В зоне боевых действий, по самым скромным подсчетам, было сосредоточено около 1000 самолетов тактической и палубной авиации, свыше 100 боевых кораблей (в том числе 6 авианосцев). Из удаленных районов (в том числе с территории США) наносили удары стратегические бомбардировщики В-1В, В-2, В-52. Всего 47 самолетов стратегической авиации против иракских 190-200 самолетов устаревших типов МиГ-21, МиГ-23, Су-23, F-7, не сыгравших практически никакой роли в ходе войны.

Стратегическая, тактическая и палубная авиация коалиции наносила удары крылатыми ракетами воздушного базирования (КРВБ) и управляемыми авиабомбами, как правило, не входя в зону досягаемости средств ПВО Ирака. Их возможности не превышали по дальности 30-40 км, по высоте - 15-20 км. Крылатые ракеты морского базирования (КРМБ) применялись подводными лодками и крейсерами УРО с акваторий Средиземного, Красного морей и Персидского залива. Всего за 3 недели войны было применено свыше 760 КРМБ и 200 КРВБ. Интенсивность действий авиации в среднем составила до 300-400 самолетовылетов в сутки.

Сухопутная группировка коалиции уступала вооруженным силам Ирака в численности личного состава, количестве танков и артиллерийских орудий. В районе конфликта было сосредоточено около 130.000 человек, свыше 600 танков, примерно 1.450 бронированных машин, 630 орудий полевой артиллерии, реактивных систем залпового огня и минометов, более 1.000 боевых вертолетов против 285.000 личного состава, 2.500 танков и 4.400 орудий и минометов у Ирака.

Однако в целом группировка коалиции имела общее превосходство с учетом качественных показателей вооружения и военной техники. Например, находившиеся на вооружении иракской армии морально устаревшие танки Т-72 и Т-55 советского производства значительно уступают по своим боевым характеристикам танкам «Абрамс» (США) и «Челленджер» (Великобритания), не способны противостоять им в дуэльном бою. У Ирака было некоторое количество противотанковых управляемых ракетных комплексов «Корнет», но их бронепробиваемость не превышает 150 мм, а значит также не позволяла эффективно бороться с американскими и английскими танками.

Кроме того, все действия соединений коалиции (бронетанковых, пехотных и морской пехоты) непрерывно поддерживали боевые вертолеты и артиллерия, способные применять боеприпасы с самоприцеливающимися боевыми элементами. В частности, 155-мм снаряд ХМ-898 («Sadarm») для артиллерийских систем М109А5 и М198 способен поражать бронетанковую технику на дальностях до 22 км. Боевой элемент «Sadarm» может использоваться также в головных частях оперативно-тактических ракет, в управляемой авиабомбе GBU-15, в управляемой авиационной ракете AGM-130 и авиакассетах.

Приведенные примеры свидетельствуют, что США и Великобритания имели все возможности эффективно бороться с бронетанковыми группировками Ирака задолго до их вступления в бой, несмотря на их количественный перевес.

Необходимо отметить также, что вооруженные силы коалиции имели решающее информационное превосходство. Высокоэффективные системы разведки, навигации, связи, автоматизированные системы управления войсками и оружием, широкое использование орбитальной космической группировки позволили управлять войсками (силами) и средствами поражения практически в реальном масштабе времени, своевременно перенацеливать удары авиации, КРМБ и других средств поражения на вновь выявленные цели, выделять на их поражение (уничтожение) оптимальное количество боеприпасов того или иного типа.

Что мог противопоставить Ирак этой военной мощи? Поскольку он не обладал новым вооружением и военной техникой, хотя бы примерно равными по своей эффективности вооружению и военной технике коалиции, перед обороняющимися группировками вооруженных сил Ирака стояла задача найти такие способы борьбы, которые позволили бы лишить противника преимуществ в дальности и точности поражения.

Известно, что эффективность высокоточных боеприпасов, в том числе крылатых ракет воздушного и морского базирования, зависит, во-первых, от точности попадания и, во-вторых, от параметров осколочно-фугасного воздействия на поражаемый объект. Точность попадания, в свою очередь, обеспечивается в ряде случаев подсветкой цели лазерным лучом, а также комбинированным (радиолокационным и тепловым) датчиком захвата цели. Поэтому, если нет средств для уничтожения самолетов-носителей и крылатых ракет в полете, то могут широко использоваться приемы маскировки (аэрозольные маскирующие завесы, изменения местности, тепловые ловушки, средства радиопомех и прочие) для снижения эффективности высокоточного оружия. В какой-то мере Ирак использовал такие приемы, так как были случаи отклонения крылатых ракет от реально заданных координат целей. Но в целом на ход и исход войны они существенного влияния не оказали.

Иракское командование стремилось втянуть вооруженные силы коалиции в затяжные бои в городах, где можно использовать капитальные строения в качестве укрытий, сократить дистанции, устроить засады, войти в непосредственное соприкосновение с противником и лишить его преимуществ дальнего огневого поражения. В какой-то мере это ему удалось, особенно в начале войны при боях за города Умм-Каср, Басра, Эн-Насирия и другие.

Однако командование вооруженных сил коалиции понимало, что при штурме городов их войска могут понести немалые потери. Поэтому оно использовало тактику обхода крупных населенных пунктов, их блокирования частью сил, нанесения мощного огневого поражения по обороняющим города войскам и последующего принуждения их к сдаче.

Немаловажную роль в вооруженной борьбе имеет моральный дух войск. Анализируя прошедшую войну, можно сделать вывод, что первоначально соединения и части вооруженных сил Ирака, несмотря на решающее превосходство противника, проявляли высокую стойкость и готовность к самопожертвованию. Однако в последующем, особенно при выходе войск коалиции к Багдаду, даже хваленая республиканская гвардия, лучше вооруженная и обеспеченная всем необходимым для ведения боевых действий, чем федаины, оказалась неспособной решать поставленные задачи и, бросив технику и вооружение, дезертировала.

Война в Ираке оказала существенное влияние на жизнь многих государств, в том числе и не принимающих участия в ней. Учитывая, что война в Ираке развязана без санкции ООН, что США претендуют на роль единственной сверхдержавы, диктующей условия всему международному сообществу, серьезные выводы должна сделать и Россия.

Во-первых, нам необходимо уточнить приоритеты строительства Вооруженных Сил, более внимательно отнестись к проблеме сокращения стратегических ядерных сил. Опыт войны показывает, что изменяется соотношение сил сторон. При этом наступающая сторона имеет приоритет по количеству практически в несколько раз.

Во-вторых, следует менять отношение в обществе к армии и военной службе. Каждый солдат и офицер должен твердо знать, что в случае необходимости он должен отдать жизнь за Отчизну, а Родина, в свою очередь, обязана позаботиться о нем и о его семье.

В-третьих, само общество, все слои и категории населения в случае угрозы агрессии, а тем более войны должны быть готовы, как наши отцы и деды в годы Великой Отечественной войны, отдать все силы для фронта и для победы над противником.

Генерал-майор Василий КОПЫТКО, доктор военных наук, профессор