​Вера СИТНИКОВА, учитель русского языка и литературы школы №536, старший преподаватель Государственного института русского языка им. А.С.Пушкина, Москва:
Говорим и думаем как придется


Слабое владение языковыми нормами связано с уровнем общей культуры народа. Уместны, конечно, усилия разных социальных институтов по поддержанию некой общекультурной планки, но скорее верится в самостоятельные усилия человека, требовательно относящегося и к образу своих мыслей, и к форме их выражения. Грамотно писать и членораздельно высказываться могут, как правило, лишь учащиеся узкого круга школ: гимназий, лицеев. Там научить этому больше возможностей. Прочие говорят и пишут как придется. И пропасть между «культурными посадками» и «дичками» растет неумолимо.
Что до сочинения, то его «воскрешение» неминуемо тянет за собой цепочку размышлений. Будет ли это сочинение метапредметного характера, то есть включит вопросы по истории Отечества, литературе, географии, и ученик сможет выбрать тему, связанную с реализацией его способностей и приоритетов? Или перед нами экзамен по литературе, проверяющий понимание текстов, изучаемых в историко-хронологическом курсе? Или... Ответы должно искать Министерство образования и науки с опорой на профессиональное сообщество.
Увы, сейчас сначала разрабатывается механизм контроля, а затем под него выстраивают процесс обучения. Да, контроль - составная часть процесса образования, но никак не его главная цель. Так что без «реанимации» всей системы по формированию речевых навыков у учащихся на всех этапах обучения чиновники обретут еще один «жупел инспектирования» школы и еще одно средство для ее финансового поощрения или обделения.

Вячеслав ВАХРАМЕЕВ,  учитель русского языка и литературы школы №2 г. Сокол Вологодской области, лауреат Всероссийского конкурса «Учитель года России-2010»:
Силы школы и СМИ неравны


Ситуацию можно оценивать как угрожающую: по опыту знаю, что слишком велик разрыв между теоретической грамотностью (способность давать ответы на тестовые вопросы) и практической. Учащиеся в большинстве своем не владеют монологической (как устной, так и письменной) речью, в особенности письменной. Количество ошибок зашкаливает, коэффициент успеваемости в большинстве случаев крайне низок. Во многом это, на мой взгляд, результат внедрения ЕГЭ, а также сокращения часов на изучение литературы, начиная с 5-го класса (не более двух в неделю). Читаем мало, а программа перенасыщена количеством произведений. Не успеваем освоить одно, как необходимо «гнать программу» дальше. И дети порой просто физически не успевают прочитывать произведение... К сожалению, уже сформированное клиповое мышление играет свою роль: приученные телевидением и Интернетом к восприятию ничтожного объема весьма «облегченной» информации дети не в состоянии воспринимать тексты, особенно требующие осмысления и анализа; соответственно западает, а то и вовсе отсутствует аналитическое и ассоциативное мышление, не формируются навыки работы с текстом (информацией вообще). Все это влияет, безусловно, и на уровень практической грамотности. СМИ учат наших детей, а мы пытаемся хоть как-то тому противостоять, но силы слишком неравны... Количество уроков русского языка снижается от класса к классу (5-й класс - шесть часов, 6-й - 4 часа, 7-8-е - по 3 часа, а в 10-11-х - всего по одному учебному часу!), пишем все меньше, а теорией занимаемся все больше: как же, подготовка к ЕГЭ, ГИА... Как исправлять ситуацию? Боюсь, что ее уже не исправить, поздно. Здесь я пессимист... Уже говорил: слишком неравны силы школы и СМИ. Это очевидно и в качестве подготовки молодых учителей: они сами не умеют зачастую выражать мысль, а уж учить этому детей... На мой взгляд, необходимо либо пересматривать наполнение учебников - хрестоматий, либо увеличивать количество часов на преподавание литературы и русского языка, чтобы читать и учить работать с текстом как можно больше!
Чтобы рассуждать о том, поправит ли ситуацию введение итогового сочинения, нужно сначала четко понять: это дополнение к ЕГЭ или его замена? (Кстати, почему бы не оставить этот самый ЕГЭ в качестве экзамена, но не основного обязательного, а необходимого лишь тем, кому он необходим?) Но неизбежно необходим комплекс мер для подготовки к такому экзамену, о некоторых я уже говорил.

Андрей КУНАРЕВ, доцент кафедры методики преподавания русского языка и литературы Московского государственного областного университета:
В поисках философского камня


Богатая, точная, грамотная и яркая речь - дань любви и уважения Родине, ее истории, современникам и потомкам. Кроме того, язык - это еще и показатель общественного уровня гуманности, честности, эмпатии, внимания к человеку, ближнему, стремления понять его и быть понятым. Так что дело тут не в школе или вузе - в нас всех.
Почему наши дети разучились четко и ясно выражать свои мысли на письме? Да потому, что с мыслями туго. Мысль - продукт сопротивления, сомнения, «дитя свободы», нежелания принимать мир в готовом виде. Это результат (порой горький) серьезного труда понимания. И опять: корень зла не в школе/вузе, а в степени свободы общества в целом.
Писать сочинения нас всегда учили не для сдачи экзамена, а для выражения мыслей. А тут обширнейшая область методики, называемая развитием речи (а значит, и мышления), где сочинение - лишь один из видов практики. Школа вообще не должна работать на тест, ГИА, ЕГЭ (о, сколько новых аббревиатур - это тоже свидетельство насилия над языком!), ее задача развивать ученика, помогать становиться человеком деятельным, любопытным, страстным - СВОБОДНЫМ.
Вообще камлания и заклинания, шаманские пляски вокруг сочинения или единого учебника по литературе сродни поискам панацеи и философского камня. Увы, шараханья властей от разрушения к возрождению лишь одной из форм обучения свидетельствуют об отсутствии научно обоснованной, профессионально экспертированной концепции. А расплачиваются дети, а значит, и нация в целом.

Елена ВОЛОДИНА, учитель гимназии №16 Тюмени, лауреат конкурса «Учитель года России-2008», к.ф.н., доцент, зав. кафедрой филологии ТОГИРРО:
У великого и могучего нет будущего?


«Иногда появляется ощущение, что у великого и могучего нет будущего, есть будущее только у упрощенного, универсализированного русского языка...» - так начал свои размышления мой ученик Жаровцев Роман, победитель городского конкурса сочинений «Язык молодежи - язык будущего». В своей творческой работе он пригласил (в поэтической форме) мысленно заглянуть в это будущее родного языка:
...Можно за доли секунды, по Сети,
Если подруга сидит в Интернете,
Без лишних фантазии и ума
Написать «я тя лю»
Вместо «Я люблю тебя!»
В многочисленных массовых формах сетевого взаимодействия полноценное вербальное общение школьников часто замещается редуцированной коммуникацией, порой в деформированно-ненормативном виде, с низкой орфографической и пунктуационной грамотностью. Пугает меня и формирующееся сегодня у детей так называемое клиповое мышление, сопровождающееся бездумным скачиванием, прямым «клонированием» информации порой сомнительного качества. Все это, на мой взгляд, проявления и одновременно следствия современной социокультурной и языковой ситуации, которая характеризуется сменой типов культур и кризисом культуры слова, господством визуальных форм коммуникации и вербальной нечувствительностью, обесцениванием, девальвацией слова. Массовая практика натаскивания на ЕГЭ и сложившаяся система подготовки учащихся к сочинению (часть С на экзамене по русскому языку, обществознанию) приводит, в сущности, к ослаблению коммуникативного контроля, механическому использованию учащимися шаблонного, стереотипного набора языковых средств. Наметившаяся в системе образования тенденция к технологизации образовательного процесса, приоритет точных знаний, естественных наук и снижение статуса гуманитарных предметов, доминирование невербальных форм обучения и контроля также снижают уровень речевой культуры и практической грамотности детей. Нередко со стороны учителей отсутствует контроль за соблюдением единого орфографического режима, языковых и речевых норм или это является заботой исключительно учителей-филологов, нет координации и интеграции работы всех педагогов по развитию вербального мышления и языкового сознания обучающихся. В методике зачастую практикуются монологические формы уроков, устная речь детей развивается мало, коммуникативное пространство личности оказывается бедным, ограниченно-обытовленным. А дома дети не видят читающих родителей - забыты традиции семейного чтения, книга перестала быть лучшим подарком, утрачивается чтение как культурная и духовная ценность.
И в контексте этого даже предложенные президентом В.Путиным на встрече с Российским литературным собранием меры (пересмотр программ преподавания русского языка и литературы в школе, увеличение количества часов, возвращение сочинения) представляются, конечно, важными и, безусловно, необходимыми, но вряд ли они способны принципиально изменить сложившуюся ситуацию до тех пор, пока мы, носители языка, сами не изменим свое отношение к родному языку.

От редакции

 Итак, русский язык в опасности. Молодое поколение все меньше читает и все хуже выражает свои мысли письменно. Еще пара поколений - и на языке Пушкина и Достоевского уже никто не будет говорить, а сами  великие классики будут лежать на полках библиотек невостребованными и забытыми. Возникает извечный русский вопрос: что делать? Как советуют учителя-словесники, прежде всего увеличить  количество часов на изучение русского языка, особенно в старшей школе. Что касается  ФГОС по русскому языку, то в целом в нем уделяется достаточно  внимания развитию коммуникативных способностей, попросту развитию письменной и устной речи. Проблема в несоответствии новых ФГОС и КИМов по русскому языку. Задание С, объем которого ограничен 150 словами, вряд ли в полной мере способствует развитию письменной речи учащихся. И тут многие словесники большие надежды возлагают на возврат в школу сочинения. Кроме того, необходимы обновление методического арсенала педагогов-словесников, разнообразие форм работы по развитию речи учеников. Зав. кафедрой филологии ТОГИРРО, учитель русского языка и литературы гимназии №16 Елена Володина убеждена, что необходима разработка научно обоснованного механизма языкового развития личности в школе на уроках и во внеурочной деятельности. Такой опыт экспериментальной деятельности по формированию языковой (коммуникативной) личности, в частности, накоплен педагогами-словесниками в гимназии №16  Тюмени. Возможно,  подобный интересный опыт есть и в других образовательных учреждениях страны. Давайте делиться. Ждем ваших писем с предложениями по мерам совершенствования ФГОС по адресу: rudenkosa@mail.ru