В одной из английских школ мне подарили галстук в красно-синюю полоску с еле заметной эмблемкой.  Дерек Джарман пригласил меня на премьеру своего фильма «Витгенштейн». Я надел костюм, бледно-голубую сорочку и подаренный галстук. На приеме после премьеры ко мне подошел средних лет человек и, представившись, сказал, что он тоже учился в этой школе. Я сконфузился. Школьный галстук в Англии - это визитная карточка, это пропуск, это знак принадлежности к определенному кругу. Это награда за твои учебные годы, за школьное братство. Награда без права передачи. Я посетил многие английские школы - и частные, и государственные: у каждой своя форма, своя эмблема, свой галстук.
Честно скажу, я обрадовался, когда заговорили о введении (хотите - о возвращении) формы в школу. Но мне не нравится, в какую сторону ведет дискуссию Министерство промышленности и торговли. Оно спит и видит, как школьники всей страны, от Курил до Калининграда, сидят за партами в единой форме. Никаких отличий не должно быть. Одна для всех. Свобода выбора исключается. Синяя, черная или коричневая. Пиджаки у мальчишек застегиваются на три пуговицы, жакеты у девчонок - на две. Брюки без отворотов. Юбки плиссированные. Воротник у белых (и только белых!) рубашек остроконечный.  Именно на единообразии школьной формы настаивают чиновники Минпромторга, надеясь, что им удастся еще внести поправки в законопроект, который ждет очередного обсуждения в Госдуме.
Они приводят серьезные резоны: во-первых, форма должна сглаживать социальное неравенство. По одежке не должно быть понятно, кто беден, кто богат. Но в стране почти не осталось школ, где вместе учатся дети бедных и богатых. А там, где в силу каких-то неведомых причин такое еще сохранилось, богатых детей заметно не только по одежде - по сумкам, телефонам, планшетам, встречающим юных чад водителям-охранникам. В одной из столичных школ директор запретила частным машинам, приезжающим за почти взрослыми детьми, парковаться ближе, чем за два квартала. Однажды я услышал разговор двух старшеклассниц на переменке в языковой гимназии: «Скажи своему водиле, пусть костюм сменит, его Hugo Boss - это отстой». - «Отцу скажу, пусть его уволит». Школьной формой проблемы неравенства не решить. Она лишь помогает бедным скрыть свою бедность. А во-вторых, чиновники утверждают, что нужно всячески поддерживать отечественную легкую промышленность. Мол, увеличение ВВП - дело всех и каждого, и касается оно не только экономических смыслов, но и патриотических. Нужно, кто спорит. Мы вполне можем стать конкурентами китайцам, затопившим наш рынок всеми мыслимыми и немыслимыми товарами. Но не за счет школьной формы.
Государство должно определить рамочные требования к школьной форме: какие ткани можно использовать, какие нельзя, какая должна быть фурнитура, комплектность формы и так далее. Я уверен, каждая школа должна сама выбирать себе форму. Из существующих вариантов, если они будут. Или придумать свою. Представляете, сколько возможностей открывается для неформальной воспитательной работы, для создания творческой атмосферы в школе. Какие дискуссии, какие проекты можно запустить! Школа ведь не только место для подготовки к итоговой аттестации. И ни в коем случае нельзя выбирать за детей. Они не простят этого взрослым. Выбрав сами, они будут гордиться своей формой, своей принадлежностью к родной школе.
Форма не цель. Она воспитательный инструмент. Более эффективный, чем многие слова и формальные мероприятия. Она традиция учебного заведения, рождающаяся сегодня.