Когда все случилось, к школе подлетело множество людей - журналисты с камерами и без камер, полицейские, чиновники, общественные деятели. Каждый искал свое объяснение тому, что тихий интеллигентный мальчик из вполне благополучной семьи совершил явно криминальный поступок. Череда кадров, интервью, комментариев и домыслов показывала, как отвыкли люди от серьезного анализа происходящего, а может быть, просто боятся делать выводы, после которых не остается ничего иного, кроме как признания ошибок всех и вся, начала работы даже не по исправлению их, а по нормализации ситуации, в результате которой происходит подобное с нашими детьми.
Практически все попадавшие в круг света в те трудные часы, а потом и дни, пытались найти легкие ответы, дать легкое объяснение тому, почему подросток взял в руки оружие и пришел в свою школу. Одни сводили все к низкой оценке, будто бы выставленной учителем географии мальчику, идущему на золотую медаль, а потому отомстившему педагогу, разрушавшему мечты о ней. Ну хоть бы кто сказал при этом, что золотая медаль нынче вовсе лишена былой ценности, она теперь ничего не решает в жизни молодого человека, так как все возможные льготы для медалистов при поступлении в вузы чиновники отменили. Отменившие рассуждали просто: дескать, что такое медаль? Кругляш, который можно получить по блату. Если учесть, что многие высшие чиновники в образовании такие кругляши имеют, хочется сказать, что им, конечно, видней, как получают медали. Знал ли мальчик, что медали нынче не в цене? Конечно, знал, в этом случае ему медаль все же была нужна, видимо, как оценка его напряженного учебного труда.
Других оценок что учебного, что иного труда в нашей стране нет. Правда, теперь вернули звание Героя Труда России, но что-то редко кто отмечен им. Культа тех, кто отдает работе все свои силы из моральных соображений, нет, награды разного уровня, как и премии разного достоинства, получают все больше деятели шоу-бизнеса да представители элит, что и без того всегда у всех на виду. У нас нынче принято с придыханием говорить лишь о том, кто сколько зарабатывает или ворует. Много денег - молодец, мало - неудачник. Формула для получения качественного образования теперь тоже весьма прагматична: выучишься - устроишься на хорошую работу - уедешь за границу - будешь получать много - жизнь удалась. Лет сорок назад мотив был иным: получишь хорошие знания, сможешь стать ученым, сделать открытие, прославить Родину. Теперь лозунги другие: превыше всего личный успех, на все иное плевать.
Недавно одна из журналисток написала в своем блоге, что ненавидит свою Родину, любит лишь близких и друзей. Всеобщего возмущения по этому поводу в Фейсбуке не было, любимые друзья и поклонники творчества тезис одобрили. А один ну очень известный педагог не постеснялся сказать в радиоэфире, что былые подвиги во имя Родины теперь не нужны, нужно думать исключительно о сохранении собственной жизни. Такова идеология антипатриотизма, которую в последнее время люди, пытающиеся стать лидерами общественного мнения, шаг за шагом пытаются вложить в голову не только взрослых, но и детей, которые все слышат, видят и перенимают. Слово «патриотизм» вызывает у людей, пытающихся стать идеологами нового общества, не просто неприятие, но и немалую агрессию, даже приравнивается чуть ли не к фашизму. Служить в армии, по их мнению, не нужно, служить в полиции стыдно, находиться на госслужбе вообще нонсенс. Вот только кто будет защищать Родину и всех этих осторожных и ненавидящих, если что случится? Каждый сам себя, а ценность других жизней будет нулевой? Стоит ли тогда удивляться, что мальчик, не вылезавший из Интернета, ни секунды не задумывался, прежде чем выстрелить в своего педагога, а потом добить его?
Второе легкое объяснение случившегося - во всем виновата семья. Конечно, если бы семья пьянствовала, была неполной или криминальной, все было бы просто и ясно: только в такой семье может вырасти преступник. А тут все идеально: родители - люди порядочные и законопослушные (правда, опрометчиво показавшие сыну место хранения ключа от шкафа, где оружие лежит), не жалевшие денег ни на покупку того, о чем просил сын, ни на его репетиторов, ни на спортивные занятия; старшее поколение - дедушка и бабушка - о внуке заботящиеся, внимание проявляющие. Обеспечить все это сегодня не так-то и просто, наверное, поэтому отец Сергея, сумевший уговорить сына выпустить заложников-одноклассников и сдаться полиции, в классе плакал и спрашивал сына: «Что я сделал не так, в чем моя ошибка?» На вопрос этот пока еще никто не дал ответа, потому что он очень сложен. Это вопрос всех времен, всех народов и всех семей, который возникает тогда, когда во вполне благополучной семье питомец вдруг становится совсем не таким, каким его пытаются воспитать, совершает противоправные шаги как будто в отместку за всеобщую любовь.
Сегодня семье предъявляют практически лишь одну претензию: дедушка - генерал ФСБ, отец - сотрудник закрытого НИИ, как будто те, кто стоит на страже интересов страны, изгои, обреченные на всеобщее осуждение. Думаю, теперь трудно даже представить себе величину той трагедии, которую переживает эта семья помимо всего прочего. Не случайно отец и мать не смогли найти в себе силы, чтобы прийти на суд, решавший, сколько пробудет в предварительном заключении их сын. Ты всю жизнь воспитываешь сына в соответствии с нравственными нормами, а он оказывается не просто аморальным, но и убийцей. Как это осознать, как с этим смириться?
Конечно, возникает вопрос, насколько эффективным было это нравственное воспитание, не сводилось ли оно к декларативным заявлениям и проповедям, чтению религиозной литературы и заучиванию молитв, видел ли подросток примеры нравственного поведения взрослых, ведь в наше время широко распространены двойные стандарты: одно говорим дома для себя, другое - вне дома для окружающих, по-одному ведем себя с близкими, по-другому - с друзьями, знакомыми, сослуживцами. Совсем не случайно не только по материальным соображениям теперь редко ходят в гости и зовут их к себе домой. Наш дом нынче стал крепостью, мы никого туда не пускаем, ведь там вместе с официальной одеждой мы снимаем некий образ, представляемый для всеобщего обозрения. Вне дома человек может быть приспособленцем, подхалимом, молчуном, опасающимся высказывать свое мнение, дома - честным, смелым, критиком, трибуном. И кто знает, может быть, именно это расхождение образов близких людей и привело Сергея Гордеева к убеждению, что зла в мире гораздо больше, чем добра, хотя дома сам он видел по отношению к себе исключительно добро. Собственно, это убеждение и было, по его словам, главным мотивом его пагубного поступка.
Учителя географии он убил случайно, это выяснилось уже в ходе следствия и судебного заседания. Подросток шел в школу на урок литературы, чтобы победить в недавнем споре с учительницей, утверждавшей, что добра в мире больше. Он хотел ей продемонстрировать свою правоту, показать, какое оно, всепобеждающее зло, но опоздал на этот урок. Желание победить было, видимо, настолько сильным, что он потребовал привезти учительницу в суд и завершить их спор. Трудно себе представить, что было бы, если Гордеев застал урок литературы в классе, кого бы он застрелил - учительницу или на ее глазах лишал жизни своих одноклассников.
Учителя географии Андрея Кириллова посмертно наградили орденом Мужества, в Интернете досужие сволочи сразу стали судачить, а в чем мужество, в чем подвиг. Ученик опоздал на урок литературы, в классе шел уже следующий урок - урок географии, он вошел в класс, учитель географии пошел на него, потому что понимал - тот может выстрелить в своих одноклассников. Гордеев выстрелил в учителя, потому что понял - еще мгновение и тот выбьет оружие из его рук. Учитель не думал о себе, о своей жизни, он думал о детях, об их жизнях, это и было мужеством, это и было подвигом.
Ужасно то, что в Сети появились записи тех сверстников Сергея, которые видят в нем героя. Вот они, жертвы, воспринимающие идеологию тех, кто ненавидит Родину, кто не видит смысла подвига во имя других, кто живет в мире виртуальных игр, блокбастеров, триллеров, где герои - убийцы, бандиты и прочие уроды, кто выставляет на всеобщее обозрение свои собственные преступления, например, издевательства, избиения и даже убийства сверстников, мигрантов или бомжей. В нашем обществе все еще идут дискуссии о том, как сделать Интернет безопасным, недоступным, а он продолжает быть опасным. Сергей ведь тоже сидел в Интернете, более того, он говорил одноклассникам, что мечтает стать бандитом и киллером, санитаром общества, избавляющим его от тех, кто, по его мнению, в обществе жить не достоин. Но это не вызвало у них возмущения, они сочли это шуткой, хотя совсем не смешной, а она, как выяснилось позже, была реальной мечтой.
Сегодня много разговоров и о том, как виновата школа, не защитившаяся от стрелка, вовремя не увидевшая, не сумевшая найти подход, по мнению полиции, так и вовсе «заучившая» своего ученика.
Сначала по поводу защиты. Одни твердят, что охранник блестяще выполнил свою задачу - нажал «тревожную кнопку» и вызвал полицию. Другие столь же энергично обвиняют и охранника, и ЧОП, в котором тот работает. Рассудить спорящих может только специалист, например, такой, как давний друг и автор «Учительской газеты», ветеран группы спецназначения «Вымпел», подполковник ФСБ в запасе Анатолий Ермолин. Ермолин считает, что московские школы серьезно защищены. Есть заборы, есть видеонаблюдение, есть охранники у входа в школы. Весь вопрос в том, что могут сделать охранники.
Находятся те, кто ратует за вооруженных охранников, но тогда нужно вносить изменения в нормативную базу для ЧОП, так как их работа жестко регламентирована в части применения спецсредств защиты и оружия. Однако что мог бы сделать охранник в 263-й, даже если бы у него было оружие? Практически ничего, только геройски погибнуть на посту. Если бы он был один на один с Гордеевым в вестибюле, может быть, и пожертвовал бы собой, но там были ученики младших классов, и их жизнями он пожертвовать не мог. Другое дело, считает Ермолин, если бы он был относительно защищен, например, имел даже легкий, но бронежилет, в отсутствие малышей смог бы победить Гордеева в рукопашной схватке, ведь охранники ЧОП, как правило, бывшие военные.
Но даже отставной, но опытный охранник один в школе не воин. Сегодня он охраняет исключительно здание и материальную базу школы, а все думают, что он охраняет жизнь детей. Это убеждение и заставляет предъявлять к охраннику повышенные требования. К тому же школа ничем охраннику не помогла - не работали турникеты, которые могли бы задержать юного стрелка. Анатолий Ермолин убежден, что ЧОП надо подумать о снаряжении охранника иными спецсредствами, нежели оружие, например, разного рода вылетающими сетями.
Что интересно, противники создания столичных школ-комплексов так долго утверждали, что маленькая школа имеет много преимуществ по сравнению с большой, что в это можно было действительно поверить. Но 263-я как раз маленькая школа, которая вопреки утверждениям досужих критиков должна была бы на близком расстоянии рассмотреть своего ученика, с этим не справилась.
Смешно слышать, что «школа заучила» Сергея Гордеева. Если она так неистово относилась к своей задаче давать качественные знания в большом объеме, то зачем родители нанимали ему репетиторов? Вопрос вообще в том, могла ли школа, занимающая место в конце 13-й сотни рейтинга столичных школ, а значит, практически не имеющая ни стобалльников по ЕГЭ, ни победителей, ни призеров на олимпиадах, дать необходимую подготовку старшекласснику, собиравшемуся поступать на мехмат МГУ?

Окончание следует