- Валентин Валентинович, ныне действующей Конституции РФ уже 20 лет. Можно ли оценить ее роль в развитии страны?
- Чтобы говорить о роли конституции, важно помнить, в каких условиях она принималась. Сегодня наш Основной закон определяет правовое поле деятельности органов представительной и исполнительной власти. До ее принятия это правовое поле было шатким и неопределенным.
Я часто мысленно возвращаюсь к событиям 3 октября 1993 года. В тот день мне пришлось выступать на Радио России, в прямом эфире речь шла о сравнительном анализе кризисных событий апреля 1906 года и сентября-октября 1993 года.
- Можно ли сравнивать эти две конституции - 1906 и 1993 годов? Что между ними общего и в чем отличие?
- Начнем с ситуации, которая сложилась в 1905 году, когда власть оказалась неспособной реформистским путем выйти из системного политического кризиса. Первая российская революция заставила власть приступить к реформированию политической системы. Требование конституции настоятельно выдвигалось широкими общественными кругами. Под влиянием революционных событий начался процесс подготовки реформы государственного строя.
Вначале эта реформа мыслилась достаточно ограниченной. И если мы обратим внимание на документы, где говорилось о созыве законосовещательного (а не законодательного) народного представительства, речь шла прежде всего о подготовке «куцего» избирательного закона и определении «коридора» компетенций законосовещательного представительства. Однако октябрьская всероссийская политическая стачка поставила крест на идее законосовещательного представительства. В итоге появился Манифест 17 октября о гражданских правах и свободах, о формировании уже законодательного народного представительства.
Россия уже давно находилась в системе международных отношений, международных связей - экономических, политических, правовых. При разработке текста новых Основных законов внимательно изучались конституции других европейских стран: Австрии, Германии, Англии, Франции, а также, скажем, Японии. Учитывался опыт западноевропейского парламентаризма. Творцы первой русской конституции не копировали слепо западные образцы, а искали формы, адекватные национальной почве.
В подготовке проекта конституции 1993 года и Основных законов 1906 года много общего. Если сравнивать, то можно заметить, что и там, и здесь была явная перетяжка каната в сторону сохранения компетенции главы государства, исполнительной власти и сужения поля деятельности представительной, законодательной власти. Когда мы говорим о разделении властей, то нельзя представлять себе, что они изолированы друг от друга. Это единая политическая система с разделенными функциями и компетенциями.
Если мы с этой точки зрения посмотрим на Основные законы, которые были приняты в окончательном варианте в апреле 1906 года, мы убедимся, что Николай II вынужден был отказаться от неограниченного самодержавия. При обсуждении проекта Основных законов он скрепя сердце согласился убрать слово «неограниченной». В его руках сосредоточивалась вся исполнительная власть, он осуществлял руководство Вооруженными силами, определял курс внешней политики, решал вопросы объявления войны и мира, введения чрезвычайного или военного положения, созывал и распускал Государственную Думу.
В Основных законах был ряд статей, которые существенно ограничивали права Государственной Думы. В частности, статья 87 гласила, что император во время роспуска парламента имел право издавать указы, которые, по сути, являлись законами. Юристы до сих пор спорят о 87-й статье - равен ли указ закону или нет. Формально все указы, принятые согласно 87-й статье, должны были вноситься на рассмотрение Думы. Но практически, в реальной жизни, они трактовались в качестве законов. По этой статье были изданы все основные Столыпинские законопроекты, введенные в указном порядке в действие в период между роспуском I и II Думы, когда перерыв в ее работе составил целых 7 месяцев. Благодаря 87-й статье удалось избежать правового вакуума.
Конституция 1906 года создавала правовое поле для системы, где удельный вес императорской, исполнительной власти и власти законодательной был неравен.
Первая и вторая Думы просуществовали недолго. Первая - 72 дня, вторая - 104. Пришлось изменить избирательный закон, по которому были избраны следующие две Думы. Парламент стал конструктивным институтом, с которым правительство смогло сотрудничать, принимать соответствующие законы.
Государственная Дума избиралась по сложной многоступенчатой системе, в ней было много ограничений. Тем не менее Дума была первым реальным общенациональным представительством. Это был важный шаг в сторону формирования парламентаризма по западноевропейскому образцу с национальной спецификой. Это свидетельствовало о том, что Россия находится в системе западноевропейского парламентаризма, в которой роспуск парламента был обычной практикой.
Так в России того времени создается новая политическая система, которая становится новым фактором общественной, политической жизни в стране. И Государственная Дума, и реформированный Государственный совет были стимуляторами общественной жизни. Госдума выступала в роли мотора по продвижению России вперед. Формируются партии, создаются общественные организации. Она стала мощным фактором и ускорителем развития процесса формирования гражданского общества и формирования правового государства в России. Возникнув в кризисной ситуации, выполнила стабилизирующую функцию и способствовала развитию страны.
- В чем сходство ситуации начала XX века с ситуацией 1990-х годов?
- Если перейти к нашему времени, к 1993 году, то мы не можем говорить о полной схожести, но общего много. В 90-е годы, после распада СССР, возникла новая политическая реальность и созрела необходимость новой конституции.
Процесс создания конституции для новой России тоже проходил непросто. Внимательно изучали все европейские конституции, выбирая модель, которая наиболее соответствовала той ситуации, которая тогда сложилась в стране. События в сентябре-октябре 1993 года - конфликт между исполнительно-президентской властью и съездом народных депутатов - ускорили процесс ее разработки. Осенью 1993 года проект был опубликован, и началось его обсуждение.
- Проект был подвергнут жесточайшей критике. Главное возражение заключалось в том, что конституция целиком выстроена под президента, что вызывало опасение возникновения авторитарного и даже тоталитарного режима.
- Те же проблемы были в 1905-1906 годах: в проекте предусматривался расширенный сегмент императорской власти и довольно узкий коридор, связанный с компетенциями законодательной. И в начале и в конце века общественность внимательно следила за происходящими процессами, тогда и теперь возникла новая реальность, новая расстановка сил.
Конституция РФ была принята в декабре 1993 года, сразу после известных октябрьских событий. Она способствовала успокоению политической жизни в стране, выступила в роли стабилизирующего фактора. Это реальный факт.
Если сравнить количество представленных законопроектов, созданных в начале ХХ века и в конце его министерствами и ведомствами, с одной стороны, и депутатским корпусом - с другой, то, конечно, удельный вес их несопоставим - большинство законопроектов предлагалось не депутатами. В других странах то же самое - чиновники активнее. Это отражение реальности.
Сохраняется еще одна традиция, заложенная в начале прошлого века. Это создание партийных фракций в парламенте. Фракции представляют разные сегменты избирателей. В двух первых Думах лидировали кадеты, в третьей - октябристы. Сегодня у нас лидирует та фракция, которая получила большинство голосов на выборах. Лидирующие фракции есть и в европейских странах, где партии нередко меняются ролями. Это нормальный процесс, индикатор состояния общества.
Хочу обратить внимание на такую тенденцию, как перекличка времен. Наш парламентский корпус начала ХХ века был тесно связан с парламентариями Западной Европы, практиковался обмен визитами парламентских групп. Сейчас это также стало нормой, есть связь и с Европарламентом. Как и сто лет назад, Российский парламент органично вписался в систему международного парламентаризма.
- Председатель Конституционного суда РФ Валерий Зорькин в статье, посвященной 10-летию Конституции РФ, высоко оценивает значение Основного закона страны как гаранта стабильности политического строя. Он сказал: «Лично я твердо убежден, что, если бы у России была не Конституция 1993 года, а конституция парламентской республики типа итальянской, наша страна давно бы распалась на части».
- Валерий Зорькин - юрист, историк, автор книги о первом председателе Госдумы Муромцеве. В октябре 1993 года он не был на стороне Ельцина и критиковал проект новой конституции с позиции его противников. Тогда он выступал как политик, а теперь - как юрист-профессионал.
Считаю, что ситуация 1993 года требовала предоставить приоритет президенту и исполнительной власти. Это позволяло оперативно решать насущные вопросы страны. Парламентская система требует высокого профессионализма парламентариев. Даже при английском парламентаризме роль правительства велика, не говоря уже о Соединенных Штатах Америки, где президент и его кабинет имеют полномочия принимать необходимые решения.
- Таким образом, Конституция РФ стала действительным гарантом стабильности в России?
- Акцент Конституции 1993 года на полномочиях президентской власти спас Россию от государственного распада. Эти угрозы 1990-х годов известны всем, и они преодолены благодаря сильной президентской власти, закрепленной в соответствующих статьях Конституции РФ. Она создала надежное правовое поле для всех ветвей власти и удерживает политическую систему в равновесии. После 1993 года сыграла свою положительную роль в политическом развитии, несмотря на критику, выдержала испытание временем.