Вот это отношение к русской литературе как к чему-то близкому, своему было привито школой и институтом. Кто же мог подумать тогда о том, что полынья между русской литературой и сначала читающими ее все-таки как нечто не совсем свое, а потом и вообще не читающими школярами будет все увеличиваться?! Но тогда все было по-другому. Да и студенты наши были в основном начитанные, интересующиеся, увлеченные.
А тут несколько лет назад был я на совещании в Совете Федерации. И мне показалось, что только я один понял, что стояло за фразой, сказанной директором провинциальной школы: «Мы-то знаем, кто из наших учеников поступает в педагогический». Хорошо понимаю, что надо быть осторожным, когда судишь о современных студентах пединститутов и их преподавателях. Но ведь есть нечто объективное.
Да что говорить, когда, по данным мониторинга Министерства образования, проведенного в 2013 году, 72,43% педагогических вузов отнесены были к учреждениям, имеющим признаки неэффективности. А на совещании в Высшей школе экономики в том же году говорилось о том, что за рубежом произошли коренные изменения в организации подготовки учителя, а у нас только сейчас к реформе педагогического образования приступили. Однако не считаю возможным рассуждать о том, что я знаю непрофессионально. Поэтому обстоятельно буду говорить о другом, но тоже очень показательном.
Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям подготовило документ «Книжный рынок России. Состояние, тенденции развития, перспективы». Там сказано о затяжном кризисе в сфере книгоиздания и книгопечатания, о широкомасштабном падении интереса к чтению.
Но вот что для нас особенно интересно. За пять лет, с 2008 года, наибольший процент падения числа выпускаемых книг в расчете на душу населения приходится на издания художественных текстов (-46%) и детской литературы (-34%). Наоборот, сильно вырос выпуск учебной и научной литературы. Учебная занимала в 2012 году 33,9% от всех выпущенных названий книг; научная - 21,8%. Так что же это за учебная литература, которая растет у нас как на дрожжах?
Прежде всего это учебники. Их общая стоимость, по данным Счетной палаты, на один год превышает 80 млрд рублей. В феврале 2013 года «Российская газета» опубликовала утвержденный приказом Минобрнауки от 19 декабря 2012 года Федеральный перечень учебников на 2013-2014 учебный год. В нем 2591 учебник. Этот список расширен по сравнению с предыдущим на 441 позицию.
Я, конечно, не ратую за единый учебник литературы. Но скажите, зачем нам, нам, а не авторам и издателям (а издание школьных учебников - самое прибыльное книгоиздание), зачем школе, учителю 17 учебников по литературе для пятого класса, 17 - для шестого, 15 - для седьмого, 13 - для восьмого, 12 - для девятого? Вы скажете: для того чтобы учитель мог выбрать то, что ему ближе. Бросьте! Учитель и не знает всех этих учебников. Даже в Москве, в Центральной педагогической библиотеке, я говорил с директором, нет комплекта всех учебников для школы. Издатели уже давно не соблюдают закон об обязательном экземпляре. Не говоря уже о том, что не от учителя зависит то, по каким учебникам будут учиться его ученики. Когда я попробовал перевести своих учеников десятого класса на учебник И.С.Сухих, у меня ничего не получилось.
Но и конечно, лавина пособий по подготовке к ЕГЭ - главная продукция, которой наполнены книжные магазины. Как резонно прокомментировала «Независимая газета» документ Главкомиздата, книга перестала быть устройством для чтения и превратилась, условно говоря, в устройство для сдачи ЕГЭ. Мне рассказывал мой знакомый книгоиздатель, который накануне книжной ярмарки во Франкфурте посмотрел 50 сайтов немецких педагогических издательств, там таких книг вообще нет. Я навел справки по Франции. Там, к примеру, можно разыскать сборник экзаменационных задач прошлого года, но той вакханалии, которая происходит у нас, нет и в помине.
Но можно говорить и о том, чего нет. Почти исчезли из продукции педагогических издательств яркие, талантливые книги литературоведов, которые помогали учителю глубже постигнуть литературу. А то, что издается, учителю недоступно. Прекрасная энциклопедия «Чехов» («Просвещение») стоит две тысячи рублей.
Нет книг по основным проблемам преподавания литературы. Почти полностью исчезли книги, рассказывающие об опыте преподавания учителей, об индивидуальных путях преподавания, своеобразии личных стилей, разнообразии подходов. Каждый год громко проводится конкурс «Учитель года». А где книги об опыте победителей? В Москве есть педагогическое издательство «Московский учебник». Но книг об опыте московских школ и московских учителей оно не издает. Все это я знаю по своему опыту. Ограничусь одним примером. В книге «Литература в старших классах. Уроки и проблемы» я рассказал, как трудно шел к постижению моими учениками лирики Ахматовой. При этом я использовал очень тонкие и интересные работы об Ахматовой, сегодняшнему учителю недоступные. Но все это не нужно. А что же нужно? Откроем самое последнее издание типовых экзаменационных вариантов для ЕГЭ по литературе под редакцией С.А.Зимина. Стихотворение Ахматовой «Мне голос был...». Задания:
В8 Какой художественный прием способствует усилению эмоционального напряжения в следующих строках стихотворения:
Оставь свой край глухой
и грешный,
Оставь Россию навсегда?
В9 Выпишите эпитеты из последних двух строк стихотворения.
В10 Как называется созвучие концов стихотворных строк, например: стыд - обид, спокойно - недостойной?
В11 Какой фонетический прием использован автором стихотворения в строке «Не оСКвеРнился СКоРбный дух»?
В12 Определите размер, которым написано стихотворение А.А.Ахматовой «Мне голос был...».
Согласитесь, что все эти вопросы никакого отношения к постижению стихотворения Ахматовой не имеют. Строки Ахматовой становятся лишь материалом, на котором проверяется знание элементарных литературоведческих понятий. Но по этой колодке сделано большинство КИМов. ЕГЭ по литературе - экзамен по выбору. Его сдают лишь те, кто собирается поступать на гуманитарные факультеты. Но ведь не проверяют же при поступлении в консерваторию нотную грамоту! И я в ужасе оттого, что по такого рода заданиям принимают в вуз тех, кто потом будет учителем литературы.
И вообще в ЕГЭ по литературе господствуют клише, штампы, стереотипы. На вопрос «В русле какого литературного направления создан роман Ф.М.Достоевского «Преступление и наказание»?» ответ - реализм. На вопрос «К какому литературному направлению принадлежит творчество М.А.Шолохова, в частности «Тихий Дон»?» ответ тот же - реализм. (Кстати, в новой программе «Тихий Дон» отнесен к реализму, а «Поднятая целина» - к социалистическому реализму.) «Назовите литературное направление, расцвет которого пришелся на вторую половину XIX века и традиции которого нашли свое отражение в пьесе М.Горького «На дне». Ответ тот же. Реализм стоит и в таблице ответов на аналогичные вопросы по «Вишневому саду».
Ну собрали все эти произведения в один колхоз. Смысл-то в чем? Но это главная тенденция: не путь к неповторимому и своеобразному, а загнать неповторимое и своеобразное в безразмерные дефиниции. И это называется знать литературу.

Продолжение следует

От редакции

Опыт участников и победителей конкурса «Учитель года России», конечно же, бесценен, и говорить о нем нужно как можно больше и чаще. Поэтому уже несколько лет «УГ» в каждом номере публикует педагогические очерки о лучших учителях страны, а в рубрике «Методическая кухня» наши читатели могут ознакомиться со сценариями уроков, внеклассных мероприятий, технологиями и приемами наших финалистов. Издательский дом «Учительская газета» также выпускает серию методических пособий по русскому и английскому языкам, математике, биологии, физике, написанных учителями года России.