Свобода ценою в 2500 рублей
Кем же на самом деле был он, испытавший на себе и царскую милость, и панскую любовь, прошедший путь от крепостного одной из малороссийских губерний до обласканного культурным российским обществом художника и поэта? Будущий пиит родился 25 февраля (9 марта) 1814 года в селе Моринцы Звенигородского уезда Киевской губернии в семье крепостного крестьянина помещика Энгельгардта. Через два года родители Шевченко переселились в село Кириловку, где Тарас провел детство. Мать умерла, когда будущему поэту было девять лет. Шевченко шел 12-й год, когда не стало и отца. С этого времени у беспризорного ребенка начинается тяжелая кочевая жизнь: сначала он помогал учителю-дьяку, потом соседним малярам. Одно время Шевченко пас овец, служил у местного священника. В школе у учителя-дьячка Тарас выучился грамоте. У маляров ознакомился с простейшими приемами рисования. На шестнадцатом году жизни попал в число прислуги к Энгельгардту - сначала поваренком, затем казачком. Помещик отдал Тараса в обучение к варшавскому маляру, а затем в Петербург к живописцу Василию Ширяеву. В праздники юноша ходил в Эрмитаж, срисовывал статуи в Летнем саду, где и познакомился с земляком - художником Иваном Михайловичем Сошенком, который, посоветовавшись с украинским писателем Евгением Гребенкой, представил Тараса Шевченко конференц-секретарю Академии художеств Василию Ивановичу Григоровичу, художникам Алексею Веницианову и Карлу Брюллову, поэту Василию Жуковскому.
Шевченко льстил интерес образованнейших представителей русского искусства, но временами находило уныние, даже отчаяние. Узнав, что молодой человек близок к самоубийству, Жуковский отправил ему ободряющую записку.
«Сговорившись предварительно с моим помещиком, - писал позже в своей автобиографии Шевченко, - Жуковский просил Брюллова написать с него портрет, а потом разыграть его в лотерею. Карл Брюллов тотчас согласился, и портрет вскоре был готов. Василий Жуковский с помощью графа Вьельгорского устроил лотерею в 2500 рублей. И этой ценой была выкуплена моя свобода 22 апреля 1838 года».
В знак особого уважения и глубокой признательности к Жуковскому Шевченко посвятил ему одно из самых известных и крупных своих произведений - поэму «Катерина». Освободившись, Шевченко стал, по его собственным словам, одним из любимейших учеников-товарищей Брюллова и близко сошелся с художником Штернбергом. 1840-1847 годы - лучшие в жизни Тараса Григорьевича. В 1840 году выходит небольшой поэтический сборник «Кобзарь». В 1842 году появляется поэма «Гайдамаки» - самое масштабное произведение Шевченко. А в 1843 году он получил степень свободного художника. Своих читателей Тарас Григорьевич находил не только в Малороссии, но и в образованных кругах Санкт-Петербурга. Его ныне считающимися русофобскими произведениями зачитывались именно в столице Российской империи.

Оренбургская ссылка
Когда в 1845 году в Киеве возникло Кирилло-Мефодиевское общество, ставившее своей целью добиваться национально-культурной автономии Украины, к его участникам примкнул Тарас Шевченко. В ответ государство издало «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных», подписанное Николаем I. Кирилло-Мефодиевское общество, несмотря на свои умеренные воззрения, тоже оказалось вне закона. Его активисты были наказаны. Тараса Шевченко забрили в солдаты и отправили в далекий Оренбург. Поэт тяжело переживал свое новое положение, особенно угнетало то, что нельзя было писать и рисовать. В то время Оренбург неожиданно оказался одним из культурных центров страны. Здесь отбывал ссылку петрашевец поэт Алексей Плещеев. Советником при губернаторе служил Владимир Даль. Проездом останавливался знаменитый путешественник Александр Гумбольдт. Именно здесь Пушкин собирал материалы для своей «Истории Пугачевского бунта».
В эту относительно либеральную среду и попал ссыльный Шевченко. Узнав о прибытии знаменитого земляка, служащий пограничной комиссии Лазаревский, родной брат известного украинского писателя-историка и публициста Александра Лазаревского, отправился к чиновнику по особым поручениям при военном губернаторе полковнику Матвееву с просьбой максимально облегчить судьбу опального поэта.
В дальнейшем Матвеев и в самом деле сделал все от него зависящее, чтобы помочь Тарасу Шевченко. В результате Кобзарь стал жить не в общей казарме, а в доме, известном как дом полковника Тимашева. Хотя официально ему не было разрешено рисовать и писать, но друзья заверили: никто его здесь за это преследовать не будет.

Медвежья услуга
Наверное, самыми благодатными среди долгих лет ссылки были пять месяцев, которые Шевченко прослужил под началом лейтенанта Алексея Бутакова. Потомственный морской офицер, совершивший кругосветное плавание, Бутаков был рекомендован знаменитым Фаддеем Беллинсгаузеном для съемки и описи берегов Аральского моря. В состав команды из 27 человек вошел и Шевченко, которому разрешили на время плавания ходить в гражданской одежде и поручили заниматься любимым делом: он должен был делать зарисовки берегов Аральского моря. По итогам экспедиции Бутаков высоко оценил вклад в ее успех Тараса Шевченко и ходатайствовал перед военным губернатором Владимиром Обручевым о смягчении его участи. Губернатор в свою очередь ходатайствовал о производстве ссыльного солдата в унтер-офицеры и заказал ему написать портрет своей жены.
В это время Шевченко узнал о том, что жена одного из его приятелей завела любовника, и сделал так, чтобы обманутый муж об этом узнал. Донос на украинского поэта от незадачливого любовника поступил одновременно Обручеву и в жандармерию. Губернатор попытался проигнорировать донос, но ничего не вышло. В результате об унтер-офицерстве пришлось забыть, Тараса Шевченко перевели в отдаленное Ново-Петровское укрепление. Обручев и Бутаков получили высочайшие выговоры.

Кохайтэся, чорнобрыви
Женщины вообще играли в жизни Кобзаря роль непростую. Общеизвестно, сколько сочувственных строк посвятил Тарас Григорьевич обманутым и брошенным девушкам. С каким жаром он обличал подлых соблазнителей-москалей! Однако менее известный факт, что и сам Кобзарь был не без греха. Тарас Григорьевич соблазнил невесту Ивана Максимовича Сошенко, который столько хлопотал о его освобождении из крепостной неволи. Сошенко приютил друга у себя, а тот стал ухаживать за его невестой Машей, попросил ее позировать ему в качестве натурщицы и в конце концов совратил ее. Иван Максимович был потрясен предательством друга, прогнал его, но было поздно. Маша забеременела, а Шевченко решил не связывать себя семейными узами и бросил девушку, которая была круглой сиротой. Маша жила у тетки, которая, узнав о ее беременности, тут же отказала племяннице от дома. Дальнейшая судьба девушки теряется во тьме. Однако, бросив Машу, растоптав ее чувства, Шевченко больше никогда не был счастлив с женщинами. Попытки завязать с кем-либо серьезные отношения неизменно наталкивались на отказ. Если верить автору книги «Вурдалак Тарас Шевченко» Олесю Бузине, Тарас Григорьевич женщинам не нравился. «В молодые годы вместе со своими приятелями-собутыльниками - братьями Закревскими и де Бальменами - Шевченко составил целый политико-алкогольный заговор - «Общество мочемордия», на заседаниях которого председательствовал «его всепьянейшество» Виктор Закревский, отставной кавалерийский офицер. «Морду «мочили» ромом, наливками и крепчайшими травяными настойками, от которых у непривычного человека могло просто разорвать голову», - пишет Олесь Бузина. Можно понять шестнадцатилетнюю Екатерину Пиунову, актрису нижегородского театра, прятавшуюся, когда сильно подвыпивший 43-летний ее обожатель вламывался в артистические уборные и требовал Катрусю. Даже восемнадцатилетняя крепостная Харита Довгополенко отказалась выходить замуж «за старого и лысого» в обмен на выкуп из крепостной неволи. Она так и ответила посланцу Кобзаря: «Выкупят да и закрепостят на всю жизнь». От другой девушки, Лукерьи Полусмак, когда та отказалась выходить за него замуж, Шевченко потребовал вернуть все его подарки, составив их полный список. Картину личной жизни Шевченко дополняет его непреодолимая тяга к рисованию, как тогда говорили, фривольных картинок.

Кому нужен раскол?
Шевченко был живым человеком со своими недостатками и слабостями, однако при этом писал гениальные стихи. Вряд ли те, кто создавал иконописный образ Кобзаря, сослужили ему хорошую службу, отретушировав его жизнь, сделав его глянцевым идолом.
Сегодня Шевченко стал инструментом для проведения политики, направленной на раскол русского мира. Самые «антирусские» произведения Кобзаря внесены в школьную программу. Хотел ли Шевченко, чтобы его слово разделяло русских и украинцев, а певучее малороссийское наречие было переведено на язык, загаженный полонизмами и корявым новоязом? Украинские радикальные политики, без конца цитирующие «антирусские» стихи Кобзаря, явно не знают и знать не хотят, что Тарас Григорьевич свои прозаические произведения создавал на искореняемом ими русском языке? И дневник свой тоже писал на великорусском...
Увы, сегодня поэт обречен играть навязанную ему роль русофоба. Смотреть исподлобья на своих потомков и принимать цветы официальных лиц, не знакомых с его творчеством.

Между тем

В эти дни в Москве в Государственном музее А.С.Пушкина на Пречистенке развернута выставка «Тарас Шевченко. Страницы жизни и творчества», посвященная 200-летию поэта. Материалы для нее предоставили 17 российских музеев и архивов. Здесь и портреты Тараса Шевченко, написанные известными художниками Федором Толстым и Леонидом Пастернаком, дружеский шарж Карла Брюллова, живопись самого Шевченко. Оригинальные письма поэта повествуют о петербургском периоде его жизни. Центральный зал посвящен творчеству Шевченко, именно тут можно увидеть первое издание знаменитого сборника «Кобзарь». Книга бесценна - ее украшает автограф автора.
Отдельный раздел выставки посвящен родине поэта - Малороссии. Акварели, гравюры, литографии и живописные полотна помогают воссоздать образ Украины XIX века. Оригинальный элемент экспозиции - светодинамическая инсталляция: перед зрителями «оживает» малороссийская деревня с хатами, плетнями и безграничным простором. Ее самобытность подчеркивают колоритные экспонаты, представленные Историческим музеем, - национальная одежда, украшения, предметы быта.