Окончание. Начало в №7, 8

В публичном отчете за позапрошлый учебный год, выставленном на сайте школы, сказано, что коллектив разрабатывал план мероприятий по усилению нравственно-правовых норм как непременного ориентира поведения школьников, совершенствовал работу с одаренными и наиболее способными детьми, решал задачу индивидуализации учебного процесса на уроке. А уж как расписана деятельность психологической службы, просто любо-дорого читать: и оказание помощи педагогам и родителям в подборе индивидуальных методов обучения и воспитания, и проведение индивидуальных консультаций по возникшим проблемам, и мониторинг «Выявление детей группы риска в 9-х классах», и групповое тестирование 9-х, 11-х классов «Выявление комплекса индивидуальных и психофизиологических возможностей и особенностей», и составление рекомендаций для учащихся, педагогов и родителей по результатам психологических исследований. Подводя итоги 2011-2012 учебного года, докладчик, директор школы, сделал весьма оптимистичный вывод: можно назвать успешной работу школы по патриотическому воспитанию, развитию творческих способностей обучающихся и по профилактике правонарушений (число учащихся, состоящих на учете и контроле, сократилось в два раза!), то есть цель обеспечения качественного образования достигнута. А уж сколько красивых выводов о проделанной работе сделано на сайте в разделе обеспечения комплексной безопасности, сколько там перечислено подготовленных материалов, сколько объяснений дано по поводу пожарной и прочей безопасности! Если бы не выстрелы, можно было бы, наверное, за все это поставить школе пятерку. Так хочется поверить во все это сайтовое благополучие, но мы уже знаем цену работы по безопасности, по психологической поддержке, по многому другому, чем школа гордилась, судя по всему, без всяких на то оснований. Одно из двух: или директор в самом деле не знал истинной картины, или сознательно представлял ее в публичном пространстве лучше, чем есть на самом деле, продолжая некоторые не лучшие традиции.
После трагедии в школе некоторые доверчивые специалисты твердили, что школа ни в чем плохом не была замечена, ни в чем не виновата. Но тут вдруг в Москву позвонили из Чеченской Республики и спросили: 263-я не та ли самая школа, что с еще двумя другими несколько лет назад была замешана в махинациях со сдачей ЕГЭ? Оказалось, что та - на всю страну тогда прогремела история, когда сдавать экзамен за выпускников трех школ, вошедших в криминальный сговор, пришли студенты Физтеха. И в той давней истории для школы показатели оказались куда важнее совести: подготовить учеников к успешной сдаче не смогли, а выглядеть хорошо в глазах общества и родителей, видимо, хотели. По большому счету, быть лгунами в глазах учеников не побоялись, может быть, оттуда истоки неверия Сергея Гордеева в добро, честность и справедливость?
Можно сто раз повторять, что школа ни при чем, вот только ни при чем ли? Тогда трех директоров сняли с работы, и в 263-ю назначили нынешнего директора, который до того (не падайте в обморок!) занимал в своей прежней школе аж с 2008 по 2011 год должность заместителя директора по безопасности. Спрашивается, каким же он был специалистом по безопасности, если уже в бытность директором в своей школе безопасность как раз и не смог обеспечить? Или уже тогда, в прежней, умел писать красивые отчеты?
Впрочем, в биографии нынешнего директора 263-й есть некоторые пункты, которые заставляют задуматься, не окажется ли и тут благостная картина вызывающей немало вопросов. В 1998 году он окончил Пензенский госпедуниверситет, в том же году дипломированный учитель географии и биологии поступил в аспирантуру Института глобального климата и экологии РАН, через год отправился на стажировку в Америку и был там до 2002 года. Что стоит за этой блестящей карьерой, кто и почему поддерживал его столь усердно? Дальше сплошные зигзаги: в 2002 году уже новоявленный кандидат наук появляется в Мытищах на должности учителя биологии, через год становится докторантом закрытого высшего учебного заведения, а затем, после четырех лет учебы, - доктором географических наук, притом что географической направленности в этом закрытом вузе, как утверждают специалисты, нет. Через год молодой человек (1976 года рождения) появляется на этот раз в Москве в довольно приличном лицее на должности заместителя, но не по учебной или научной работе, что было бы логично, а почему-то по безопасности. Через считанные годы кому-то показалось, что этот человек может быть успешным руководителем школы (или может навести порядок в учебном заведении, попавшем в скандал с ЕГЭ на всю Россию, ведь он имел отношение к спецвузу), и он стал директором 263-й школы.
Самое интересное, что между скандалами с ЕГЭ и стрельбой был еще один о многом говорящий скандал, который в истинном свете показал вышестоящим органам нового директора 263-й школы. Одна из учительниц вышла на аттестацию на квалификационную категорию, а директор 263-й ей в положительной рекомендации отказал. Аттестационная комиссия, посмотрев документы и изучив успешную работу учительницы, позицию директора не поняла, пригласила его на заседание и, поговорив, сделала парадоксальный вывод: директора самого нужно вывести на внеочередную аттестацию по причине неполной профессиональной пригодности. При аттестации выяснилось, что директор «не владеет нормативно-правовой базой основ управления образовательным учреждением и не смог организовать плановый процесс подготовки процедуры аттестации в ОУ, что привело к ошибочным управленческим решениям». Уже по одному этому выводу можно было поставить вопрос об управленческой квалификации директора, но аттестационная комиссия по какой-то причине пожалела его, и 15 октября 2013 года (за три месяца до стрельбы в школе) оставила его на руководящей работе еще на два года с рекомендациями по изучению необходимых документов. И тут снова возникает вопрос, а почему и кто так его поддержал? И еще один: пошла ли на пользу школе эта необъяснимая доброта-жалость?
В школе царили спокойствие и, судя по всему, полное нежелание что-либо менять в своей работе. А зачем менять, если средняя зарплата учителей больше 73 тысяч рублей (в нескольких самых лучших, известных на всю страну московских школах она меньше), а учеников чуть больше 400. Детей мало, каждого можно рассмотреть в упор и понять, кто есть кто, работать практически индивидуально, но при этом лучший ученик Гордеев занимается с репетиторами и чрезвычайно загружен. Говорят, что школа его заучила, но как учат в этой школе, можно себе представить: в прошлом году выпускников было всего 27, более 200 баллов по ЕГЭ набрали семеро, а 220 - всего двое из них. И это при продекларированном физико-математическом профиле, когда высокий результат обучения должен быть просто по определению лучше, чем в школах, о таком профиле не заявлявших.
В 263-й школе работали два учителя географии: один был простым учителем, другой - директором, одного убили, другой практически мгновенно ушел в тень: ни разу с тех пор, как прозвучали выстрелы, директор школы не появился перед светлыми очами общества. Ученики давали интервью, учителя и родители с болью говорили о случившемся, а директора на горизонте не было и нет, хотя у него было как минимум три варианта возможного заявления: школа сделала все, для того чтобы этого не случилось, школа понимает, что, видимо, не все сделано, наконец, школа скорбит об убитом учителе. Ничего из этого заявлено не было.
После трагедии прошло уже много времени, находится в СИЗО стрелявший десятиклассник, в горе пребывает его семья, идут проверки прокуратуры и правоохранительных органов, уже и начальника окружного управления образования сменили, а директор 263-й все еще остается на своем руководящем месте. Парадоксально, но его и тут не освободили от обязанностей, хотя в любом другом случае это было бы сделано. Других директоров по пустяковым поводам убирают с должности по статье ТК РФ без объяснения причин, а этот остается. Почему в который раз по отношению к этому человеку проявляют снисходительность, совершенно неясно.
По неофициальным каналам удалось выяснить, что в Департамент образования Москвы поданы документы на реорганизацию, теперь школа войдет вместе с другими ОУ в школьный комплекс. Потребовалось случиться страшному, чтобы директор решил изменить судьбу школы, может, еще рассчитывает возглавить и новый комплекс. А что, молодой - сорока лет нет, доктор наук да еще и автор печатных работ, в том числе по теории и методике преподавания и управления персоналом (!). Бумага в очередной раз все терпит, даже поучения того, кто на практике оказался несостоятельным.
Все бы ничего, ошибки в управлении бывают разными, есть даже такая расхожая приговорка: «не смертельно». Но в случае со стрельбой в школе все было как раз смертельно. Погиб учитель географии Андрей Кирилов, погиб полицейский, неизвестно, как сложится судьба семьи Гордеевых, что будет с Сергеем. Проще всего нынче дать все тот же легкий ответ на вопрос «Кто виноват?», разложив вину поровну на всех. Вот только легкости в этом деле места нет.
Выстрелы в 263-й школе были сделаны на самом деле не только в конкретных людей, это были, образно говоря, выстрелы в ту вчерашнюю столичную школу, где получали деньги не за реальные результаты, а за отчетные показатели, где не понимали, сколь высока мера ответственности за работу с детьми, где старались отсидеться в сторонке, не понимая, что высокая миссия педагога на самом деле не имеет с этим ничего общего. Есть надежда, что такие вчерашние школы в будущее не придут, но как много и многим предстоит потрудиться, чтобы это произошло...