В связи с 400-летним юбилеем династии Романовых вышло множество фильмов и книг. В том числе основанных только на документах и воспоминаниях их современников. Мое внимание привлекла сравнительно небольшая книжица «Романовы. Венценосная фамилия». И в первую очередь тем, что она написана не историками или литераторами, а студентами и преподавателями МИФИ. Будущие инженеры-ядерщики решили обратиться к нашей истории и подготовили небольшие эссе о жизни царей и членов их семей. Авторы не просто писали о временах старинных, они старались отобрать из всего огромного материала наиболее интересные и малоизвестные факты.

Одна из глав называется «Измайловский вертоград царя Алексея Михайловича». Старинное слово «вертоград» означало «огороженный сад» или «сад с оградой». Он находился на Измайловском острове и был создан по указу и при личном участии царя. Сюда входили уникальные сады с южными деревьями, финиковыми пальмами, виноградниками и растениями со всего света, многочисленные пруды, зверинец, птичник. Именно при Алексее Михайловиче начался расцвет садоводства. «Занимаясь устройством государственных огородов, второй Романов заботился и о частных садах». Измайловское хозяйство служило образцом для многих помещиков, которые переняли «царский опыт» агрономии. Выращивали бухарские дыни, кизил, хлопчатник, миндаль, сеяли рожь, пшеницу, горох, лен и т. д. Был даже построен льняной завод, где с помощью машин обрабатывали лен. Продукцию его везли во Фландрию, Голландию, Испанию. «Царские сады стали питомником для изучения и выращивания растений». Хозяйству придавали большое политическое значение.
А вот другой представитель династии Романовых. Он и моряк, и гвардейский офицер, ученый, педагог, композитор, актер, поэт, переводчик «Гамлета» Шекспира. Возглавлял Академию наук. Был почетным членом агрономического, исторического, географического и минералогического обществ, Общества Красного Креста. Дружил с Фетом, Майковым, Полонским. Переписывался с Чайковским.
Все это о внуке Николая I - Константине Константиновиче Романове.
«Я люблю молодежь и детей, - писал Константин Константинович. - Теперь под моей командой тысячи молодых существ, от 10-летнего возраста и до 20-летнего. Все так весело смотрят прямо в глаза, приветливо улыбаясь, чувствуешь их доверие».
«Военная летопись сохранила немало случаев, когда он по-отечески помогал попавшим в беду кадетам. Молодежь его считала отцом всех кадет».