Как откликнулись?    Без призыва к единению соратников почему-то обошелся  провозглашенный 1 декабря Совет по русскому языку при Правительстве РФ. Тот, который как раз-то создан во исполнение озабоченности  президента.  Поразило и то, что в СМИ - прежде всего 1-й ТВ-канал - не напросились на беседу с председателем совета О.Ю.Голодец. И то, что отмолчался на своем сайте Общественный  совет при  Министерстве образования и науки. И почему-то не откликнулась Ассоциация учителей-словесников. И не состоялось «спецсекретариатов» Союза журналистов и Союза писателей. Одно пока порадовало: «Литгазета» выстрелила новым приложением «Словесник», но - странно - не упомянула Совета.    
Опыт МЧС для Минобрнауки!  Как-то невольно вспоминается  лихая ельцинщина, когда ее  цунами все разрушали,  и лишь МЧС  стало едва ли не безупречным центром спасения России от стихии. Чем взял? Уверен: всеобщностью  ответственности  и  объединением  сил!
Вот бы Совет перенял опыт! О чем это я? Повелел бы создать свои отделения в каждом  учебном заведении. И догадался бы обязать  Министерство  образования и науки  фронтально проверить, каков КПД  приучения к русскому языку и в  детсадах, и в  школе, и на факультетах  журналистики,  и  в пединститутах.
Давно назрело-перезрело! Вспомним, что, пожалуй, самый нелюбимый предмет в школе - это русский язык и литература! И в 2012-м для успешной сдачи ЕГЭ по языку определили всего-то 36 баллов из 100, а это нечто среднее между тройкой и двойкой. Так даже по таким  заниженным требованиям  было выявлено в огромной стране не больше трех тысяч отличников. Сей факт - позорный приговор нынешней практике изучения языка и литературы.  А где исток? Замалчивается исследование Российской академии образования: «У будущих первоклассников  («выпускники»  детсадов. - В.О.) резко снизились в сравнении со сверстниками 60-х годов когнитивные способности: восприятие мышления, логика, память. У 40-60% детсадовцев (в зависимости от региона) наблюдаются нарушения речевого развития».
 Наказ президента. Читаю в  упомянутой его речи: «Пересмотреть  программы преподавания...»
И в самом деле,  они вместе с методикой  проржавели   до крайности. Вместо завлечения познавать - отвращение. Вот  пример (из множества возможных). Главка «Наташа Ростова» в многократно (!) переиздаваемом учебнике  для 10-го класса (изд. «Дрофа»). Зачин-то каков: «Если перенести типологии  героев эпопеи на традиционный язык литературоведческих терминов, то сама собой обнаружится внутренняя закономерность».    
«Закономерность»...  Какая же она у Наташи: «Подобно остальным Ростовым Наташа не наделена острым умом... Она наделена чем-то иным, что для Толстого важнее абстрактного ума, важнее даже правдоискательства: инстинктом познания жизни опытным путем. Именно это необъяснимое качество вплотную приближает образ Наташи к «мудрецам», прежде всего к Кутузову, притом  что во всем остальном она ближе к обычным людям. Ее попросту невозможно «прописать» к одному какому-то разряду: она не подчиняется  никакой классификации...»
Так захочется ли после  таких  скрежещущих  скукой теоретизмов    вообще  прикасаться к  шедевру?  У Толстого-то    Наташа совсем-совсем иная, чем в учебнике: «Он вспомнил Наташу такой, какою видел ее в первый раз на бале, с тонкой  шеей и тонкими руками, с готовым на восторг, испуганным, счастливым лицом, и любовь и нежность к ней, еще живее и сильнее, чем когда-либо, проснулись в его душе... Князь Андрей вспомнил все, и восторженная  жалость  и любовь к этому человеку наполнили его счастливое сердце».
Стало быть,  стоит неотложно-генеральная  задача:  призвать методистов, учителей и творческую интеллигенцию искать новую методу  приобщения к языку и к чтению. Имя ей - занимательность!
Стало быть, надо осудить  указание одного из недавних главных методистов системы образования: «Всё только и говорят, что дети перестанут самостоятельно и творчески мыслить. Скажу жестко, но рабочий на конвейере не должен рассуждать, он должен делать то, чему его научили для получения конкретного результата. К сожалению, в нашей жизни, в экономике «конвейеров» больше, чем исключительно творческой работы. Ты вправе выбирать себе работу, но, выбрав, делай то, что от тебя требуется. А мы все продолжаем  рассуждать» (ж. «Итоги»: 20.11.2008).   
«Врачу, исцелися сам...»  Припомнилась эта древняя мудрость, когда познаю, как разучиваются служить родному языку немалое число чиновников сферы образования,   «пылесосят» иноязычием. К примеру, слово «тьютор» узаконили вместо «классный руководитель». Дожили! Выявил я это в 2010-м в Едином  квалификационном  справочнике   должностей  руководителей, специалистов и служащих по разделу школы.
То косноязычие. Как забыть речение, выпорхнувшее из стен министерства и тут же вошедшее в анекдот:  «Я говорю своими высказываниями...»
То убогий канцелярит. Вот наставления из стандарта: «Цель и задачи духовно-нравственного развития и воспитания обучающихся на ступени начального общего образования». Попробуй-ка учитель оживить (оранжировать)  для юного создания такую вот директиву: «Поддержка становления и развития высоконравственного, творческого, компетентного гражданина России, принимающего судьбу Отечества как свою личную, осознающего ответственность за настоящее и будущее своей страны, укорененного в духовных и культурных традициях многонационального народа Российской Федерации /.../  реализации творческого потенциала в учебно-игровой, предметно-продуктивной, социально ориентированной деятельности на основе нравственных установок и моральных норм, непрерывного образования, самовоспитания и универсальной духовно-нравственной компетенции».
Авторы такого стандарта явно не читали «Домострой» XVI века с его образным языком.
Отвага в спросе! Хочу взбудоражить коллег из Общественного совета при Минобрнауки. Каждый из них - личность, но на брустверах войны за язык и словесность не показываются и ультиматумами врагам не грозят. А хочется, чтобы Совет сплотил мастеров пера и они вместе придумали, как сделать так, чтобы говорить по-русски грамотно и красиво стало модно.

​Валентин ОСИПОВ, член высшего творческого совета Союза писателей России, лауреат Большой литературной премии России