Дэниел Гоулман. «Эмоциональный интеллект». Москва : АСТ; Хранитель. 2008

Автор книги «Эмоциональный интеллект» Дэниел Гоулман отвечает на этот вопрос скорее положительно. И предлагает для начала разобраться, как человек решает возникающие перед ним проблемы не с точки зрения таинственных Божьих даров, а с точки зрения эмоциональной компетентности. Он подробно описывает самые простые тесты, определяющие способности ребенка управлять своими эмоциями. Трех- и четырехлетним малышам предлагалось, например, подождать и получить два лакомства или сразу насладиться, но лишь одним. Получилось так, что повторные наблюдения удалось провести только через 10-12 лет. Трудно даже поверить, насколько разительными оказались эмоциональные и социальные различия между теми, кто уже в раннем возрасте умел справляться с нетерпением, и теми, кто схватил лакомство сразу. Более терпеливые дети росли более уверенными в себе, успешными и устойчивыми в моменты жизненных испытаний. А те, кто не сдерживал себя, обнаружили в последующие годы более тревожный психологический портрет. Тут и упрямство, и нерешительность, недоверчивость, неустойчивость в моменты стресса и многое другое.
Неудачно сложившиеся судьбы, загубленные таланты, неиспользованные способности - мало ли таких примеров видит вокруг каждый из нас? И всегда находятся обстоятельства, которые вроде бы объясняют, оправдывают столь печальную участь. Многолетние наблюдения показывают, однако, что при относительно равных интеллектуальных возможностях детей установка на упорное достижение цели в азиатских семьях и готовность смириться с отставанием в отдельных учебных дисциплинах в американских приводят соответственно к разным результатам. Социолог Стэнфордского университета, наблюдая за десятью тысячами учащихся средней школы, обнаружил, что американцы азиатского происхождения тратят на выполнение домашних заданий на сорок процентов времени больше, чем остальные ученики. Их родители убеждены, что любой ребенок может отлично успевать в школе, если будет прикладывать надлежащие усилия, и настойчиво требуют этого от своих детей. Трудовая этика, характерная для этой культуры, приводит к высокой мотивации и явному эмоциональному преимуществу. В книге Гоулмана не приводятся данные о профессиональных достижениях выходцев из азиатских семей в дальнейшей жизни. Отмечается только, что показатели развития интеллекта в этой группе в зрелом возрасте заметно увеличиваются. И пожалуй, нет необходимости доказывать, что умение сдерживать себя, управлять своими эмоциями вполне определенно поддается воспитанию.

Волнение: помеха или поддержка?
Повышенная тревожность подтачивает интеллект, считают исследователи. Особенно отчетливо это видно при решении задач, требующих постоянной собранности, как это, например, бывает у авиадиспетчеров. Тревожные люди чаще терпят неудачу, несмотря на превосходные оценки, полученные во время тестов умственного развития. Изучение 36000 добровольцев по 126 различным методикам позволило установить: чем больше человек склонен к беспокойству, тем хуже идет у него процесс усвоения знаний, независимо от характера показателей, будь то оценки в результате тестов, средние оценки за год обучения или тесты достижений.
Научное исследование тревожности, начатое в 1960-х годах, показало, однако, что волнение далеко не всегда служит помехой. Кто-то опускает руки: все равно не смогу, мне это не по силам. Другие, напротив, начинают усерднее заниматься. Кому-то мрачные предчувствия мешают усваивать информацию, нарушают ясность мышления. А кто-то получает дополнительный заряд энергии. Отдельно изучались положительные эмоции. Как и следовало ожидать, они усиливают способность к более гибкому и более сложному мышлению, облегчая поиск решений. Не важно, каких: интеллектуальных или межличностных. Хороший анекдот поднимает настроение и помогает обдумать серьезную проблему. Смех, как любой душевный подъем, позволяет более широко мыслить, свободнее находить ассоциации, замечая дополнительные связи. Особенно отчетливо видны такие результаты при решении творческих задач.
Опытные учителя всегда стараются перед экзаменом или контрольной работой правильно настроить ребят: успокоить, подбодрить, напомнить о достигнутых успехах. По мнению ученых, даже незначительные перемены в настроении могут повлиять на мышление.

Учимся надеяться, стараемся не унывать
Преодолевать тревоги и депрессии всегда помогала людям наша верная спасительница - надежда. С точки зрения эмоционального интеллекта категория необыкновенно значимая. Люди, полные надежд, умеют даже в бедственных ситуациях находить какую-то опору для дальнейшего движения. Сказать себе с глубокой убежденностью: «А может быть, все это к лучшему?» - значит обрести новую мотивацию, искать новые пути к цели, находить гибкие решения, менять задачи, разбивая их на более мелкие, достижимые, не поддаваясь отчаянию, не опуская рук.
Сравнивая достижения студентов-первокурсников с их первоначальными надеждами - большими и слабыми, - ученые обнаружили, что надежда может служить более точным показателем их оценок за первый семестр, чем результаты тестирований при поступлении в колледж. Выяснилось, что студенты, питающие большие надежды, ставят перед собой более высокие цели и знают, как много надо работать для их достижения. При равных интеллектуальных способностях лучше учатся те, кто изначально надеялся на высокие успехи, кого можно назвать оптимистом. Оптимизм в системе понятий, связанных с эмоциональным интеллектом, - это умение объяснить свой провал причинами, которые вполне можно устранить. Пессимисты же считают, что они бессильны перед обстоятельствами, приводящими к поражению. Неудачу они рассматривают как неизбежное следствие личного недостатка, который вечно будет им мешать. Что вам нужно знать о ком-нибудь, так это продолжат ли они упорно двигаться к цели, когда обстоятельства будут доставлять сплошные разочарования. Сдается мне, что при определенном уровне умственного развития ваше действительное достижение есть функция не только вашего таланта, но и способность выдержать поражение».
Склонность к оптимизму или негативизму - свойство, пожалуй, врожденное. Но жизненный опыт закаляет характер. Оптимизму и надежде можно научиться, если постоянно культивировать эти качества в противовес беспомощности и отчаянию, считают психологи. Они широко пользуются понятием самоэффективности. Самоэффективность - это вера в то, что ты обладаешь умением справляться с трудностями и смело смотреть в лицо испытаниям. Развитие компетенции любого рода укрепляет эту веру. И огромную роль играет мнение самого человека о своих способностях. «Наши способности отличаются невероятной изменчивостью, - пишет психолог из Стэнфордского университета. - Способность - это незакрепленное качество. Люди, обладающие чувством самоэффективности, легко справляются с неудачами. Они оценивают обстоятельства с точки зрения того, как с ними справиться, а не беспокоятся о том, что может не получиться».

Дорога к потоку вдохновения
Оптимизм, умение собраться и сосредоточиться, максимально сконцентрироваться на решении своей задачи ведут нас к состоянию, которое можно назвать высшим счастьем, - вдохновению. Многочисленные описания таких моментов жизни, собранные специалистами из разных университетов, поразительно сходны. Спортсменам это состояние известно как зона, где превосходство достигается как будто уже без всяких усилий, толпа и соперники исчезают при стойкой блаженной погруженности в это мгновение. Они уверяют, что ничего не помнят, кроме блаженного расслабления. Способность войти в поток вдохновения есть высшее проявление эмоционального интеллекта. Это переживание, доступное каждому, кто работает на пике своих возможностей и пытается выйти за пределы прежних достижений. Его приметы - полная сосредоточенность на решаемой задаче, самозабвение, слияние сознания с действиями, радость и даже восторг. Как ни странно, в потоке вдохновения при полном самозабвении человек полностью контролирует свои действия. Его реакции в точности соответствуют меняющимся требованиям. И хотя он работает на пределе сил и возможностей, его не интересует, как он действует, не беспокоят мысли ни о провале, ни об успехе. Истинное наслаждение - вот что движет им в эти мгновения.
Люди творческие - поэты, композиторы, писатели - с годами вырабатывают свои способы достижения такого состояния. Приемы у каждого свои. Главное - максимальная концентрация. Как только внимание сфокусируется, оно обретает собственную силу, утихомиривая эмоциональное возмущение и до предела облегчая работу. Внимание сфокусировано, но не напряжено. Этим вдохновение отличается от эмоционального налета, когда отключается разум. Научные наблюдения подтверждают, что цели, требующие максимальной отдачи сил, в минуты вдохновения достигаются при минимальном расходовании ментальной энергии. Активность коры головного мозга не превышает привычных показателей. Разгадка этого явления состоит в том, что человек берется за решение труднейших задач в области своей компетенции, не выходя за пределы возможного. Он остается там, где навыки и умения хорошо отработаны, «рефлекторные дуги» действуют наиболее эффективно. А точная направленность мозговых усилий позволяет ощутить живительную силу самой трудной работы и даже подзарядиться энергией.
Всестороннее изучение эмоционального интеллекта и грамотное использование его возможностей должно привести к тому, что круг людей, способных трудиться вдохновенно, эффективно, будет расширяться. В него могут войти представители очень многих профессий.

Санкт-Петербург