Вышка, наверное, больше других вузов берет олимпиадников, мы стояли у истоков нынешнего олимпиадного движения, проводим одну из самых популярных в России олимпиад, сейчас количество записавшихся участников на этот год уже приближается к 80 тысячам по олимпиаде «Высшая проба», которую Вышка проводит с десятью другими университетами, примерно такое же количество участников наших ведущих олимпиад. То есть рассматривать меня как противника олимпиад по крайней мере странно. Когда мы предлагали внести изменение в порядок зачисления победителей олимпиад, мы не имели в виду ограничить это движение. Нынче через олимпиады в вузы поступают примерно 15-17 тысяч человек в год, или два процента от общего количества зачисленных на бюджетные отделения. От Всероссийской олимпиады вуз обязан принимать победителей олимпиады на любой профильный факультет, куда они захотят. Есть 70-80 олимпиад Российского совета олимпиад школьников, который возглавляет Виктор Садовничий, куда и Вышка входит, это довольно жесткая система отбора, сложившаяся уже за много лет.
Но все равно доля субъективности в олимпиадах гораздо выше, чем в ЕГЭ. Помочь нужному человеку на олимпиаде на порядок проще, чем на ЕГЭ. Единственное, что предохраняет нас, - это очень высокая репутация тех, кто олимпиады проводит, но боюсь, что людей с репутацией не всегда хватает даже в ведущих университетах, поэтому я предложил ввести ограничитель типа зачета. Если ты хочешь поступить в вуз без вступительных испытаний по результатам олимпиады, то должен сдать профильный ЕГЭ не меньше чем на 70 баллов. Я никогда не поверю, что этот человек не сможет на базовую школьную пятерку (70 баллов - это базовая школьная пятерка), даже не особо готовясь к ЕГЭ, его сдать. Это сохранит полностью поступление по олимпиаде, но отсечет, как я посчитал, меньше 10% победителей олимпиад.
Мы измеряем регулярно качество сдачи ЕГЭ олимпиадниками - совпадения с 80-90 баллами, не говоря о 70, почти стопроцентное.
Когда те или иные коллеги говорят, что ни в коем случае не надо вводить никаких ограничений, мне кажется, что это не совсем правильно, потому что я уверен, что все мои коллеги - порядочные люди, но мы объективно сдвигаем ситуацию к возвращению собственных экзаменов в вуз. Олимпиадное движение - одно из того лучшего, что есть в нашем образовании, потому что это наименее формализованная вещь, движение, которое зажигает детей, начиная с 7-8-го класса, если это нормально организованная олимпиада. К сожалению, как только через олимпиады стали принимать в вузы, возникла тенденция участия в олимпиадах только в 11-м классе. Мне кажется немного странным, что выпускники записываются сразу на несколько олимпиад, потому что не может быть человек одновременно увлечен 5-7 предметами. Собственно говоря, тенденцию такого рода я и хочу ограничить, потому что олимпиады не должны превращаться в отдельный канал поступления в ведущие вузы. Мы очень хотели бы, чтобы общество доверяло тем олимпиадам, которые проводят, но на олимпиадах нет общественных наблюдателей, а они должны быть так же, как и на ЕГЭ. Это тоже одно из наших предложений. Бауманка имеет самый большой в России опыт проведения олимпиады «Шаг в будущее», которая очень широко охватывала очень многих школьников, мы считаем, что этот опыт должен активно развиваться. То есть каждый инженерный, транспортный, аграрный вуз, который испытывает сейчас дефицит сильных, заинтересованных абитуриентов, должен организовывать такие олимпиады. Мы настаиваем на том, чтобы олимпиады такого рода имели не трехлетний испытательный срок, как сейчас, а годичный. Если мы дадим понять талантливым, заинтересованным школьникам, что готовиться надо к сложной письменной работе - а на нее нельзя натаскать, надо предмет знать, - то, мне кажется, сможем противостоять тенденции натаскивания к ЕГЭ. Я считаю, что надо отказаться от тестов, заместить ЕГЭ по русскому языку нормальным сочинением, это поможет возвратить гуманитарную основу нашей школы. У нас выпускники школы очень плохо говорят, плохо пишут, мы теряем русский язык.
Все, что у нас происходит - и покупка дипломов, и покупка диссертаций, - последствия 20-летнего кризиса нашего образования. Истоки кризиса очень простые: мы не платили своим учителям и профессорам, экономили на них так, как не экономили, пожалуй, ни на одном секторе. В результате оказалось разорвано профессиональное сообщество физиков, биологов. В европейской стране человеку на кафедре, который списал диссертацию, заимствовал чужую работу или просто написал ахинею в диссертации и где-то ее защитил, нельзя находиться близко с коллегами, им будет противно рядом с ним. Надо уйти от ситуации, когда нам все равно, когда научное сообщество разорвано и не интересуется друг другом. У меня очень большие надежды на то, что сейчас начала восстанавливаться профессиональная основа наших университетов, что стали более прилично получать и закрепляться в науке талантливые люди, что мы кого-то уже начали с Запада ввозить, а не только отправлять свои мозги на Запад. Я уверен, что через 10 лет эту проблему Россия преодолеет, но то, что мы сейчас наблюдаем, - это последствия 20-летней бескормицы и беспризорности науки и образования.
Мы регулярно встречаемся с министром образования и науки РФ Дмитрием Ливановым, с новым руководителем Рособрнадзора Сергеем Кравцовым. В принципе у нас есть разногласия, но это разногласия людей, которые по-разному видят решение, но проблему видят одинаково. Часть тех предложений, которые я выдвинул, по всей видимости, имеет шанс быть реализованной нынешним Министерством образования и науки РФ, может быть, в 2015 году.

Мнение по поводу

Ольга КАШИРИНА, генеральный секретарь Российского союза ректоров:

Мы обсуждали предложение Ярослава Кузьминова на Совете по олимпиадам. Подавляющее большинство участников были резко против. Такие предложения свидетельствуют о непонимании всей идеи олимпиад. В настоящее время около миллиона школьников участвуют в различных этапах олимпиад, позиция ректора ВШЭ Ярослава Кузьминова нарушает их права на приоритетное поступление в вузы. Олимпиада - система с высоким общественным доверием и репутацией, это доверие поддерживается и Российским союзом ректоров, и репутацией академического сообщества. Мы очень ей дорожим. Очевидно, что обязанность сдавать ЕГЭ демотивирует школьников к участию в олимпиадах. Между тем сейчас было дано большое количество поручений руководства страны по развитию инструментов поиска, поддержки и ранней профессиональной ориентации талантливых детей и молодежи. Участники ЕГЭ ищут стандартное решение, а на олимпиадах важнее нестандартное.
Я не соглашусь с упреками в коррумпированности олимпиадного движения. Объявлять олимпиады более коррумпированным инструментом по сравнению с ЕГЭ - это перекладывать с больной головы на здоровую. Если бы результаты олимпиад были следствием коррупции, тогда результаты успеваемости олимпиадников в вузах страны, как то свидетельствуют регулярные исследования РСР, не росли бы год от года по мере увеличения предметов, дающих специальные профессиональные знания. В то же время результаты успеваемости в вузах лиц с высокими баллами ЕГЭ с каждым годом снижаются. У единого госэкзамена низкий уровень общественного доверия, поэтому предложения «лечить» олимпиады с его помощью просто смешны. Льготы не инструмент, с помощью которого необходимо учитывать заслуги олимпиадников, важно поэтапно переходить на портфолио. Предложение, что для большей эффективности олимпиад их нужно оценить с помощью ЕГЭ, не учитывает специфику ни единого госэкзамена, ни олимпиад. ЕГЭ - общий замер знаний школьника, а олимпиады - замер его нацеленности на раннее профессиональное становление, нельзя померить инструментом, нацеленным на общую диагностику, специфические параметры. Избрание ЕГЭ универсальным инструментом оценки эффективности «чего угодно» ошибочно, оно уже приводило к парадоксальным и настораживающим результатам, в итоге от таких инициатив пришлось со скандалом отказаться.
Ректоры, которые хотят самостоятельно устанавливать проходной балл, не согласны также с предложением ввести барьер в 70 баллов для непрофильных предметов, Вуз, особенно региональный, имеет право находить своего абитуриента и предъявлять ему свои требования.
Попытка администрировать все из центра - какая-то тоталитарная утопия. Я уверена, что министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов - человек рациональный и сможет по справедливости оценить риски и выгоды такой инициативы ректора ВШЭ.