Наши учебники по всем предметам преимущественно догматичны: в них излагается некая придуманная «истина в последней инстанции», в то время как наука есть мировая дискуссия, и ввести в науку - значит ввести в эту дискуссию, иначе «просвещаемые» отделяются стеной от подлинно культурной, идейной, духовной, научной жизни страны и мира.
Несмотря на спорадические попытки установить так называемые межпредметные связи, каждый учитель устремляет детей к изучению основ своей науки, вполне отдельной от других. Из суммы уроков школьник выносит мозаичный конгломерат самодостаточных сведений, а не видение мира, хаос, а не мировоззрение, почти беспомощность в решении сложных задач жизни, требующей творчества и компетентности. Отрывочные сведения о том и сем не готовят к труду, к жизни.
Способ образования невольно приспосабливается к спросу на свою продукцию. Отсюда в школах разгул нетерпимости, неискренности и клановой «этики», жестокости, сановного хамства, грубости и безразличия.
Школьники слишком часто выходят из учебного процесса обедненными и опустошенными, поскольку формальная и далекая от жизни учеба лишает их свободной игры физических и душевных сил, игры, без которой нет человека. Школьная действительность приобретает по отношению к детям, к их внутренней - личностной и групповой - жизни все более увеличивающуюся с годами самостоятельность. Школа потребляет время, то есть собственно жизнь своих питомцев, не заполняя ее свободным развитием их способностей. Человеческая сущность растущего человека приносится в жертву внешним целям, в то время как личностное развитие должно быть на самом деле абсолютной целью хорошей школы.
Дети отчуждены и от реального процесса общественной жизни, их участие в ней неуследимо и неэффективно. Наша школа - концентрированное выражение «мнимой коллективности»: ребенок не столько живет в школе, сколько отбывает повинность за свою невзрослость, поэтому в школах нет цельного, единого коллектива. Стало быть, такая школа не служит моделью плодотворного взаимодействия различных поколений, усугубляя извечное противоречие между отцами и детьми.
Между тем школа признана научить сотрудничеству всех со всеми и детей с взрослыми тоже, ибо иначе грабители, бандиты будут по-прежнему владычествовать над миром, с таким трудом и так медленно обучающимся самоуправлению, в котором, собственно, и заключено спасение человечества.
«Затемняющее» образование всегда состояло и ныне состоит в принуждении учащихся к усвоению ими чуждой и отдаленной от них информации в виде готовых ответов на вопросы, навязываемые учебником и учителем. «Педант-преподаватель, вся деятельность которого сводится к внушению готовых ответов, готовых схем решения задач, тем самым не только не развивает у своих учеников ума, но и способствует тому, чтобы этот ум заснул, атрофировался и там, где он уже независимо от него существует, - писал замечательный философ и публицист Э.Ильенков - Тем самым педант воспитывает не мыслящих людей, а занимается расширенным воспроизводством нового поколения педантов, то есть людей, знающих все, что им внушили, но неспособных самостоятельно научиться чему-либо новому».
Что этим достигается? Подготовка новых поколений к отправлению по преимуществу исполнительских функций. А культуры, творчества, истинного мировоззрения и критического мышления пока, к сожалению, и в помине нет.

Борис БИМ-БАД, академик РАО