Согласно последним социологическим исследованиям уровень тревожности в обществе по сравнению с доперестроечными годами вырос в три раза. Это происходит на фоне кризиса семьи. Сегодня она перестала выполнять функции психологической поддержки ребенка, а школа еще не начала этот процесс. И вряд ли это произойдет. Пресловутые ЕГЭ и ГИА, как, впрочем, и слияние школ, и другие «благие» преобразования нынешних реформаторов, по дружному мнению всех специалистов, присутствовавших в зале, увеличили градус напряженности в детской среде. Школьные психологи не в состоянии смягчить последствия растущего уровня невротизации школьников. Как правило, они не владеют ни нужными знаниями, ни соответствующими методиками. Но это только вершина айсберга. О разрушающих детскую психику компьютерных играх и других болезнях века (депрессиях, фобиях, панических атаках) говорили психотерапевт, кандидат медицинских наук Марк Евгеньевич Сандомирский и руководитель отдела медицинской психологии Научного центра психического здоровья РАМН кандидат психологических наук Сергей Николаевич Ениколопов.
Психолог Светлана Николаевна Морозова на практике знает, как востребована сегодня ее служба. Учителя просят: нужна помощь, проведите беседу, тренинг. Но одна беседа, один тренинг пользы не принесут. А есть экстренные случаи. Надо, к примеру, сейчас работать с девочкой, которую мама остригла наголо, потому что та проявила непослушание. Маму пришлось долго убеждать, чтобы дала согласие на занятия дочери с психологом. В школе №1466, где работает Светлана Николаевна, около тысячи учеников. Как может психолог заметить, что с благополучным по всем параметрам подростком что-то не то?
Сегодня в школе №263, ставшей в одночасье печально знаменитой, работают психологи МЧС, сотрудники Центра психического здоровья детей, Московской службы психологической помощи населению... Последствия трагедии аукаются самым неожиданным образом. Уже другая семья подростка из класса, где произошла трагедия, нуждается в длительной психологической помощи. Как и все ученики, их сын в тот горестный урок, оказался под партой, и в поле его зрения все это время находился убитый учитель. Подросток послал с телефона сообщение родителям, что ему страшно видеть это. Пришел ответ, чтобы не выдумывал ерунды. Тогда подросток снял на телефон учителя. Родители, получив фото, были в шоке. Впоследствии кто-то из «пронырливых журналюг» уговорами и посулами убедил обладателя фото поделиться снятым за две тысячи рублей. В итоге от подростка отвернулись все одноклассники. Психологам и психотерапевтам предстоит еще немало потрудиться, чтобы разрулить эту ситуацию.