Ярослав КУЗЬМИНОВ, ректор НИУ ВШЭ, председатель Комиссии Общественной палаты  РФ  по развитию образования:

Единый экзамен сегодня важнейший инструмент социальной консолидации общества. Если ты имеешь талант, если ты имеешь способности, добросовестно учишься, то можешь получить лучшее образование, доступ в лучшие учебные заведения. Мы считаем, что необходимо закрепить право общественных наблюдателей присутствовать не только в классах, где пишут ЕГЭ, а и в момент распечатки конвертов, сканирования результатов ЕГЭ в центрах обработки данных. Это похоже на те права, которые наблюдатели имеют на выборах. Необходимо распространить практику общественного наблюдения и при проведении Всероссийской олимпиады школьников на всех ее этапах, при проведении многочисленных олимпиад, которые проводит Российский совет олимпиад школьников.

Виктор ПАНИН, председатель Общества защиты прав потребителей образовательных услуг:

Институт федеральных общественных наблюдателей, на мой взгляд, не сможет состояться - не поедут люди из Санкт-Петербурга в Мурманск. На выборах  наблюдателям платят деньги, там работают профессиональные команды, компании, которые от выборов к выборам зарабатывают эти деньги,  то есть  серьезная мотивация, они отрабатывают свои деньги.  На каждую избирательную кампанию формируют серьезный бюджет, выделяют деньги Центральная избирательная комиссия, территориальные комиссии, муниципальные органы власти.  Во многих регионах есть разнарядка  на наблюдателей - по 3-4 человека родителей из выпускных классов. Вы что, мне хотите предложить, чтобы я  бросил работу или в свободное от работы время три-четыре три недели  ходил на разные экзамены и что-то там смотрел?
Я глубоко убежден, что будущее, безусловно, за независимым институтом наблюдения в виде соответствующих компаний, некоммерческих организаций, у которых на это будет  соответствующий бюджет.  Но важно понимать, что внутренний контроль, а по сути дела, на едином государственном экзамене это внутренний контроль, не может быть эффективнее внешнего.

Любовь  ДУХАНИНА,  президент  образовательного холдинга «Наследник», заместитель председателя Комиссии Общественной палаты РФ по развитию образования:

С 2011 года ежегодно растет количество аккредитованных общественных наблюдателей. По нашим оценкам, в их составе около 65%  - представители общественных организаций и объединений, 15% - частные лица, 5% - представители государственных и муниципальных организаций, 3% - представители СМИ, 2% - политические партии.  Почти 90% общественных наблюдателей присутствуют в пункте приема экзаменов, около 1% - только на процедуре аккредитации.
 В 2012 году Общественная палата  организовала дистанционное обучение общественных наблюдателей на добровольной основе, предложила участникам дистанционного обучения после окончания обучения, уже поучаствовав в ЕГЭ, реально оценить процесс обучения и внести свои предложения по результатам проведения единого госэкзамена. Каждый пятый это сделал, наблюдатели высоко оценили необходимость проведения такого обучения, говорили о том, что им важно его проходить, иметь достаточно большой информационный материал по процедурам  непосредственно в момент проведения экзамена, потому что иногда у них возникают уточняющие вопросы.
Что удалось выявить активным общественным наблюдателям в 2013 году? Присутствие посторонних лиц в ППЭ, упаковка бланков вне аудитории, использование мобильных телефонов как учащимися, так и организаторами, оказание организаторами помощи участникам при выполнении экзаменационной работы и нахождения нарушений на входе в ППЭ. Однако сегодня таких результативных общественных наблюдателей очень мало,  признать эффективной работу общественных наблюдателей в целом в нашей великой стране невозможно. Причины кроются в отсутствии настойчивости в обеспечении проведения эффективного экзамена, недостаточном уровне подготовки, отсутствии механизмов  взаимодействия всех задействованных в общественном наблюдении и обязательной реакции на заявления общественного наблюдателя. В условиях закрепления общественного наблюдателя за одним конкретным пунктом проведения экзамена в случае возникновения жалобы невозможно привлечь к этой ситуации других общественных наблюдателей, которые закреплены за другими пунктами приема экзамена. Фактически теряется возможность эффективного взаимодействия с общественными наблюдателями в регионах, отсутствует возможность контроля на предварительном этапе ЕГЭ, когда детям отказывают в приеме заявлений на сдачу экзамена по выбору, не вносят в базу данных, а также на этапе проверки работ, когда происходит завышение оценки на несколько баллов в нарушение критериев оценки,  когда оценивают несуществующие задания, дописывают несуществующие решения, засчитывают одинаковые тесты в разных работах.
Сегодня отсутствуют механизм реагирования и санкции по выявленным общественными наблюдателями нарушениям, их протоколы зачастую просто не обрабатывают. Общественный наблюдатель действует в ППЭ фактически в одиночку, система общественного наблюдения за ЕГЭ изолирована от системы общественных палат, общественных советов на территориях, управляющих советов школ. Пока общественный наблюдатель не стал гарантом объективности, независимости ЕГЭ в глазах граждан, низок  уровень рекрутинговой кампании при наборе в общественные наблюдатели,  явно ограничен масштаб подготовки общественных наблюдателей.
Наши предложения: распространить общественное наблюдение на этап проверки работ,  достроить систему и процедуру общественного наблюдения в части как гарантий, так и процедур устранения последствий выявленных нарушений. Наблюдатель наблюдает за соблюдением порядков и процедур, но нужно четко прописать последствия вмешательства общественного наблюдателя, например, то, какие санкции последуют для ребенка и организатора в ППЭ, если общественный наблюдатель вписывает в акт конкретные нарушения с указанием конкретных фамилий. Плюс к этому необходимо прописать санкции за неоперативное реагирование или за нереагирование структур на акты и замечания общественного наблюдателя. Нужна обязательность обработки актов общественных наблюдателей, иначе мы не сможем иметь аналитику, по результатам которой мы сможем выдвигать наши предложения, без этого получается простой общественный контроль с общественным мнением, но достаточно громоздкий.
Включенность общественных наблюдателей должна сохраняться до конечной стадии работы по выявленному факту. Необходимо развивать инфраструктуру общественного наблюдения, обеспечивая мобильность и координацию всех систем общественных наблюдателей, активизировать аккредитацию представителей региональных общественных палат,  включить органы общественно-государственного управления, управляющие советы школ в систему общественного наблюдения как на подготовительном этапе, так и после ЕГЭ. Управляющие советы должны выступать как защитники интересов ребенка и в конечном счете школы, они могут также делегировать своих активных членов в состав общественных наблюдателей. Для повышения эффективности обучения процедурам проведения ЕГЭ необходимо привлекать большее число общественных наблюдателей к прохождению очного или дистанционного обучения, расширить аудиторию и проводить обучение процедурам ЕГЭ не только общественных наблюдателей, но и учеников, родителей, представителей органов государственной власти, осуществляющих управление в сфере образования. Наш опыт показывает, что потребность в этом есть. Бесспорно, нужно постоянно разрабатывать и актуализировать обучающие программы, включая в них материалы по наиболее часто встречающимся нарушениям процедуры ЕГЭ и правильным механизмам реагирования. Тогда такие обучающие программы будут реально хорошим методическим подспорьем по тем действиям, которые может осуществлять общественный наблюдатель.
Необходимо создать сообщество, в рамках которого обобщается и распространяется опыт, формируются традиции, опытные общественные наблюдатели выступают как консультанты и  инструкторы по отношению к новым общественным наблюдателям, появляется свой сайт, обсуждают и изучают все изменения в едином государственном экзамене, проводят форумы общественных наблюдателей. В результате нам удастся сформировать общественное, но практически профессиональное общество общественных наблюдателей.
Мы должны настраиваться на человеческое заинтересованное отношение к судьбе наших детей, к тому, чтобы понятие детства в нашей стране все-таки ассоциировалось с открытостью, прозрачностью, честностью и справедливостью.

Ефим РАЧЕВСКИЙ, директор Центра образования №548, член Общественной палаты РФ:

Есть некая иллюзия, что овладеть чем-то можно только исходя из теории кнута. То есть если не будет ЕГЭ по литературе, то дети не будут читать. Вспомним себя: все ли 18 предметов мы одинаково хорошо сдали, чтобы получить медаль, и давайте не будем себе лгать. Все можно понять и по одному предмету. Ломоносов чудно об этом написал: «Ты не тщись, красотка, яро грудь алым бархатом прикрыть, чтоб, ее увидев, можно было и о прочем рассудить». По тому, как все сдают математику, можно понять все остальное.
Мы  говорим о том, как важно иметь на ЕГЭ общественных наблюдателей, но давайте представим себе мысленно социальный портрет активных общественных наблюдателей.  В основном это родители, а какой же родитель сделает плохо для родной школы,  ведь впереди еще будет день, когда директор будет вручать аттестаты, будет выпускной вечер. В Дагестане общественных наблюдателей в этом году было много - 700, ну и какой же общественный наблюдатель будет предавать интересы своей республики? Никакой.
Поэтому в предложениях  Общественной палаты очень важный момент - создание пула федеральных и общественных наблюдателей. Может возникнуть иллюзия, что раз пул федеральный, то обязательно живет в Москве, где-нибудь ближе к Тверской, 11, но  это совсем не обязательно,  федеральные судьи, работающие в регионах, живут у себя на местах.
Теперь нам  надо сделать, чтобы  общественными наблюдателями не были, во-первых,  родители, которые готовы сбежать с работы ради этого акта,  во-вторых, безработные женщины, у которых есть время, в-третьих,  журналисты, для которых это непосредственная работа, в-четвертых, фрилансеры, любопытствующие на эту тему,  в-пятых, целые социальные группы, которые никоим образом не связаны трудовым законодательством.
Помимо этого,  наблюдателей надо учить, и Общественная палата делает, на мой взгляд,  необходимые два трендовых шага в направлении формирования реальных социальных групп, способных что-то сделать с гражданским обществом. Это  обучение управляющих советов и обучение общественных наблюдателей. Они должны знать 273-ФЗ, они должны знать какие-то элементы гражданского права, может быть, даже уголовного,  разбираться в самой процедуре ЕГЭ.
Процедура ЕГЭ довольно длительная. 4 экзамена - это почти 2 недели. Найдем ли мы такого работодателя, который по заявке  работника: «Я иду общественным наблюдателем  на ЕГЭ!» его  отпустит с сохранением заработной платы? Найдем ли мы такого подвижника, который на свои деньги, будучи федеральным общественным наблюдателем, поедет, допустим, из Питера в Мурманск? Ну в Мурманск еще поедет, а вот в Махачкалу уже сложнее. Думаю, по всей видимости, мы таких людей не найдем. Поэтому  Министерству образования и науки РФ все-таки надо подумать о формировании бюджета как раз для того, чтобы оплачивать транспортные расходы, обучение и, по всей видимости, вносить некоторые изменения в нормативные акты за пределами сферы образования. Насколько я знаю, члены суда, присяжные заседатели освобождаются  от своей работы с сохранением заработной платы. Я точно знаю, что те люди, которые работают в участковых избирательных комиссиях, освобождаются от своей работы с сохранением заработной платы. Если мы уйдем от лозунгов и конкретизируем эти несколько шагов, полагаю, будет  больший эффект от общественного наблюдения.  Нам обязательно нужны независимые люди, социально озабоченные, нормативно поддержанные, содержательно обученные, тогда в этом деле будет прорыв. Мы же все  прекрасно понимаем, что нечестность в ЕГЭ в итоге может привести к  катастрофам экологического, социального, гражданского и техногенного свойства.