Людмила ДУДОВА,
заведующая кафедрой МИОО, председатель Всероссийской ассоциации учителей русского языка и литературы:
- Насколько может такая общественная организация, как Ассоциация учителей русского языка и литературы, быть задействована в разработке новой, современной концепции литературного образования, а шире - филологического образования, того ядра литературного образования, без которого наращивание этой вариативной части невозможно?

Владимир ПУТИН, Президент РФ:
- Я хочу, чтобы были инструменты живого общения между административными структурами и преподавательским сообществом. Давайте подумаем о формах такого общения, а то, что это нужно сделать, что это востребованно и будет полезно, у меня сомнений нет. Нужно создать такие механизмы живого общения, чтобы люди, которые принимают решения в административной сфере, чувствовали более тонко то, что происходит в жизни, и могли бы быстро реагировать.

Роман ДОЩИНСКИЙ,
учитель русского языка и литературы школы №739, доцент МИОО, председатель Московской ассоциации учителей русского языка и литературы, руководитель исполкома Всероссийской ассоциации учителей русского языка и литературы:
- Мы прошли по всем уровням власти, дошли до Президента РФ, чтобы довести мысль о том, что что-то надо делать с такими важными мировоззренческими предметами, как русский язык и литература. Сегодня есть поручение Президента РФ до 1 марта 2014 года разработать концепцию новой формы аттестации наших выпускников в форме сочинения на литературную тему.
За 20 лет в России ничего не предпринимали вообще в плане формирования гуманитарного образования на территории Российской Федерации. Но мы прекрасно понимаем, что любая общественность может существовать только в партнерских, диалогических формах общения с властью. Собрать на учредительный съезд ассоциации делегатов из 82 регионов Российской Федерации нам помог аппарат Президента Российской Федерации, хотя инициатива была проявлена снизу.
Речь на съезде шла о единой концепции непрерывного филологического образования на территории Российской Федерации. Почему за рубежом, собственно говоря, не перестают читать? Потому что там все создано для того, чтобы человек постоянно сталкивался с ситуацией потребности в чтении. Библиотеки не статичны, а библиотеки, которые в супермаркеты выезжают, места массового скопления людей, проводят акции, связанные с чтением, флешмобы. У нас есть концепция непрерывного математического образования, но нет концепции филологического образования. Я понимаю, что все не может упираться в концепцию, у нас создано огромное количество концепций, но когда дело доходит до реализации, все портят чиновники среднего звена, которые боятся, что все сведется приказом к написанию сочинения как обязательной форме аттестации наших выпускников, то есть к тому, что было в конце 90-х - начале 2000-х годов.
Для того чтобы узнать общественное мнение, должно быть создано некое сообщество, единое, охватывающее все регионы Российской Федерации, то есть мы посчитали, что именно с этого надо начать.
У нас на съезде были... два представителя Министерства образования и науки Российской Федерации, которые открыли всем учителям - участникам съезда глаза на многие вещи. Например, что федеральный государственный образовательный стандарт, который вступит в силу с 2015 года, имеет абсолютно рамочную структуру, что внутри стандарта не заложены никакие минимумы, но есть общие цели по каждому предмету; если мы говорим об уроках литературы, то нет ни минимумов содержания, ни авторов, ни произведений. Те примерные рабочие программы, которые созданы издательством «Просвещение», остаются примерными. Давайте определимся с критериями отбора художественных произведений в школьную программу.
Методология - это и есть определение критериев, когда мы выходим на урок литературы, каждый из учителей имеет свою цель. Один воспитывает профессионального читателя, другой - человека, который больше будет воспринимать форму, например, художественного произведения, третий выходит на урок литературы с воспитательной задачей. Если искусство слова полифункционально, если каждый читает со своей целью, то мало того что оно само по себе полифункционально, оно не сможет удовлетворить всем функциям искусства. Давайте разработаем такую методику, которая подходила бы для работы учителей. Давайте определим художественные тексты, которые обязательно должны войти в списки, пусть их будет 100, 150, 200, пусть это будут авторы, которые, допустим, займут 70% учебного времени, как это есть в стандартах основного образования, а на 30% дадим полную свободу. В любом случае должен быть какой-то нормативно-методический документ.
Под любого читателя, наверное, текст можно приспособить, все мы ведь читаем выборочно, то, что нам нравится. Есть вообще концепция, что чтение - это удовольствие, я с этим согласен. У нас в учебном плане 20 часов отводится на «Войну и мир», мы не в состоянии рассказать о «Войне и мире» на уроке, хорошо, если после наших 45 минут дети возьмут книгу.

Евгения АБЕЛЮК,
учитель, преподаватель лицея №1525:
- Я пошла на Российское собрание литераторов, так как узнала, что там будет много моих коллег из самых разных городов, которых я знаю. На секции, где я была, мы обсуждали те вопросы, которые считаем больными. Интересна тональность, в которой люди об этом говорили. Людмила Дудова, которая возглавила вновь созданную ассоциацию по инициативе Администрации Президента РФ, например, говорила о поручении, которое надо выполнять.
Кто-то сказал о том, что нужно просить, кто-то о том, что нужно требовать. Столько решений за последнее время было принято, что на самом деле не понимаешь, что делать, например, по новому стандарту в старших классах нет литературы, есть литература плюс русский язык, но это совсем другой предмет, правда, непонятно, какой предмет.
Полтора года назад филологический факультет Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова собрал почти тысячу учителей со всей страны, это был очень серьезный форум, принята очень острая и жесткая резолюция. Между прочим, я многих учителей, которые приехали на Российское литературное собрание, в первый раз увидела именно в МГУ. На сегодняшнем собрании учителя говорили: «Ведь был же съезд, почему ничего не сделали?» На съезд в МПГУ нас не позвали, член Общественной палаты РФ Сергей Волков, по его словам, не смог туда пробиться, меня все это, естественно, настораживает. Но я совершенно согласна, что мы должны быть едины, может быть, тогда мы сможем договориться с властью, чтобы нам не преподносили подарки в виде стандартов, где литература и язык объединены в один предмет, то, в каком виде должен быть экзамен по литературе. Надо подумать, как нам сделать так, чтобы власть нам помогала вырастить профессионального, грамотного и свободного, пишущего и читающего учителя. Я второй год работаю в бесплатной магистратуре для учителей-словесников при Высшей школе экономики. Люди плохо туда идут, но те, кто пришел, совершенно замечательные учителя, которым не хватает среды. Сегодня эту магистратуру будут переоформлять, убирать из нее филологию, которой так не хватает учителю, и это опять окажется не среда, не то учреждение, где учителя профессионально растут. Даже когда мы начинаем делать хорошие вещи, тут же начинаем их разрушать, потому что мы не умеем организовать процесс по-человечески.
Учитель привык воспринимать литературу как предмет идеологический или дидактический, обучающий чему-то нравственному. На самом деле он воспитывает и патриотизм, и нравственность, нужно наконец преподавать литературу в школе как эстетический предмет, тогда филология из школы не сможет уходить.
Надо не говорить о понятиях, ярлыках, а читать тексты и пытаться видеть в авторах этих текстов своих собеседников. Тогда мы поймем, что они оставляют вопросы и дают возможность над этими вопросами размышлять. И, кстати говоря, размышление над такими вопросами должно стать удовольствием.

Мнение по поводу

Владимир ПУТИН, Президент РФ:

- Наверное, если появляется новый экзамен, конечно, нужно привести в соответствие стандарты, просто сразу это сделать, видимо, невозможно. Преподаватель может и должен учить тому, что сам любит, безусловно, когда что-то любишь, всегда лучше получается передать другим. Но должны быть какие-то и общие вещи, которые нужно дать, есть какие-то общие, стандартные вещи. Поэтому должно быть гибкое сочетание одного и другого, обязательного и возможного.


Наталья СОЛЖЕНИЦЫНА, вдова Александра Солженицына:

- Меня очень волнует положение литературы в школе, и надо сказать, что для нашей страны жизненно важно изменить то жалкое положение, именно жалкое положение, в котором оказалась литература в школе. Если не переломить сегодняшнюю тенденцию, то школа в ее гуманитарном блоке превратится в массовое воспроизводство невежества.
Надо понять, что мы уже потеряли больше десяти лет, то есть целое поколение. И это поколение уже сейчас транслирует свою недообразованность на поколения следующие, достаточно послушать, каким языком говорят молодые теле- и радиокомментаторы и корреспонденты. Если просто средний выпускник школы не может грамотно выразить свою мысль или хотя бы пересказать чужую, то аттестат какой зрелости ему выдают?
Уже сегодня всем понятно, что конкурентный выигрыш в этом жестоком мире, в котором мы все оказались, обеспечивают не запасы сырья, а качество образования и творческий потенциал людей. При этом оторвать физиков от лириков и поставить только на первых - это стратегия проигрышная. Она обернется лишь тем, что мы будем иметь второй сорт физиков, потому что влияние искусства и литературы на интеллектуальные достижения незримо, но огромно. Достоевский играл огромную роль всегда во всем мире. Эйнштейн не случайно говорил: «Достоевский дает мне больше, чем любой научный мыслитель, больше, чем Гаусс». И в этом высказывании нет противоречия.
Мне кажется, что действительно вернуть выпускной экзамен по литературе в школу чрезвычайно важно. Но, как уже мы слышали, механический возврат сочинения и даже механический возврат тех часов, которые у литературы отобрали, проблемы не решит. Проблема упирается в качество преподавания в школе, в том числе и в качество подготовки школьных учителей. А они столкнулись еще с новой бедой, которая их душит сегодня, с неслыханной, никогда не бывшей ни до большевиков, ни при большевиках, - никогда не бывшей формальной отчетностью, которая отнимает у них все время, съедает все их время и пресекает всякую инициативу. Это было задумано хорошо, как всегда, все, что мы задумываем, хорошо. А вот как исполняется? Это было задумано, для того чтобы контролировать работу слабых учителей. Но эта отчетность слабых учителей не усиливает, а сильных учителей полностью стреноживает.
Получается, что на культурном фронте в той борьбе, которая идет за сохранение культуры и литературы, наши учителя - пехотинцы, то есть самая многочисленная и самая уязвимая часть. Они не поддержаны тяжелой артиллерией, а именно телевидением и кино. Это значит, что все их усилия, какими бы героическими они ни были, обречены. А ведь перед ними помимо просто преподавания и обучения детей стоит еще и задача воспитания. Если мы поглядим на себя в зеркало, то не сможем не признать, что стали обществом потребления. При том сломе нравственных ориентиров, через который наше общество сегодня проходит, кто убедит детей, что добро и зло не отвлеченные понятия, а напряженная реальность?
Надо сказать, что в такой ситуации, в которой наше общество сегодня находится, единым учебником истории единства не достичь. А вот детям из разных семей, в том числе из семей, родители которых никогда друг с другом не согласятся, Толстой ответит, чем люди живы, Достоевский научит их состраданию. А на сегодняшние жаркие споры о нашем недавнем прошлом именно литература ясно и понятно для всех скажет, что волкодав - прав, а людоед - нет.