В русском языке «язык» имеет еще одно значение - «народ», то есть язык - это народ. Когда Пушкин говорил: «Слух обо мне пройдет по всей Руси великой, и назовет меня всяк сущий в ней язык», он имел в виду не только перевод на другие языки, но и то, что народы назовут на русском языке его имя: всяк сущий в ней народ - язык. Мы все видим, что сегодня происходит с языком, я уже устал приводить пример, когда на Ленинской библиотеке висела огромная реклама «Сникерсни в своем формате». Можно себе представить, чтобы на библиотеке Конгресса или на Британском музее висело нечто подобное? Вот это реальная проблема. Мы сами не справимся с этим, конечно, должно справиться государство.
Речь идет не только о возрождении литературы, она существует худо-бедно, речь идет о возрождении читающей нации. Нация перестала читать, она перестала быть читающей, и это проблема. Я не знаю, какие административные меры здесь возможны, начинать надо со школы, корень воспитания национального духа в школе.
Иосиф Бродский в своей нобелевской речи сказал загадочную фразу: «Поскольку поэзия - высший вид литературы, то она и есть наша видовая цель». Что значит «видовая цель»? То есть цель вида, человека, - поэзия. Что имел в виду Бродский? Бродский имел в виду, конечно, что нация должна получить поэтическое мироощущение, нравственное мироощущение, мироощущение, которое делает из человека человека. То есть поэзия - наша видовая цель. Я хочу, чтобы мы не забывали нашу видовую цель, а именно поэзию как конечную цель развития человека.