Сафар понимал, что такая дружба до добра не доведет. Всерьез начал подумывать о том, как порвать с «благодетелями», уехать подальше, к примеру, в Россию на заработки. Теперь он раскаивается в том, что дал себя уговорить. Впрочем, криминальному авторитету долго упрашивать не пришлось:

- Сходим на ту сторону, возьмем товар, толкнем перекупщикам, получишь свою долю и в Москву поедешь не в переполненном поезде, а самолетом, бизнес-классом, как настоящий человек. Еще денег останется, чтобы квартиру снять. Соглашайся! От тебя всего-то и требуется, что пожить несколько дней у афганских друзей, пока мы не отдадим им деньги.

Рахмонова настораживала роль залога, но захватывающая перспектива получить «за риск» три сотни долларов перевесила.

Переход через Пяндж прошел гладко. А при возвращении на таджикскую сторону наркокурьеров взяли с поличным.

Когда афганскому наркобарону стало ясно, что никто не собирается расплачиваться, Сафара выгнали из дома в холодный грязный сарай. Он стал афганским пленником. Прежде о рабском труде знал разве что из учебника истории. Теперь же испытал на собственной шкуре. Работать, не разгибаясь, приходилось по 18 -19 часов в сутки без выходных и праздников. Выполнял самую грязную, тяжелую работу, от которой отказывались даже афганские батраки. Чистил арыки, обрабатывал под раскаленным солнцем поля, таскал камни. С ним не церемонились. Чуть что не так, получал палкой по ребрам. Для Сафара, прежде не приспособленного к физическому труду, такая жизнь была хуже ада.

Кормили его соответственно положению раба. Утром лепешка с водой, вечером каша. Пару раз на праздник дали попробовать остатки плова. При таком рационе считал счастьем обглодать выброшенную на помойку кость. От скотского обращения человеческое сознание быстро начало затухать, все больше переключаясь на животные рефлексы, инстинкты. Через несколько месяцев он уже не придавал особого значения словам хозяина, который при нем говорил: раз возвращения долга ждать бессмысленно, проще отвезти пленника в Пакистан, вырезать у него печень и почки, выпустить всю кровь и продать их в медицинский центр. Хоть так окупить расходы. К тому же и посредник, желающий «проводить» Сафара на операцию, нашелся. Но Сафар так отощал, что имел совсем «нетоварный» вид.

Больше года продолжался афганский кошмар Сафара. Когда пленник дошел до предельной стадии истощения и уже не мог работать с прежней силой даже из-под палки, хозяина осенила новая мысль. Он дал рабу мешок наркотиков и велел идти с ними обратно в Таджикистан, продать их там и вернуть долг, пригрозив: если раб вздумает сбежать, люди хозяина его и из-под земли достанут.

У истощенного горе-курьера не было сил, чтобы броском преодолеть пограничную полосу. К тому же о готовящейся сделке узнали сотрудники Управления по борьбе с незаконным оборотом наркотиков МВД Республики Таджикистан. Они с пограничниками без труда задержали наркокурьера.

В СИЗО родного Куляба Сафар даже повеселел. Ведь после того, что он пережил в Афганистане, даже тяжелый воздух тюрьмы был ему сладок. Он дал показания, знает, что за совершенное преступление «светит» 15 лет...

Весьма показателен и другой пример. Молодой житель приграничного кишлака Чубек тоже связался с наркомафией. Его схрон с наркотиками обнаружили пограничники. В результате на нем «повис» долг в десятки тысяч долларов. Пришлось бежать куда глаза глядят. А бандиты, не отягощенные нравственностью, навели афганцев на его родственников. Ночью те ворвались в дом его родителей и вынесли все, что было, даже ношеную обувь сняли с ног. От шока мать парализовало, теперь она прикована к постели. Причем бандиты обещали вернуться.

Страх и ожидание жестокой расправы довлеет над всеми теми, кто встает на скользкую тропу пособничества наркобаронам. Войти в этот замкнутый круг легко, а вот выйти из него почти невозможно. Ведь поставив себя вне общества и вне закона,трудно рассчитывать на защиту пограничников и снисхождение милиции. В любом случае отвечать придется по всей строгости закона. Рискуя каждый раз угодить под пули пограничников, попасть в заложники к афганским бандитам либо в следственный изолятор, подручные наркобаронов приносят баснословные барыши своим хозяевам, получая от них жалкие подачки.

Российские пограничники участвуют в проводимой силовыми структурами Таджикистана разъяснительной работе, стараясь убедить жителей приграничья избегать «легких» заработков у наркомафии, чтобы они не обернулись ситуацией, в которой оказался Сафар Рахмонов.