились показы бельгийской и китайской мультипликации, а в рамках форума анимационного кино стран СНГ, Латвии, Литвы и Эстонии демонстрировались картины, снятые на казахских студиях.
- Мастерам, даже самым именитым, нужно непременно быть в курсе того, как работают их зарубежные коллеги, на каком пластическом языке говорят, в какую современную визуальную оболочку упаковывают свои мысли и идеи. К сожалению, мы уже давным-давно не лучше всех. А зачастую смотримся просто старомодно. Да, наша анимация качественная, профессиональная, поэтическая, психологическая, но редко когда актуальная. Еще одна проблема: мультипликация превращается в «девичье поле», все меньше юношей идут в режиссуру. Я преподаю во ВГИКе, и намедни у меня на целый курс девочек обнаружился всего один парень. Да и тот китаец! А самое грустное, что в молодежном, казалось бы, кино нечасто встретишь свежие прорывные идеи. Вроде автор - юная девушка, а ощущение такое, будто перед тобой работа начала 70-х годов прошлого века, снятая дамой лет шестидесяти. Но к счастью, и удачи бывают. И самые яркие работы мы обязательно отбираем на наш суздальский конкурс. И международный успех случается. Так, картина Леонида Шмелькова «Мой личный лось», ставшая у нас в этом году победителем профессионального рейтинга, была отмечена специальным призом в конкурсе Generation Kplus 64-го Берлинского фестиваля.

«Крутой мульт»
В конкурсную программу XIX Открытого российского фестиваля анимационного кино попали 111 фильмов - короткометражных и полнометражных, студенческих и дебютных. Тут и традиционная мультипликация, и сериалы, и рекламные ролики, и клипы. Говорить о тенденциях и модных темах в анимации не принято: процесс производства долгий, на экране мы наблюдаем то, что взволновало автора год, а то и два назад. Много народных сказок, причем со всего света - от бразильских и североамериканских до ненецких. И как показало прошедшее в семи городах зрительское голосование «Открытой премьеры», победителем из которого вышел русский народный мюзикл Алексея Почивалова «Пастуший рожок» (цикл «Гора самоцветов»), зрителю нужна именно она - остроумная, хорошо сделанная музыкальная сказка. Отсюда, например, и успех «Колобка» все из той же «Горы самоцветов». Эта обаятельная, с ожидаемо-неожиданным финалом история, рассказанная Мариной Карповой, призов в Суздале не получила, но уже вовсю, подобно своему герою, странствует по соцсетям с незамысловатым, но искренним комментарием публики: «крутой мульт!»
Надо сказать, что крутых мультов на этом фестивале хватало. Стоило провести в зале около 20 часов, чтобы не пропустить «Смелую маму» Александры Лукиной, «Банку» Татьяны Киселевой, фильмы из альманаха «Веселые биографии», рассказывающие о жизни знаменитых людей в духе Тэффи и Аверченко.
У профессионального жюри были свои критерии. Так, художник Аркадий Мелик-Саркисян искал в картинах «лихость рисунка, завязанную на ритме и музыке» и нашел ее в студенческой зарисовке Валентины Урм «Toro Danza», навеянной графикой Пикассо. А все вместе судьи искали философскую глубину, выраженную в безупречной технике, образцы, в которых анимация предстала бы не детским развлечением, но большим, трудно постижимым искусством. Нечто приближенное к идеалу усмотрели в черно-белых драмах «Другие берега» Василия Чиркова и «Брут» Светланы Филипповой. Рассказать в двух словах сюжет «Других берегов» невозможно. В анимации, кстати, вопрос «О чем кино?» считается неуместным. Скажем так, он об ожидании своего единственного корабля. Эмоции эта работа вызвала столь пронзительные, что ей присудили сразу две награды: за лучший дебют и режиссуру. «Брут» - рисованный углем рассказ о собаке, охраняющей концлагерь и узнающей среди заключенных свою бывшую хозяйку, занял третье место в профессиональном рейтинге и удостоен приза, учрежденного в память об основателе фестиваля, легендарном мультипликаторе Александре Татарском.
На торжественной церемонии закрытия XIX Открытого российского фестиваля анимационного кино жюри преподнесло участникам сюрприз, объявив, что Гран-при решено не вручать. Но оторопь, замешательство и даже обида зала быстро сменились иронией: что ж, выбрать лучшее из прекрасного действительно не всем под силу.

Суздаль