В сентябре 1939 года нарком просвещения РСФСР Петр Тюркин издал приказ №1235 о том, что в ряде отделов Наробраза имеют место дутые проценты успеваемости, «влекущие очковтирательство». Это толкает учителей на снижение требований к учащимся, а у самих учащихся вызывает безответственность. Учителей вынуждают исправлять плохие оценки. Тогда нарком заявил, что «нетерпим перевод в следующие классы неподготовленных учащихся», и запретил всем органам Наробраза «расставлять школы по «местам» на основе одних процентов успеваемости».
Новый нарком Владимир Потемкин также издавал приказы о запрете «процента успеваемости». Это происходило в военные 1943 и 1944 годы. По стопам своих предшественников пошел и министр просвещения РСФСР Иван Каиров, издавший в 1950 году похожий приказ. Лентяям тогда гораздо легче ставили двойки, а совершенно неисправимых оставляли на второй год.
Все эти приказы были абсолютно верными, но их напрочь забыли министры нового времени. Процент успеваемости, по сути, ни о чем не говорит, но многие областные отделы народного образования считали именно стопроцентных учителей лучшими и ставили в пример. Конечно, ведь так гораздо легче, чем серьезно руководить педагогами и школами. Так что грозные приказы о запрете процента не всегда помогали. А новые министры после Ивана Каирова и вовсе повернули дело вспять.
Благодаря этому пятибалльная система была сведена к трехбалльной. Двойки и второгодничество устремились к минимуму, а уровень знаний учащихся снизился. Безнаказанность двоечников, перекрашенных в троечников, стала заражать и часть тех, кто сначала занимался добросовестно. Дошло до того, что появились даже липовые медалисты, поскольку в некоторых школах медали стали вручать хорошистам и даже троечникам. Заместитель министра просвещения СССР Федор Паначин позже признал, что в 1975 году «из 41 тысячи медалистов прошли в вузы лишь 25 тысяч».
Между тем еще в 1966 году было озвучено предложение переводить в следующий класс неуспевающих по 1-2 предметам. А если такой условник дойдет с двойкой до аттестата, то выдавать документ с двойкой. Это помогло бы сократить число второгодников, а сами двоечники, получив такие отметки, возможно, и подтянулись  бы. Однако Минпрос СССР назвал это предложение антинаучным.
Все осталось, как было, и многие учащиеся, которым постоянно ставили тройку вместо двойки, привыкли бездельничать. Такое же поведение они сохранили и во взрослой жизни. Кстати, институт по изучению преступности подсчитал, что второгодники, составлявшие в то время лишь малую часть подростков, к 70-м годам прошлого века дали 60% несовершеннолетних преступников.
Однако нельзя всех двоечников считать преступниками. Многие из них впоследствии стали хорошими рабочими и отцами семейств, а о своем безделье и хулиганстве вспоминают теперь с усмешкой, а то и с ужасом. Некоторые из них даже получили среднее и высшее образование.
В январе 1972 года начальник инспекции Минпроса СССР Федор Пузырев на Всесоюзном совещании рассказал о нарушении приказа Наркомпроса №52 от 25.01.1944 года, запретившего «проценты успеваемости». Он напомнил, что это решение остается в силе. Но министр Михаил Прокофьев тогда не понял инспектора. При нем за восемнадцать лет (с 1966 по 1984 год) процентомания стала нормой. Успеваемость в стране достигла 98%. Но чем выше был ее рост, тем ниже знания учащихся.
В наши дни процентомания цветет еще ярче, чем в застойные 70-е. Сегодня процент успеваемости дополнен еще и процентом качества. То есть учителям уже «рекомендуют не иметь» не только двоек, но и троек. Вместо кропотливого труда идет игра в проценты. Часто говорят: двойка ученику - это двойка учителю. В этом есть доля правды. У Льва Толстого, Антона Макаренко и Януша Корчака «педагогического брака» не было, но думать, что сотни рядовых учителей повторят подвиг гениев, могут лишь люди, никогда не работавшие в школе. В то же время двоечники о давлении на учителя знают и вовсе престают учиться: «Все равно тройку поставите».
Сегодня мы нередко слышим от чиновников: «Приказы 30-50-х годов изданы в СССР. Теперь другая страна, и они нам не указ». Это неграмотная и непатриотичная позиция. 21 декабря 1991 года Совет глав СНГ признал РСФСР правопреемницей СССР, а еще через три дня Россия заняла место СССР в Совбезе ООН. Кроме того, чиновники от образования, похоже, забыли о заявлении Федора Пузырева в 1972 году о том, что приказ №52 продолжает действовать. Его может отменить только Государственная Дума, и, насколько нам известно, этого вопроса она пока не обсуждала. Но неужели она отменит эти приказы? А пока выходит, что министерство ежегодно их нарушает...
В СССР двоечник, перекрашенный в троечника, часто плохо работал, а иногда и попадал в колонию. Сегодня стоит педагогу поставить в 9-м классе нынешнему двоечнику тройку, и он понимает, что может продолжать в таком же духе. И покупает аттестат. Затем диплом. А потом и диссертацию. Неудивительно, что, укрепившись в своей безнаказанности, многие из таких двоечников сегодня занимают уже и руководящие посты. А нам только и остается, что настойчиво пытаться покончить с тройками двоечников, чтобы прекратить производство таких горе-начальников.

​Семен МЕЛАМЕД, отличник просвещения, учитель-методист с 60-летним стажем,   Пушкино, Московская область;
Герман ЛЕВИТАС, профессор Астраханского государственного университета