Стучать не нужно. Дверь уже открыта

Среди людей, которые честно делают свою работу, - учителя. Они сильно изменились за последнее время. Краевой конкурс «Учитель года» тому свидетельство. Мобильный, готовый действовать в нестандартных ситуациях, самообучающийся, находящийся в постоянном поиске - таков современный алтайский учитель, который строит новую школу понимания, диалога культур, проектирования совместных действий. «Испытания всегда сближают, а испытания совместным творчеством делают людей настоящими друзьями, близкими по духу, по целям, желанию сделать мир лучше и чище, - так сказала на последнем конкурсе председатель общественной организации «Клуб «Учитель года Алтая», директор барнаульской средней школы №114 Алла Константиновна Абросимова.  - Наш конкурс -  это дверь, открытая для тех, кто хочет дерзать, искать, находить и созидать. Это дверь в мир тех, кто всей своей сущностью старается помочь ребенку стать настоящим человеком. Стучать в эту дверь не нужно - вас уже ждут. Входите, друзья!» В Алтайском крае считают: чем больше профессиональных конкурсов, тем лучше. При этом соглашаются, что все-таки главный конкурс - «Учитель года». Уже более тысячи человек прошли через него. И второй тезис, который я там не раз слышал: чем больше общественных организаций,  тем лучше. Их тоже уже несколько десятков, но главный - клуб учителей года Алтая. Хотя есть равный ему по весу, несмотря на то что там всего десять человек,  губернаторский клуб «Учителя-новаторы Алтая». Стать членом этого клуба - все равно что стать помощником или советником губернатора. Александр Карлин не только постоянно слушает их, но и слышит.
В алтайском образовании много проблем. Одна из главных - кадры для школы. Здесь не просто закрывают вакансии, стараются сделать так, чтобы молодой педагог, однажды пришедший в школу, никогда из нее не ушел. Конечно, из тех, кто приходит и остается, большинство продолжают семейную традицию. Есть династии по нескольку сотен лет: в них учителями служили дедушки и бабушки, мамы и папы, тетушки и дядюшки, а теперь работают их внуки и дети, и у них дети тоже собираются, когда вырастут, в учителя. В крае провели учет - пересчитали все династии. Оказалось, что включающих три и более поколения больше двухсот. Вот и на конкурсе выступала педагог в четвертом поколении - учитель иностранного языка Курьинской средней школы Курьинского района Елена Анатольевна Филоненко. Вообще на конкурсе царила потрясающе искренняя атмосфера, где нельзя было слукавить, сфальшивить. Неправильную, неточную ноту сразу бы уловили все, даже те, кому слон на ухо наступил. Хотя Ольга Викторовна Залит, учитель музыки, мировой художественной культуры Березовской средней школы Первомайского района, считает, что можно любого ребенка научить петь, развить его слух, чувство ритма, было бы желание. И вот на ее уроке дети, которые никогда раньше не держали в руках подобных инструментов, уже слаженно играют настоящую симфонию. На глазах рождается оркестр, где каждый - это целое, а все  - это каждый. Если бы вы слышали, какая музыка звучала... А на уроке учителя русского языка и литературы Усть-Козлухинской школы Краснощековского района Дмитрия Анатольевича Васильева вдруг признание: «Я не читала «Войну и мир», поэтому не могу рассуждать о романе. Это нечестно было бы». Такое признание дорогого стоит. После него совсем не трудно рассуждать учителю о поступках  и проступках. (Все мы ошибаемся.)  Я слушал Васильева и думал, что такой разговор о великой жизни крайне нужен нашим подросткам. Но каждый ли учитель может провести этот разговор так, как это сделал Васильев: подвести ребят к тому, чтобы они сами сказали, не повторили,  а пришли к тому, что великая жизнь - это жизнь каждого из нас, моя и твоя, и только мы - никто больше - за нее в ответе. Великая жизнь - это  не то, кем ты станешь, какие награды получишь, сколько денег заработаешь. Это то, как ты ее проживешь: в согласии с самим собою, в согласии со своей совестью или греша и нарушая все возможные и невозможные заповеди и табу...  Я слышал про кейс-технологии, но никогда не мог представить, что их так можно использовать на уроках литературы. Наталья Степановна Танкова, учитель русского языка и литературы Мамонтовской средней школы Мамонтовского района, по косточкам разобрала пушкинское стихотворение «Ворон к ворону летит», и все стало выглядеть совсем по-другому, чем в стандартном учебнике.  Для нее не даты важны и не названия произведений  - жизнь, которую начинаешь больше понимать и ценить, когда читаешь настоящую литературу. И еще литература учит тебя чувствовать, видеть и понимать красоту. Оказывается, на уроке можно порассуждать с детьми, а был ли прав философ Ксенофан Колофонский, когда писал: «Если бы руки имели быки и львы или кони, // Чтоб рисовать руками, творить изваянья, как люди, // Кони тогда б на коней, а быки на быков бы похожих // Образы рисовали богов и тела их ваяли, // Точно такими, каков у каждого собственный облик». Уже не удивляешься, что дети вспоминают Феогнида: «Вечно прекрасное мило, а что не прекрасно, не мило» и начинают сопоставлять картины Андреа Мантенья «Оплакивание» (мою любимую среди полотен ХV века) и Ганса Мемлинга «Снятие с креста». А я-то думал, что такое случается как исключение в современной школе. На уроках Александра Демахина... Я смотрел на алтайских учителей и думал, как здорово, что есть еще дети и взрослые, которые считают, что учителя в этом мире самые-самые... Когда-то один ребенок сказал: «Мама, учителя не едят. Они же почти боги...»
Из рассказа губернатора Алтайского края Александра Карлина:
«В 2005 году у нас было 199 незавершенных строительных объектов, в том числе и школы. Мы провели полную инвентаризацию этих объектов, посмотрели потребность в них, которая вполне могла измениться за 15 лет долгостроя, провели модернизацию оставшихся проектов (сменились СниПы и СанПиНы) и достроили школы. Кроме того, за последние годы мы отремонтировали более 400 учебных заведений. Провели реконструкцию,  она иногда даже дороже, чем новое строительство, почти ста школ.
В нынешнем учебном году 506 молодых специалистов пришли в школы края. Муниципалитеты им платят подъемные, где разовые, где постоянно первые три года. В рамках двух программ - «Социальное развитие села» и «Молодая семья» (мы лидеры в этих программах среди российских регионов) -  молодым учителям выделяется жилье, при возведении новых школ для них специально закладываются дома или квартиры.
У нас действует губернаторский клуб учителей-новаторов. Есть клуб учителей года. Есть неформальное объединение сельских учителей-просветителей, лауреатов премии Степана Павловича Титова, насчитывающее уже 70 человек. Каждый год мы вручаем 10 таких премий. Мне слово «элита» не очень нравится, но в данном случае оно вполне применимо. Эти люди -  творцы, сподвижники. Степана Павловича звали сельским Леонардо, они, может быть, не совсем как он, но его младшие братья или сестры по профессии точно. Вот эти клубы и объединения и есть элементы гражданского общества - конструктивные, эффективные.
У нас в Барнауле в центре микрорайона «Квартал 2000» создан образовательный кластер. Кластер - это некая совокупность образовательных объектов, размещенных на единой площадке или расположенных близко друг от друга и решающих воспитательные и образовательные задачи. В одном месте детский сад, школа, стадион, бассейн, школа искусств. Детям не надо мотаться из одного места в другое. Каждому есть чем заняться: кружки и секции тут на любой вкус. Со временем тут еще появится и детская поликлиника. Такие образовательные кластеры создаются еще в нескольких местах, и не только в Барнауле».


Сельский кастинг
Налобихинскую школу построили еще до войны, но скоро она перестала вмещать сельских детишек, и тогда было принято решение о строительстве нового кирпичного здания.  Решение-то приняли, а денег на проект в бюджет не заложили. Повезло, что в те времена директор школы по своему первому образованию  был инженером-строителем. Ананий Андреевич Небаев совершенно без денег самостоятельно сотворил проект, его одобрили и разрешили строительство. Но теперь уже на стройку денег не оказалось. Решили возводить школу методом народной стройки. Учителя, ученики и их родители ежедневно на местном кирпичном заводе после уроков и в выходные дни обжигали кирпич - готовили строительный материал. И вот в сентябре 1956 года школа приняла своих первых учеников. И хотя было в ней печное отопление и не было водопровода, она все равно радовала сельчан. В начале 70-х годов прошлого века вновь заговорили, что надо строить новое здание: в каждой параллели было по четыре класса, а количество учащихся приближалось к тысяче. В 1975 году сделали пристройку - спортзал и 11 кабинетов. Полтора года назад школа получила новое здание,  построенное в соответствии с последними архитектурными веяниями и технологическими решениями.
Главное, что есть в школе, - атмосфера. Радость ощущается везде и во всем. В столовке не пахнет гнилой капустой, а стоит душистый запах только что испеченных пирожков.  Небо на детских рисунках высокое и прозрачное.  Любая победа - ученическая или учительская - общая победа. Школа гордится своими звездами. Я слышал, как на улице две мамаши обсуждали, как их деток принимали в школьную театральную студию. Одну девочку приняли, а вторую нет. Мать той девочки, что «не прошла кастинг», без всяких обид говорила, что, конечно, надо с Настей позаниматься, у нее с дикцией проблемы, она, когда спешит, целые слоги глотает... Потом мне уже в школе рассказывали, как проходил тот самый кастинг: из 30 желающих строгий отбор прошли только 14. Настя Смирнова, например, не только стихи читала и  песни пела, но и разных животных изображала. Ее похвалили и сказали, что это ее умение может пригодиться при постановках. У еще одной Насти  - Дубровиной -  замечательно получилась роль, которую она сыграла,  - смешного человечка, все присутствовавшие смеялись и аплодировали. Руководитель театральной студии Ксения Калашникова считает, что каждый юный актер  талантлив, просто нужно каждому дать возможность раскрыться, играя разные роли.
Из рассказа губернатора Алтайского края Александра Карлина:
«У нас в крае 1204 общеобразовательные школы. Из них восемьдесят процентов находятся в сельской местности. Вот почему сельская школа - тема номер один для нас. Мы никогда не ставили себе задачу сократить определенное количество школ.  Для нас важны две вещи - доступность и качество образования. Считается, что закрытие малокомплектных школ дает экономию бюджетных средств. Это не факт. При переводе детишек в базовую школу, учебное заведение с лучшими условиями, расходы могут возрасти и перекрыть предполагаемую экономию. Надо купить новые автобусы, оборудовать их системой ГЛОНАСС, платить зарплату водителям, тратиться на бензин, привести в порядок дороги, по которым пройдет школьный автобус. Законодательство не дозволяет возить детей по разбитым проселочным дорогам. Основная цель не экономия. Мы хотим дать всем сельским ребятишкам современное качественное образование. Чтобы они не просто получили знания, а научились этими знаниями пользоваться, чтобы у них была реальная возможность для социализации, формирования характера. В маленькой школе, где в классе три человека, невозможно ни спортивную команду организовать, ни театральный кружок открыть, ни командный проект реализовать. Без навыков общения с большим количеством сверстников, без работы в группах, без коллективных исследовательских проектов выпускникам будет трудно адаптироваться во взрослой жизни. Если поначалу люди ворчали, что, присоединяя школы, закрывая, власть экономит на образовании, то в последнее время отношение к этой теме стало прямо противоположным. Думаю, потому, что люди увидели конкретные результаты. Вот вам пример. Я как-то был в селе Аллак Каменского района. Открывали там новую школу. Глава района рассказывает мне, что недавно был в той деревне, где с трудом несколько лет назад закрывали школу. Он, встречаясь с сельчанами, решил пошутить и сказал, что, посоветовавшись, решили все-таки восстановить старую школу и вернуть сюда детей из базовой школы. Так на него там люди просто набросились. Один авторитетный  в хорошем смысле фермер, правильный, работящий мужик, и говорит: «Да ты что, Григорьевич, подумай своими мозгами. Нашу малокомплектную школу мой ребенок никогда бы не окончил с медалью и не поступил бы в вуз, о котором с детства мечтал. Так что ничего восстанавливать не будем». Теперь люди считают, что в хорошей школе кроме прекрасных преподавателей русского и математики, истории и физики должны быть хорошие учителя иностранного языка, информатики, физкультуры. Они уже не делят предметы на первый и второй сорт, важные и не очень».


У каждого свой «Реквием»
Роберт Рождественский родился в селе Косиха. О себе он так писал: «Отец и мать ушли на фронт. Даже профессиональные военные были убеждены, что это скоро кончится. А что касается нас, мальчишек, так мы были просто в этом уверены. Во всяком случае, я написал тогда стихи, в которых последними словами ругал фашистов и давал самую торжественную клятву поскорее вырасти. Стихи были неожиданно напечатаны в областной газете. Свой первый гонорар я торжественно принес первого сентября в школу и отдал в фонд обороны. Клятву насчет вырасти было выполнить довольно сложно. Война затягивалась. Для нас, пацанов, она была в ежедневных сводках по радио, в ожидании писем с фронта, в лепешках из жмыха, в цветочных клумбах на площади, раскопанных под картошку. А потом - уже в конце - она была еще и в детских домах, где тысячи таких, как я, ждали возвращения родителей. Мои вернулись. ...Я писал стихи и поэмы. Одна из поэм - «Реквием» - особенно дорога мне. Дело в том, что на моем письменном столе давно уже лежит старая фотография. На ней изображены 6 очень молодых, красивых улыбающихся парней, братьев моей матери. С фронта вернулся один. Они успели только стать солдатами. И погибнуть. Примерно такое же положение в каждой советской семье. Нет таких весов, на которых можно было бы взвесить горе матерей. Я писал свой «Реквием», глядя на фотографию. Писал и чувствовал свой долг перед ними».
В Налобихинской школе есть музей «Солдат великой войны». Один из экспонатов - наградной лист сержанта Алексея Скурлатова от 8 февраля 1944 года. Вот что в нем написано: «Во время прорыва обороны противника тов. Скурлатов проявил образцы мужества и отваги. Двигаясь в боевых порядках пехоты и не обращая внимания на артобстрел, ни на минуту не прекращал наблюдения за действиями противника, своевременно обнаруживая его боевые точки. ...Им были обнаружены 1 артбатарея, 1 станковый и 1 ручной пулемет противника. Будучи раненным, отказался уйти с поля боя, а продолжал еще интенсивнее вести огонь по врагу». Это тот самый сержант, что стал легендарным Алешей, стоящим под горою на болгарской земле. Именно в Налобихинской школе накануне прошлого года губернатор края Александр Карлин вручил Алексею Ивановичу Скурлатову второй орден Красной Звезды. 3 ноября Алексея Ивановича не стало...
Налобихинские учителя участвуют во многих конкурсах. В районном конкурсе «Дебют года» победил Константин Владимирович Литвиненко. «Если есть желание - есть тысяча возможностей. Если нет желания - есть тысяча причин»  - его жизненное кредо. Свои уроки он превращает в красочное шоу. «Я преподаю немецкий язык. А его нужно преподавать эмоционально, рассказывать образно, с использованием театральных элементов, нужно так вести урок, чтобы было интересно и самому себе, и ученикам».  А еще он создал в школе видеостудию, издает вместе с ребятами журнал «ПЭШН» - «Порция эксклюзивных школьных новостей», руководит поисковой работой. А еще он построил дом и хочет вырастить поросенка. На селе особое отношение к учителям. Считается, что учительница не культурная, если у нее огород плохо ухожен. Когда молодая чета Литвиненко только переехала в Налобиху,  к ним пришли соседки и учили грядку делать, приговаривая: «Это вы в школе все знаете, чему и как учить детей, умные. Дети на вас будут смотреть и такими же захотят стать, образованными. Но раз вы на земле живете, то должны знать, какую грядку под что делать. Не набегаешься каждый раз в магазин за морковкой и луком».  Костя тогда пошутил: «А давайте я вас немецкому языку поучу за это».  Бабушки только посмеялись: «Ты уж лучше наших внуков хорошо учи! Это наш наказ тебе».
На конкурсе «Учитель года» в районе победа досталась биологу Андрею Викторовичу Бражникову. Есть живописное место в окрестностях Налобихи, где растет редкая для алтайских мест,  да и не только алтайских, орхидея - венерин башмачок. Давно занесена она в Красную книгу. И вдруг именно в этом месте начали вырубку леса. Что только не делал Бражников: писал в районный совет депутатов, бил тревогу через газету, обращался к краевым депутатам... Постоянно ездил в Барнаул и таки достучался: запретили там вырубку. А еще вместе с ребятами он очистил пруд рядом с деревней - теперь это любимое место отдыха. 
Победитель третьего конкурса  - «Самый классный классный» - тоже из этой же школы.  Оксана Геннадьевна Посохова. «Быть классным руководителем - это просто счастье». Ее слова, ее жизнь, ее ощущение своей миссии.
Из рассказа губернатора Алтайского края Александра Карлина:
«Есть такое выражение: на божничку складывать. Это такая полочка в сельской горнице. На ней в старые времена иконка стояла, а за ней были сложены самые ценные документы - свидетельство о рождении, о браке, облигации, паевая книжка. Так вот еще недавно было время, когда диплом на божничку клали. Он придавал владельцу авторитета, но никак не помогал в том, ради чего был получен, - в доступе к квалифицированному труду.  Я же уверен, что качественное образование сегодня уже обеспечивает доступ к высококвалифицированному и как следствие  высокооплачиваемому или по крайней мере достойно оплачиваемому труду. Я вижу, как в сельской местности растет потребность в специалистах с хорошим или очень хорошим образованием. Недавно я посетил молочный комплекс. Разговорился там с руководителем смены - молодым человеком лет тридцати. Оказалось, что он не только окончил аграрный университет, но и защитил кандидатскую диссертацию в области информационных технологий. Все в этом комплексе построено на информационных технологиях. Происходит резкая трансформация животноводческой отрасли. Уже никто не таскает по ферме пятнадцатилитровые бидоны с молоком... У нас работает самый большой тепличный комплекс на востоке страны - 9 гектаров. Мы кормим круглый год Алтайский край, Кемерово, Новосибирскую область. Здесь тоже трудятся специалисты с университетским образованием. Как и на самом крупном в этой части страны комбинате по производству растительного масла. 200000 тонн сырья в год это предприятие перерабатывает. Я считаю, что человек должен получить одно базовое добротное образование, а дальше всю жизнь учиться. Сейчас много говорят об эффективных и неэффективных вузах. Я бы никакие вузы не закрывал. Я бы каждому дал шанс исправить ситуацию, принять правильные управленческие решения. У нас есть в Барнауле Академия экономики и права. За 20 лет она стала вузом с традициями, отличным профессорско-преподавательским составом, научными школами, собственной материально-технической базой. Сейчас приступила к формированию собственных общежитий. Такому учреждению позавидует любой государственный вуз».


Прибавлять, выходя за пределы своей компетенции
В Барнаульском педагогическом лицее издают альманах СТИХиЯ - творческие работы учеников 10-11-х классов. В прошлогоднем семнадцатом номере три главы, первая - «Судьбы алтайских тружеников». Большинство героев этих очерков - ветераны труда, проживающие в Барнаульском доме-интернате. Школьники дружат с ними, вместе работают над социальным проектом «Жизнь». 
Николай Никифорович Шаравин начал работать в десять лет на прицепе. После войны был механиком, шофером, в сорок два года, в 1973 году, вместе со своим сыном получил аттестат  зрелости (сын учился на дневном, а Николай Никифорович на вечернем отделении школы): «Помню, аттестат получали вначале те, кто на дневном учился, а как очередь до меня дошла - исключение сделали. Говорят: сначала отцу вручим аттестат, а затем сыну, про это даже в газете печатали».
Вторая глава - «Экскурсия по родным селам». Это традиционная рубрика для альманаха. В лицее 85 процентов учащихся сельские ребята. «Я живу  в селе Черная Курья в Мамонтовском районе, - пишет Елена Писарева. - Село мое неброское, но история его богата. Основано оно в 1802 году. Первые жители села занимались тем, что производили древесный уголь (вокруг необозримые древесные массивы: ленточный бор, березовые и сосновые околки).  Уголь транспортировали на Колыванские заводы. Стволы деревьев особым образом сжигали, чтобы получить уголь. Над поселением постоянно стоял густой черный дым. В то время село огибала речка Курейка. Зола оседала на воду реки, и казалось, что она черная. Отсюда и название Черная Курья. А реки давно нет...»
Третья глава называется «Природа Алтайского края». Вот одно из сочинений. Автор - Сергей Распаев. «Вы спросите меня, куда бы я хотел вернуться? Чего я жду весь год? Я отвечу: сезона охоты в тайге, поездки в охотничьи угодья деда на Телецком озере. Раз в полгода мы с отцом уезжаем в живописное безлюдное место, в радиусе 50 километров там нет людей. Воздух настолько чист, что им не надышаться! Дедовы угодья расположены по хребту горы, вид с которой поистине великолепен: огромное озеро утопает в темно-зеленой тайге. В зимнюю ночь сидишь на лавочке, укутанный в несколько фуфаек, и смотришь на ночную тайгу, озаренную лунным светом. Несмотря на то что тайга густая, в ночи виден каждый куст. Могучие раскидистые кедры серебрятся и кажутся сказочными великанами. Вспоминаются легенды Алтая, в которых утверждается, что кедр - это и дом, и тепло очага, и еда. Безусловно, в такие ночи переоцениваешь, что на самом деле в жизни важно, а что суета сует».
Один из выпусков альманаха посвящен учителям.  И там опубликованы два блестящих интервью -  с учителем геометрии Татьяной Павловной Махаевой и учителем литературы Викторией Васильевной Дубровской. (Получив разрешение от издателей альманаха, мы их обязательно опубликуем на страницах «Учительской газеты» и, может быть, начнем рубрику «Ученик спрашивает учителя».)  В последнем интервью меня поразил ответ на вопрос: «У вас есть какие-то предпочтения в выборе литературы?» «Моя мама работала в библиотеке, поэтому я читала. Читала рано. Читала много. Сейчас же я читаю о том, что не имеет к моей профессии никакого отношения. Например, об инстинктах и нравах насекомых. Должна вам сказать, что это чрезвычайно интересно, потому что там все чересчур не по-человечески. Человек всегда прибавляет там, где он выходит за пределы своей компетенции».
Из рассказа губернатора Алтайского края Александра Карлина:
«В средневековой Европе католическая церковь часто устраивала дискуссии схоластов. Поила, кормила, кров предоставляла приглашенным так называемым ученым. Одна такая дискуссия затянулась аж на 15 лет. Обсуждали, сколько чертей уместится на кончике иголки. Ну мы не чертей считаем, но иногда разводим такие дискуссии по совершенно пустым вопросам, которые и яйца выеденного не стоят. Взять тему трудового воспитания. Появились эксперты, которые считают, что производственный труд не что иное, как жестокая эксплуатация детей. Мы так до абсурда можем дойти: например, осудить мать, которая приучает своего ребенка убирать со стола, мыть за собой посуду. Ведь среди вымытых ребенком чашек, ложек, плошек может оказаться и чашка дедушки или бабушки, а с точки зрения таких псевдорадетелей детских прав, это совершенно недопустимо. Я уверен, производственный труд прежде всего воспитывает, формирует характер. Поэтому мы никогда не разрушали школьные производственные бригады. Нам их не надо восстанавливать. Они у нас работают.
Знаете, несколько лет назад я зашел в одну школьную столовую и ужаснулся.  Погнутые алюминиевые ложки и вилки, граненые стаканы, облупленные столы. Хуже, чем в армии или колонии. Я подумал тогда: к чему мы приучаем подростка, наливая ему компот в граненый стакан? С тех пор наши столовые изменились до неузнаваемости. Мы оснастили их правильной посудой и столовыми приборами. На каждом столе вазочка с живыми цветами. Мы учим детей умению красиво сервировать стол, правильно вести себя за столом, хорошим манерам. Настоящее воспитание ненавязчиво. Ребенок не должен чувствовать, что его воспитывают».


Ожидание возвращения

Из письма в газету читательницы из Алтайского края Клавдии Павловны Дитятьевой: «Когда меня спрашивают, почему у меня нет свободного времени, я отвечаю, что у меня столько детей! Хотя, мне кажется, у учителя не может вообще быть свободного времени. Взрослая дочь, присутствуя при этом вопросе, твердо говорит: «У тебя их двое». «Да, - отвечаю я. - Своих двое, но еще 350 в школе плюс детская студия и студенты вуза. Это все мои дети, такие же родные, как и вы». Дочь обижается, но она ведь знает, что ее и ее сестру я люблю больше всего на свете».
Жаль, что газетная статья не позволяет мне рассказать обо всех людях, которых я встретил в той замечательной поездке и местах, где успел побывать. Но я всегда буду тепло вспоминать, надеясь, что судьба приведет меня еще не раз в Алтайский край, директора школы в Сростках Инну Михайловну Зяблову, только что вернувшуюся с очередного фестиваля, где выступал ее танцевальный ансамбль, с горящими от восторга глазами, рассказавшую мне, как сельский батюшка ненавязчиво помогает школе с воспитанием, бегущей под проливным дождем вместе со мной в Дом-музей Василия Шукшина. Я буду помнить Викторию Викторовну Буханову, директора Полковниковской средней школы имени Г.С.Титова, стоящей на пригорке и смотрящей на пруд, вычищенный, но пока сухой, школы, где каждый подоконник заставлен цветами, как в оранжерее. Школа в самом деле была похожа на пряничный сказочный домик, в котором царило вечное лето, а директор - на совсем не старую добрую волшебницу. Я никогда не забуду директора мемориального музея имени Германа Титова Галину Николаевну Парошину и ее рассказ про великого учителя - отца космонавта. Я буду вспоминать главу Алтайского района Виктора Павловича Коршунова, бывшего учителя физкультуры, создающего туристические зоны и верящего, что вскоре сюда будет прилетать гораздо больше людей, чем летает в Турцию...
На моей карте появилось еще одно место, куда мне постоянно хочется вернуться.