Мы сто лет этим занимаемся, с этим надо покончить. Выпускнику школы нужен набор некоторых знаний. Он должен отличать ямб от хорея, элегию от оды, драму от эпоса, знать какие-то элементарные вещи, суть творчества. Я езжу по России и встречаюсь с библиотекарями, но обычно до этого провожу встречи с детьми и задаю им несколько вопросов. Например, такой: «Как звали капитанскую дочку?» Из 30-50 человек двое-трое, а иногда и пятеро отвечают правильно. К сожалению, лучше литературу знают в селах, где мало Интернета и дети больше читают. Хуже всего обстоят дела в Москве, был случай, когда из 19 студентов педколледжа ни один не знал ответа на мои вопросы. Думаю, дело в том, что в Москве слишком много соблазнов.
Самое главное - выпускник школы должен знать классику. Тогда не будет наших сегодняшних выводов: «Никто ничего не знает, никто ничего не читает!» На проблему «Дети не читают!» у меня совершенно оптимистичный взгляд. Сегодня даже при нынешних часах, отведенных на изучение литературы, можно изменить все в лучшую сторону. Это придумала не я, а в 1915 году наш общий учитель в области филологии, который предложил заменить неверный способ изучения литературы в школе чтением вслух в классе текстов хотя бы в течение получаса из сорока пяти минут урока. Это единственный способ, чтобы, выйдя из школы после 11 лет учебы, человек знал «Капитанскую дочку», кусками «Героя нашего времени», какие-то страницы «Войны и мира».